KZ

О спецоперации против иранской разведки рассказали в КНБ Казахстана

КНБ
Фото: КНБ РК

Комитет национальной безопасности Казахстана опубликовал воспоминания оперативного работника об операции, которая проводилась против иранской разведки. Спецслужбы Ирана пытались внедрить разведчика на территорию Казахстана. Об этом сообщается на официальном сайте КНБ РК.

Как вспоминает оперативник, после обретения Казахстаном независимости многие соотечественники стали возвращаться из-за границы, поэтому контрразведке приходилось проводить колоссальную фильтрационную работу, чтобы не допустить проникновения в страну не только террористов и представителей криминала, но и иностранных шпионов. С претендентами на получение гражданства оперативники работали индивидуально.

"Все началось в январе 1997 года, когда ДКНБ по Мангистауской области в Центр была направлена шифровка: в ходе фильтрации были вскрыты признаки причастности двух опрошенных к агентуре иранской разведки", - рассказывает оперработник.

По его словам, в шифротелеграмме указывалось, что в ходе опроса двух незнакомых друг с другом репатриантов выяснилось, что несколько их ответов походили на заготовленные шаблоны.

Несмотря на некоторую нервозность в их поведении, создавалось впечатление, что опрашиваемые проходили подготовку перед опросом и явно что-то скрывали.

"Оба прибыли в нашу страну с интервалом в несколько месяцев, но из разных регионов Ирана: «Нурлан» – средних лет седоватый мужчина с хорошим образованием, эрудицией и свободным владением несколькими языками, и «Азат», его полная противоположность, – молодой, энергичный спортивный парень, недавно женившийся на этнической иранке", - рассказал сотрудник спецслужбы.

Нужно было провести тщательную проверку обоих мужчин - велось наружное наблюдение за ними, а в их окружение удалось ввести надежную агентуру. Их телефоны и квартиры поставили на контроль.

КНБ
Фото: КНБ РК

"Спустя некоторое время мы перехватили любопытный разговор «Нурлана» с супругой. Перед сном, шепотом, она поинтересовалась, вышли ли на него «иранские друзья». Резко оборвав жену, он велел немедленно ложиться спать. При этом длительная слежка за «Нурланом» подозрительных моментов в его поведении не показала", - говорит оперативник.

С "Нурланом" решено было провести беседу, во время которой он признался, что за несколько лет до прибытия в Казахстан был завербован МИБ Ирана и выполнял щекотливые задания в интересах разведки.

В Актау он должен был получить письмо, в котором тайнописью будут указаны место и время явки. Требовалось прийти без опозданий, с условным сигналом в руке - продуктовым пакетом красного цвета. Мужчина убеждал контрразведчиков в преданности Казахстану и говорил о том, что не хочет работать на спецслужбы Ирана, а все это время он жил в страхе и хотел признаться.

Выяснилось, что его завербовали под давлением. Несколько недель после этого "Нурлан" готовился к контакту с иранскими разведчиками, но уже под контролем казахстанских спецслужб. Они пытались понять, какую работу проводит иранская разведка.

Одновременно таким же образом разоблачили и "Азата", который тут же перешел на сторону Комитета. Он тоже ждал условный сигнал от иранской разведки, был готов к участию в операции. Ему казахстанские оперативники не доверяли, а потому контроль вели за "Азатом" каждую минуту.

Весной 1997 года пришла шифровка из ДКНБ по Мангистауской области с пометкой «Весьма срочно!». Накануне «Нурлан» получил посылку от иранских родственников, в которой тайнописью была отмечена дата, время и место скорой явки с представителем разведки: 12 марта, 19:00, вход на рынок «Шапагат».

КНБ
Фото: КНБ РК

Началась операция "Виктория"; контакт «Нурлана» с иностранным разведчиком был негласно записан контрразведкой. Был проделан огромный пласт сложной и кропотливой работы, потребовавшей неимоверных интеллектуальных и физических усилий. Сотрудники работали без отдыха.

"Место предстоящей встречи было взято под полный контроль, а все пути в город негласно перекрыты. Прибывшим на явку разведчиком оказался немолодой уже полковник МИБ «Абур», приехавший в Актау транзитом через Туркменистан под видом бизнесмена.

До этого момента он был нам известен, но как предприниматель, поскольку ранее несколько раз посещал страну и налаживал здесь деловые связи. На всякий случай его контакты тщательно отрабатывались городской контрразведкой, но тогда мы и не подозревали, что это иранский разведчик", - говорит оперативник.

