KZ

Как из детей вырастают жертвы и агрессоры

Зарина Штеер
Фото: из личного архива Зарины Штеер

Свыше 25 тысяч семейных дебоширов привлекли к административной ответственности за бытовые правонарушения в 2020 году. С начала этого года тема семейно-бытового насилия стала предметом острых обсуждений в казахстанском обществе. Почему агрессия в семье стала таким частым явлением, и какие главные последствия этого, рассказала психолог Зарина Штеер.

Два года назад Глава государства Касым-Жомарт Токаев поручил Правительству ужесточить наказание за любые формы проявления насилия, в том числе и бытовое. Законотворцы приступили к разработке законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия», над которым депутаты работают до сих пор. По мнению психолога Зарины Штеер, вопрос продолжает оставаться актуальным, потому что до сих пор не решен в правовом поле.

«В первую очередь, если мы говорим о законе, ужесточении наказания в отношении агрессоров, действительно может оказать положительный эффект и статистика пойдет на спад. Именно под страхом понести наказание, возможно они будут задумываться над последствиями. Здесь, как говорится, клин клином вышибает», — уверена Зарина Штеер.

Однако здесь необходимо учитывать, что есть ряд и других факторов, от которых зависит, проявит ли один из партнеров агрессию в отношении другого.

«Человек сам по себе достаточно агрессивное существо, и агрессия у нас на подкорке. То есть, кора в процессе эволюции развита была не так давно. Здесь не психология, а больше нейробиология. У человека есть подкорка и кора. Все социальные установки, нормы и правила поведения нашего воспитания находятся в коре. А эмоции такие, как агрессия и страх находятся в подкорке и этими эмоциями достаточно трудно управлять. Агрессия, так или иначе, присуствует всегда», — отметила психолог.

Во многом все зависит и от воспитания в семье, уровня интеллектуального, культурного развития, а также психоэмоционального состояния человека.

«Именно в детстве закладывают такие черты, как уважать права других людей, уважать личные границы, относиться с почтением и уважением. В тех семьях, где нет нарушения личных границ с детства, либо же оно условно допустимое, там проявления агрессии будет меньше. Агрессия появляется в тот момент, когда человек перестает бояться ее проявлять. И вовсю начинает демонстрировать перед тем, кто слабее», — говорит спикер.
Зарина Штеер
Фото: из личного архива Зарины Штеер

Психолог добавила, что нельзя допускать в отношении женщин и мужчин двойных стандартов. А наказание за проявление агрессии должно быть объективным.

«У фонда «Не молчи» увидела, как женщина, обороняясь нанесла мужу телесное повреждение. Сама при этом вызвала скорую, полицию. Напомню, это была самооборона, ее сразу задержали и поместили в изолятор. В тоже время, мужчина может избить женщину до полусмерти и отделаться обычным предписанием. Это что за двойные стандарты? Почему так происходит, почему жертва в своей позиции так уязвима и некому ее защитить. Конечно, присутствует и такой стереотип у полиции: «есть ли смысл принимать заявление, если женщина позже его заберет». Должна проводиться колоссальная работа с женщинами-жертвами, должна выявляться вовремя и проводиться диагностика для профилактики вот этого поведения жертв», — поделилась она.

Не новость, что все конфликты напрямую отражаются и на детях. Поскольку дети воспитываются на примере этой модели поведения и взаимодействия между родителями. То есть, это своего рода институт поведения и выработки навыков в обществе.

«Если дети наблюдают агрессию, в зависимости от психоорганизации кто-то вырастит будущим агрессором, а кто-то бесприкословной жертвой. И чаще всего дети, которые выросли в атмосфере такого, системно проявляющегося насилия затем несут в свои семьи этот сценарий. Чаще всего на проработку к психологам приходят девочки. Их такой сценарий не устраивает. Девочки не хотят повторять судьбу матери, и часто несознательно дают себе установку вообще не заводить отношения. У них проблемы выстраивания здоровых взаимоотношений с противоположным полом. Мальчики чуть реже, обращаются. Потому что они дают себе слово, что так делать не будут, но в тоже время эту модель поведения за собой несут. И если создать «удобные условия» он, вероятнее всего, поведет себя также, как вел себя его отец», — отметила Зарина Штеер.

Есть и другие последствия подобной атмосферы в семье: посттравматические стрессовые расстройства, тревожность, депрессии. Зачастую такие дети нуждаются в психокоррекционных занятиях. Но можно ли остановить насилие в семье?

«Все зависит от реакции самой жертвы на произошедшее. У агрессора рано или поздно просыпается чувство вины или страх потерять, он начинает извиняться. Здесь уже, если жертва простила и никаких последствий не произошло в первый раз то, скорее всего, руку он будет продолжать поднимать. Куда эффективнее, если жертва встала в очень категоричную позицию, поставила жесткие условия, либо уходит сразу без предупреждения. Точку ставят только так. И только если мужчина приложит колоссальные усилия для того, чтобы снова завоевать доверие женщины, впредь несколько раз подумает прежде, чем в порыве злости позволить проявиться этой агрессии», — обратила внимание психолог.

В большинстве случаев, верным решением избежать подобных ситуация в семье является выстраивание диалога. Зарина Штеер считает, что нужно всегда проговаривать проблемные моменты и помнить, что каждое действие впоследствии оставляет большой отпечаток в первую очередь на ребенке.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/society/1905500-kak-iz-detey-vyrastayut-zhertvy-i-agressory/