KZ

Шокирующие истории самых молодых мам Казахстана

По официальным данным в стране зарегистрированы более 2000 несовершеннолетних беременных девочек. Эксперты утверждают, что эта цифра может быть в разы больше.

Порою детское любопытство: какая же она, эта «тайна» - взрослая любовь, приводят к тому, что совсем еще юные девочки становятся мамами. И хорошо, если у них хватает ума и смелости не отказаться от новорожденного. Корреспонденты NUR.KZ пообщались с юными мамами нашей страны, которые поведали свои истории на условиях полной анонимности. Понятно, 15-16 летним девочкам нечем гордиться.

Как выяснилось, почти каждая вторая юная мама сталкивается с отторжением и гонениями со стороны семьи. Их грустные истории – повод задуматься, в таком ли уж современном и информированном обществе мы живем.

По неофициальным данным, почти 50% среди мам-отказников в Западно-Казахстанской области составляют юные студентки училищ и колледжей. Примерно такая же ситуация и в других регионах.

«После 9 класса я поступила в один из колледжей Кокшетау на учителя начальных классов, – рассказывает 15-летняя Лена из Кокшетау. – В городе часто собирались ребята из соседних поселков. Там был и Ахат. Мы начали встречаться, несмотря на то, что он старше меня на 8 лет. Его родители были не против, они не смотрели на возраст. А вот мои намекали, что можно найти парня и получше. Но я влюбилась так отчаянно, что нарушала все запреты, врала друзьям и родственникам, чтобы провести с любимым выходные и праздники. Друзьям говорила, что уехала домой, а родителям – что проведу время с друзьями. В колледже много раз отпрашивалась то на несуществующие свадьбы, то семейные юбилеи.

Когда мама узнала о беременности, она пришла в неистовство, отобрала документы, в буквальном смысле посадила под замок. Ахат, к счастью, от еще не рожденной дочери не отказывался, собрал сватов, но мама даже не пустила гостей, угрожала подать заявлением в полицию, я же несовершеннолетняя. Ахат много раз приезжал, пытался уговорить маму отпустить меня.

В итоге я просто сбежала с дочерью, через друзей связавшись с Ахатом. Потом мы поженились.

Только недавно мама нашла меня, мы серьезно поговорили и помирились».

Айгерим выросла в ауле. О том, что такое любовь и настоящая семья знала немногое, в школе не рассказывали, а дома считали запретной темой.

«Приехав в Уральск, я познакомилась с парнем. Когда он грубо лапал меня своими руками, мне казалось, что именно это и является ухаживанием».

А когда парень стал настаивать на половой близости, Айгерим уступила.

«Я думала, если он так себя ведет, значит, любит меня и обязательно женится, мне остается только довериться ему, - смущается девочка. – Когда стало тошнить, я надеялась, что пройдет, потом поняла, что беременная…. Если бы узнали родители, они бы не пережили такого позора. У нас в семье пять дочерей, и никто не принес в подоле…»

Решение не заставило себя долго ждать – Айгерим заняла денег на аборт и избавилась от ребенка.

Когда отец 17-летней Сауле узнал от соседей, что дочь, уехавшая учиться в город, родила ребенка, дома разгорелся невероятный скандал. «Чтобы ноги ее не было на пороге, какой стыд, как мы будем людям в поселке в глаза смотреть?» - кричал отец. Мать потихоньку плакала, не смея возразить деспотичному супругу.

Да и как тут возразишь, когда за калиткой собралась толпа зрителей - вездесущих сельчан. Лучше от дочери отказаться, чем прослыть главой непорядочного семейства.

Отец вынес все вещи Сауле за порог, сверху бросил свидетельство о ее рождении, облил соляркой и поджег. Мол, вот какой он домострой блюдет, вычеркнув родную дочь, а заодно внучку из своей жизни. Соседи, наблюдали за происходящим с одобрением и с удовлетворением разошлись, когда, от груды вещей остался только пепел…

«Я стала мамой весной 2015 года, в апреле родила замечательного мальчика, – рассказывает 15-летняя Алина В. из Тайыншинского района Северо-Казахстанской области. – С Олегом мы встречались около полугода, он мой односельчанин. Когда я забеременела, была рада, хоть и знала о последствиях. К сожалению, две заветные полоски бурной радости у моего парня не вызвали. Хорошо, что родители меня поддержали – все-таки единственная дочь в семье. Но проблема была в Олеге. Он попытался «слиться» – избегал встреч, а потом и вовсе заявил, что ему рано брать на себя такую ответственность.