Действуя профессионально, под прикрытием двух своих коллег, заехавших в Актау разными способами, «Абур» снабдил агента деньгами, отработал секретные способы связи, оперативные задания и линию поведения. «Нурлан» должен был расширить круг своих знакомств и собрать сведения о западных бизнесменах, а также информацию о ситуации в Казахстане.

Операция перешла в активную фазу. В качестве второго ее исполнителя спустя месяц был подключен и «Азат», на которого иранцы на тот момент вышли уже немного иным способом. Он периодически контактировал с приезжавшими в Актау иранцами-«бизнесменами» и выполнял их поручения.

"С помощью «Нурлана» и «Азата» нам удалось не только обнаружить и обезвредить еще с десяток иранских агентов, прошедших подготовку в разведцентрах, но и полностью понять скрытые цели иностранной спецслужбы. Отныне ее деятельность была взята нами под полный контроль.

Основной задачей расставленной Ираном агентурной сети являлась пропаганда идей исламского фундаментализма и вербовка новых последователей среди наших граждан. Однако тайная работа «Абура» с «Нурланом» вызывала у нас серьезную обеспокоенность. Ему платили огромные по тем временам деньги и не скупились на подарки и другие знаки внимания", - делится оперработник.

КНБ
Фото: КНБ РК

К середине 1997 года, понимая, что очередные визиты в Актау «Абура» могут вызвать интерес у контрразведки, МИБ приняло решение продолжить работу с «Нурланом» уже в столице – на тот момент Алма-Ате. "Нурлану", между тем, наши спецслужбы доверяли полностью, так как он был проверен многократно и связывал будущее своих детей с Казахстаном.

Однажды «Абур» прилетел в столицу, заселился в съемное жилье и вышел на улицу, чтобы убедиться в отсутствии слежки. В это время сотрудники казахстанской спецслужбы провели обыск его вещей в квартире, не обнаружив ничего подозрительного и собирались уходить, когда нашли небольшой листок, спрятанный в колпачке шариковой ручки: очередное поручение для агента.

"Худшие опасения подтвердились. На следующей явке «Абур» дал крайне щекотливое и опасное задание. Оно грозило не только нанесением реального ущерба нашей стране, но и крайне негативными международными последствиями в случае его успешного выполнения.

После доклада главе государства сути задания было принято решение немедленно пресечь преступную деятельность иранских разведчиков. Сделать это можно было лишь путем их задержания с поличным в ближайшее время", - вспоминает сотрудник.

24 февраля «Абур» вышел из дома и, пройдя двухчасовой проверочный маршрут, зашел на территорию Никольского рынка. Там его уже ожидали двое напарников, которые должны были "прикрыть" своего начальника. Установив с «Нурланом» визуальный контакт, разведчик повел его к выходу с базара в сторону иранской дипмиссии.

"Вход «Нурлана» в здание был недопустим не только с точки зрения невозможности проведения операции по задержанию, но и грозил полной расшифровкой самого источника. Прослушивающие устройства были бы, несомненно, найдены при его осмотре.

С другой стороны, мы не могли задержать разведчика по пути следования, поскольку самой передачи документов – основных вещественных доказательств – пока не произошло.

Но судьба нам благоволила. Обойдя вместе с агентом рынок, с другой стороны, «Абур» вновь завел его в укромное место и продолжил беседу подальше от посторонних глаз. Через несколько минут он уже держал документы агента в руках. Команда на задержание была отдана немедленно", - рассказывает оперативный работник.

Группа захвата задержала "Абура" и его подельников, их доставили в следственный изолятор КНБ, где они давали показания, стараясь запутать следствие. Следственный департамент КНБ возбудил уголовное дело по статье «Шпионаж». Обвиняемым грозили длительные сроки заключения в казахстанской тюрьме.

Однако, принимая во внимание, что операция уже позволила полностью сковать работу иранской разведки, на основании акта доброй воли главы государства, фигуранты дела были помилованы и выдворены из республики. Самих разработчиков спецоперации Нурсултан Назарбаев поблагодарил и наградил орденами, двое сотрудников получили звание генералов.

"Молодая, казалось, неопытная казахстанская контрразведка доказала всему миру, что способна дать отпор любому враждебному действию, откуда бы оно ни исходило.

Для меня лично результат этой операции – не только орден и чувство гордости для всей моей семьи, но и вдохновение на дальнейшие победы в оперативной и повседневной жизни", - заключил сотрудник.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/politics/universe/1940358-o-spetsoperatsii-protiv-iranskoy-razvedki-rasskazali-v-knb-kazahstana/