KZ

Новую политику Нацбанка назвали "нелогичной и эмоциональной"

Прошедшая неделя запомнилась казахстанцам очередными волнениями на валютном и финансовом рынках. В центре внимания, как, в прочем, и последние два года - Национальный банк.

В прошлый понедельник Нурсултан Назарбаев отправил в отставку главу Нацбанка Кайрата Келимбетова, известного проведением двух девальваций национальной валюты за два года и началом перехода к режиму инфляционного таргетирования.

«Сейчас снижено доверие к банку и национальной валюте – тенге, этого допустить нельзя. В стране ощущается дефицит тенговой ликвидности, снижается объем кредитования экономики. Это плохие показатели, над их исправлением необходимо работать» - отметил Президент Назарбаев. Работать над этим он поручил уже новому председателю главного банка страны Данияру Акишеву.

Курс на снижение

Рынок, однако, встретил новое назначение с еще большим недоверием: уже к среде курс тенге снизился практически до 300 тенге за 1$. В большей степени это было связано с неопределенностью касательно дальнейшей политики Национального банка.

Впрочем, уже к четвергу ситуация прояснилась, но не добавила оптимизма. Пятого ноября регулятор опубликовал пресс-релиз о том, что в целях сохранения золотовалютных активов принято решение о минимизации участия Национального Банка на валютном рынке.

Казалось бы, данное сообщение регулятора не противоречит избранной ранее политике. Нацбанк и до этого заявлял о переходе на свободно плавающий курс тенге и оставлял за собой право на интервенции. Однако данное сообщение, фактически стало сигналом для участников рынка о том, что центральный банк не намерен выходить на валютный рынок и готов к дальнейшему обесцениванию тенге. Рынок отреагировал незамедлительно — за два дня курс снизился с 285 тенге за доллар США до 307 тенге за доллар США (всего с начала недели на 27 тенге).

Согласно пресс-релизу, это соответствует ранее объявленной политике Национального Банка по свободному курсообразованию и началу перехода на инфляционное таргетирование. «Данное изменение не несет угроз для финансовой стабильности и не противоречит цели Национального банка по достижению стабильности цен», — подчеркивается в сообщении регулятора. Однако, так ли это на самом деле?

Инфляционное таргетирование отменяется?

Резкое ослабление тенге в результате невмешательства финансового регулятора соответствует политике свободного курсообразования, однако негативно сказывается на финансовой и ценовой стабильности.

Политика полной свободы курсообразования в реалиях казахстанской экономики, учитывая высокую долю импорта в потребительской корзине, на деле противоречит начатой политике инфляционного таргетирования, так как стабилизация валютного курса является одним из ее инструментов. Следует ожидать, что при таких темпах девальвации тенге, инфляция может достигнуть двузначного уровня уже к концу текущего года, и говорить о ее таргетировании уже не приходится.

Олжас Худайбергенов на своей странице в Facebook комментирует «Новое руководство Нацбанка, фактически пожурив прежнее за участие на валютном рынке при резких колебаниях, для себя "сохраняет право на сглаживание больших колебаний курса, не отражающих соотношение спроса и предложения и действия фундаментальных факторов". Это не только нелогично, но и в целом еще раз заставляет думать о том, что новое руководство достаточно эмоционально и необъективно подходит при формировании позиции по вопросам, связывающих два периода руководства. В целом необходимо исключать подобное, так как это создает прецедент, когда каждый следующий руководитель будет отыгрываться на предшественнике, способствуя снижению качества управления»

Кроме того, переход к политике инфляционного таргетирования подразумевает прозрачность и предсказуемость принимаемых регулятором решений. В начале сентября, когда курс национальной валюты ежедневно менялся, Национальный банк проявил небывалую степень открытости, информируя общественность о проведенных интервенциях. Максимальную транспарентность финансовый регулятор продемонстрировал, когда опубликовал список банков, причастных к спекулятивным атакам на тенге.

Сейчас мы можем наблюдать откат назад от сентябрьской политики гласности и закручивание гаек. Это подтверждается тем, что Нацбанк отменил ранее запланированное на шестое ноября заседание по денежно-кредитной политике. Своими действиями финрегулятор фактически опроверг опубликованное ранее решение о базовой ставке, и, не предупредив об этом рынок, перестал предоставлять ликвидность. Банки, рассчитывающие получить тенге от Национального банка, остались без постоянного доступа. Дефицит тенговой ликвидности, упомянутый Главой государства, теперь виден налицо — ставки на межбанковском рынке достигли 100%, вместо таргетируемых ранее 16%.

Непоследовательные действия регулятора повышают риск того, что высокие ставки на межбанковском рынке заставят игроков еще больше «отыгрываться» на валютном рынке. Вполне возможно, что рынок свалится в девальвационную спираль, когда на межбанковском рынке будут повышаться ставки, а на валютном рынке резко слабеть тенге. О предоставлении же дополнительной ликвидности сейчас не может быть и речи.

История повторяется

Неисполнение обязательств в рамках своей же политики, отсутствие внятных коммуникаций касательное ключевого инструмента - базовой ставки, а также внезапное ослабление тенге - все это говорит об уходе от основ политики инфляционного таргетирования.

Вся эта ситуация напоминает повторение неудавшихся попыток Нацбанка перейти к режиму инфляционного таргетирования в 2004 и 2008 годах. В первом случае причиной неудачи, по мнению регулятора, послужил «перегрев экономики», во втором - глобальный экономический кризис.

Действия, которые проводит новое руководство Нацбанка, свидетельствуют о том, что и третья попытка перехода к режиму инфляционного таргетирования рискует закончиться неудачей, как и два предыдущих раза. Судя по всему, главной причиной все же является недостаточный опыт руководства главного банка страны.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/politics/kazakhstan-economy/951562-novuyu-politiku-nacbanka-nazvali-nelo/