В школе конечно были в шоке от моей беременности. Я сменила учебное заведение и время обучения – перешла на вечернее отделение. Сейчас живу с родителями, подтягиваю «хвосты», через год будет выпускной.

Общение с Олегом полностью прекращено. Ни он, ни его родители никаких шагов навстречу не предпринимают».

Наталья полгода встречалась с парнем. Она была довольно дерзкая девочка. Считала, что именно такой и должна быть современная молодежь. Первый сексуальный опыт случился в 15 лет. Когда заканчивала девятый класс, была на четвертом месяце беременности. На занятия, чтобы скрыть живот, ходила в широких юбках.

Когда родители девочки узнали о ее положении, к ответу призвали отца и мать уже совершеннолетнего парня, и все вместе заставили его жениться. Чтобы сыграть свадьбу, брату жениха пришлось продать половину бизнеса. Зато свадьба получилась с размахом. Дорогое платье, куча гостей, полные еды столы.

От свадебного веселья в молодой семье сейчас не осталось и следа. Живут в маленькой «двушке» с ее бабушкой, муж кинулся во все тяжкие в отместку, что его насильно женили, а молодая мама сидит дома с ребеночком на руках. Образование девочка не получила, а теперь еще и терпит постоянные измены мужа.

Забеременев, Галия несколько месяцев жила в лесу.

«Так вышло, - рассказывает она, уже не плача. – Я думала, что меня удочерили в детдоме, оказалось, взяли только на патронат, чтобы деньги получать. Восемнадцать исполнилось, тут же выгнали. К себе жить позвал одноклассник, с которым в детдоме воспитывались вместе, а он оказывается уже женатый… О своей беременности узнала раньше, чем о его жене… Я жила сначала в лесу в шалаше, жарила себе грибы. Потом стало холодно, я пошла в сторону высотных домов и забилась в подвал одного из них. На первом этаже жила супружеская пара. Как-то они заметили меня, посочувствовали и приютили. Спасибо им большое! Накормили, про «Дом Мамы» сказали, только поэтому я и не пропала…»

Именно в «Домах Мамы» по всему Казахстану не понаслышке знают, с чем приходится сталкиваться юным мамочкам.

«К нам в «Дом мамы», тоже попадают такие юные девушки, и лучше, если мы узнаем об этом, когда они еще не родили, чтобы вовремя успеть поговорить и убедить не отказываться от ребенка, - говорит координатор Уральского приюта для молодых мам, оказавшихся в кризисной ситуации, Надия Лисицына. – Как правило, девочки соглашаются на половую близость, наивно полагая, что мужская страсть, это и есть настоящая любовь. В семьях, где тема разговоров про отношения закрыта, девчонки всегда творят много глупостей, потому что учили любви не родители на своем примере взаимоотношений, а похотливый проходимец. Результат - нежеланная беременность, разрыв отношений с парнем и постоянные скандалы дома. И вот тут юным дамам и приходится решать далеко не детские проблемы».

Игра в дочки-матери у них затянулась: только вместо кукол — настоящие дети. Их нужно кормить, растить, содержать — а не на что. Забеременев случайно, а после став матерями, эти девочки лишились детства, а вот жить по-взрослому пока не научились. Некоторым из них повезло. И сегодня эту науку они постигают в «Доме Мамы» - единственном на сегодня приюте для таких потерянных в жизни мадонн с младенцами на руках.

В сентябре в Шымкенте откроется уже третий «Дом Мамы» — настолько востребованным стал этот проект здесь. О несовершеннолетних мамах здесь по-особому заботится не только персонал, но и мамы постарше. Обучают уходу за ребенком, помогают во всем.

Умиде (имя изменено — прим. ред.) 15 лет. Со своим шестимесячным сынишкой она практически не расстается: по ночам его кроватка пустует, а малыш посапывает рядом с мамой.

Она училась в восьмом классе, когда познакомилась с отцом своего будущего ребенка. Парень был старше ее на 10 лет. Каким образом произошла между ними близость, она и сама не понимает: в тот момент до нее так и не дошло, что происходит. В строгой узбекской семье о половых отношениях с ней разговоров не вели. Впрочем, как и о любви, рождение которой должно предшествовать интимной близости.

Когда мама Умиды увидели растущий живот у дочери, пошла с серьезным разговором в семью растлителя. Его родня, желая замять конфуз, взяли Умиду замуж. Обряда в мечети показалось им достаточно. Забрали в село Турбат Казыгуртского района ЮКО. Но в местной школе отказались брать на учебу беременную восьмиклассницу. Пришлось возвращаться в город.

Здесь Умида не была нужна и родной школе, где училась раньше. Молодой муж быстренько смылся, оставив ее под предлогом поездки к родителям. Сына он не видел. Да и Умида его не ждет, она официально — мать-одиночка.

В «Доме Мамы» ее навещает родная мама, которой не на что содержать дочку с малолетним внуком, у нее самой подрастает десятимесячный сын. Все заботы о девочке и ее сынишке легли на плечи координатора «Дома Мамы» в Шымкенте Оксаны Братковой. Оформила с Умидой паспорт, вынудила чиновников от образования все же зачислить ее в школу, переведя на домашнее обучение, чтобы девочка могла получить аттестат о неполном среднем образовании.

Замира (имя изменено — прим. ред.) - ровесница Умиды. Только у нее уже двое детей. Первого сына она родила в 13 лет, второго — в 14. Матерью она стала раньше, чем научилась читать и писать. Грамоте ее стали обучать в «Доме Мамы».

Родилась Замира в Узбекистане. Спасаясь от нищеты, семья в 2007 году переехала в Шымкент. Конечно, никто и не заботился о том, что отдать детей в школу. В 13 лет Замира, худая от вечного недоедания, работала посудомойщицей в кафе на шымкентском базаре «Алаш». Там ее и изнасиловал тот, кого она даже в лицо не узнает.

«Помню, этот мужчина приходил в кафе самсу кушать», - напрягает память Замира. А потом замирает, глядя в одну точку. Воспоминания даются ей с трудом.

Мать в полицию не пошла: лишний раз с законом связываться не хотела.

Глядя на Замиру, не верится: как такой худосочной девочке удалось выносить и родить здорового малыша. А через год забеременеть вновь. От такого же несовершеннолетнего сына сожителя мамы. Никто им не удосужился объяснить, отчего рождаются дети.

В «Дом Мамы» Замиру отправила врач-педиатр детской поликлиники, видимо, поняв, что жизнь ребенка в таких условиях под угрозой. Скоро младшенькому исполнится год. Малыш сопит в кроватке, а рядом на подушке — обрывок фото его старшего брата.

Случай с Замирой — один из самых сложных, признается Оксана Браткова. Девочка практически не училась в школе, уровень ее образования — 1 класс. Выход один — обучение на дому, ведь за парту ее не посадишь! А чиновники в городском отделе образования упорно не хотят замечать эту проблему: зачем портить статистику такими ученицами?! Документов ни у Замиры, ни у ее детей не было.

«Еще одна проблема — начисление девочкам пособий по родам и ежемесячных детских до года, - поясняет Оксана Браткова. - Удостоверений нет — стали матерями до того, как им исполнилось 16 лет. Оформили им национальные паспорта — В ЦОНе уверили, что по ним тоже можно получать пособия. Оказалось, нет. Выплаты прекратили на основании того, что девочки, хоть и записаны матерями, но несовершеннолетние. Значит, их матери должны оформить опекунство над внуками и уже на себя оформлять пособие. Но с нашими девочками мамы не живут, и пособие, положенное государством на ребенка, не будет потрачено на его нужды!»

Сабина стала мамой в 17 лет. С трехмесячным сыном появилась в «Доме Мамы» в марте. Мама и отчим, отсидевший в тюрьме, любители выпить. Сабина, старшая в семье, с юных лет заботилась о трех сестренках. Подрабатывала уборкой в домах богатых соседей. Оплату за труд предпочитала брать продуктами, если давали деньги, то сразу шла в магазин. Иначе деньги отберет отчим.

Школу она оставила после 8-го класса: учиться было некогда, да и постоянные насмешки одноклассников отбивали охоту переступать порог класса.

В 16 лет девочка влюбилась. Да так, что потеряла голову. Беременной она оказалась не нужна ни парню, ни его родителям. Она ж ни минуту не сомневалась: ей нужен малыш, который уже начинает шевелиться в ней. Мать узнала о беременности случайно, уже на 8-ом месяце. Обрадовалась, что станет бабушкой, даже фруктами стала баловать дочку.

«Я поначалу была счастлива: за этот месяц до родов обо мне так заботились, как никогда в жизни. - утирает слезы Сабина. - А им на самом деле не ребенок мой был нужен, а пособия. Сразу после родов стали требовать, чтобы шла и оформляла».

Воды отошли прямо на работе в одном из шымкентских кафе, где она мыла посуду. О том, что подошел срок рожать, она не знала: у врача не была ни разу.

Дома плачущий малыш вызывал раздражение у матери с отчимом. Сабина смогла выдержать лишь неделю, а затем вся в слезах позвонила врачу роддома. Она и подсказала несчастной девочке единственно возможный выход из этой ситуации: «Дом мамы».

«Здесь меня приняли как родную. Так хорошо и спокойно давно себя не чувствовала, даже сынок стал меньше плакать!» - говорит она.

Сегодня молодая мамочка уже строит планы на будущее: окончить экстерном 9-ый класс, чтобы получить аттестат о неполном среднем образовании, затем поступить в колледж на повара - готовить она любила всегда. Через месяц получит сертификат об окончании курсов кондитеров — занятия проводят прямо в «Доме мамы». Лекции девочки пишут, держа одной рукой малышей. Понимают — учеба нужна для будущего.

А к матери, и в этом Сабина уверена твердо, она больше не вернется. Говорит, сыну нужна здоровая атмосфера.

На вопросы относительно причин и последствий ранней беременности порталу NUR.KZ ответила психолог Светлана Рыбалкина.

«Отчасти действительно много тревожащих тенденций в нашем обществе. Причем тревожит меня и как маму, и как психолога, работающего с проблемами женщин. Не буду описывать советские установки по отношению к сексу и сексуальной жизни. Уже навязшая в зубах фраза «секса у нас нет». Точнее он был, но были закрытые глаза на темы и вопросы секса (и в этих условиях были беременности у юных, просто их было в разы меньше). Потом глаза открыли, секс оказывается есть! Секс разный! Мы много не знаем! И это вполне закономерно, что людям захотелось узнать больше. Откликнулись на такой общественный запрос, как профессионалы-сексологи, так и недобросовестные дельцы. Масса информации о сексуальной жизни, и в этой массе было как ценное, так и куча «шелухи». Вспомните, как взрослые люди с трудом выбирали из этого потока действительно ценные знания для себя и для своей жизни. А каково юному человеку, у которого еще системы ценностей нет своей? Он берет всё без разбора и применяет в своей жизни. Плюс еще наша реклама, которая уж точно не подвергается никакой цензуре, где создается ассоциативный ряд – секс+успех+все блага жизни. Пример: реклама с изображением женской груди в декольте и надпись: «Здорово, что их две» (оказывается реклама телефона с двумя сим-картами).

Упоминая о цензуре, я имею в виду, что информация о сексе и удовольствиях с ним связанных необходима, но по мере готовности человека такую информацию воспринимать. И тут важна работа как государства в урегулировании таких потоков информации, школы, где важно учитывать особенности подросткового периода и различий между девочками и мальчиками. Ну и конечно, семьи. К сожалению, родители тоже не подготовлены, не знают, как разговаривать о сексуальном развитии с подростками.

Хочется добавить, что сексуальное воспитание – это не обучение техникам и приемам секса. А это больше про отношения мужчины и женщины. Про умение отличать зрелую, взрослую сексуальность. Про то, что мужчина ждет от женщины и от близости с ней. О том, как быть женщиной, как уважать свою женскую природу, что нормально для женщины, для девушки. Что в результате близости создается. Не «пугалками» в виде: «Принесешь в подоле» - надо кормить наших детей, а рассказывать, как любить и уважать свою женскую (мужскую) сущность необходимо».

«Что делать молодой будущей маме в кризисной ситуации, когда уже пути назад нет, и ребенка нужно оставлять (аборт уже делать поздно)?»

«По своей сути любая беременность – это кризисная ситуация. И когда мы в кризисе, то ищем опоры. Хорошо, когда такая опора есть со стороны семьи, мужчины-отца ребенка, друзей. Если же такой опоры нет, то обращайтесь к службам помощи. В Усть-Каменогорске, например, существует кризисный центр, где вам могут оказать психологическую, социальную поддержку. (прим. ред. - речь идет о «Доме Мамы»). Есть они и в других городах.

Когда случается ранняя беременность, то как сама девушка, так и семья испытает огромное чувство стыда. А стыд – очень тяжелое чувство. Есть даже выражение – провалиться сквозь землю от стыда. Да и как не стыдиться, если в нашем социуме вместо помощи и поддержки предпочитают осудить и застыдить. Так ведь проще – отвернуться от человека в трудной ситуации.

Ранняя беременность – это, конечно, не самый лучший вариант, однако и не повод делать изгоем девушку и семью.

Если в вашей семье случилась такая ситуация – то вспомните, что ваша дочь остается вашей дочерью. Найдите в себе силы поддержать ее. Ну и конечно тут важен разговор. Что теперь девушка становится будущей мамой, а значит и на нее ложится ответственность за этого ребенка. Расскажите ей, в чем вы готовы ей помогать, а что ей нужно делать самой по отношению к ребенку».

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/society/842052-shokiruyushchie-istorii-samykh-molodykh-mam/