KZ

Подробности в деле о крушении Ан-28 под Алматы: "черный ящик" не работал с 2013 года

Место крушения Ан-28 под Алматы в 2017 году
Место крушения Ан-28 под Алматы в 2017 году. Фото: Sputnik/Данияр Дуаталиев

Продолжается судебный процесс по делу о крушении Ан-28 в октябре 2017 года - самолет рухнул через 12 минут после взлета, скончались 5 человек. Свидетели, выступающие в суде, уверяют, что у судна были неисправности. Эксперты требуют повторного расследования, передает NUR.KZ.

На судебном заседании побывал корреспондент издания Sputnik Казахстан.

Отмечается, что заседание проходит в открытом режиме, однако сторона обвинения выступает против присутствия журналистов на процессе.

Издание пишет, что выступающий на суде свидетель заявил, что "черный ящик" на судне был установлен неправильно, более того бортовой самописец на момент авиакатастрофы был неисправен уже три года. Из-за этого и возникли сложности при проведении экспертиз после крушения судна.

Авиаэксперт отмечает, что при неисправности бура судно не допускается к полету.

Старший авиаинспектор департамента летной годности авиационной администрации Казахстана Ерлан Сейткеров отметил, что последние данные, которые зарегистрировал самописец, были записаны в 2013 году.

По его словам, система проверки и расшифровки "черных ящиков" в авиакомпании не была организована.

"Техобслуживание было, но не было процедуры, как расшифровать, для этого должна быть специальная система. Управленческий персонал авиакомпании, судя по всему, подписал документ. Там было прописано, что работа якобы сделана, но по факту этого не было", - приводит издание слова эксперта.

Обвиняемым по делу проходит Виталий Масалитин, директор авиакомпании East Wing. Его обвиняют в нарушении правил безопасности движения или эксплуатации транспорта, повлекшее по неосторожности смерть двух и более человек и в допуске к управлению воздушным судном лица, не имевшего на то права, что повлекло гибель пяти человек.

На втором заседании суда, прошедшем 14 сентября, вступили авиаэксперты.

Халил Хуснутдинов, главный инспектор департамента летной эксплуатации авиационной администрации, заявил, что второй пилот получил документы незаконно.

Согласно его показаниям, переподготовка летчика Кутафина, второго пилота судна, не соответствовала соответствующему закону - он имел только теоретическую, наземную и тренажерную подготовки, однако у него отсутствовала летная подготовка, то есть навыки управления самолетом в реальных условиях, заявил эксперт. Он добавил, что сам пилот ни в чем не виноват - это руководство допустило его до полета, следовательно, ответственность на руководстве авиакомпании. Он также отметил, что никаких претензий к подготовке командира экипажа нет.

Согласно данным эксперта, рейтинг второго пилота Ан-28 был присвоен Кутафину лишь за сутки до вылета.

Отметим, что отец скончавшегося пилота ранее опровергал эту информацию. Он рассказал, что его сын летал больше 4-х лет. Это же заявил и адвокат обвиняемой стороны - он утверждает, что у него есть все подтверждающие летную пригодность второго пилота документы.

Разрешение на допуск к полетам Кутафину и задание на вылет подписывал директор компании Виталий Масалитин. Он рассказал, что в документе стояли две подписи - его и заместителя организации по летной работе.

"Я ставил подпись не о подготовке его к вылету, а просто подписал задание. Но в этом рейсе сгорело задание на полет. Осталась лишь запись в бортовом журнале", - цитирует издание Масалитина.

Хуснутдинов также заявил, что в задании потерпевший крушение рейс указывался как рядовой, хотя он был санитарным.

Как выяснила газета "Время", 8 из 9 авиаэкспертов, входивших в состав комиссии по расследованию крушения самолета, направили письмо главе МИИР - они требуют провести новую проверку всех обстоятельств трагедии. Они также просят отменить результаты первого расследования и провести повторное.

Один из членов комиссии эксперт Борис Балмачев рассказал корреспонденту газеты, что с самого начала понимал, что с этой авиакатастрофой "что-то не так". Он пытался выяснить, из-за чего полет стал неуправляемым и что за точки появились рядом с самолетом. Тогда эксперта заверили, что это были помехи.

"Но вот сейчас я увидел отчет эксперта Колесникова, где он утверждает, что лобовое стекло было сломано снаружи, кроме того, на корпусе обнаружены отверстия. На этом основании можно сделать вывод, что самолет подвергся внешнему воздействию", - цитирует издание Балмачева.

Он отметил, что тогда же рассматривалась версия обстрела, но на Илийском военном полигоне заявили, что стрельб в тот день не было. Поэтому решено было отказаться от этой версии, из-за чего проверять ее не стали - эксперты ограничились осмотром упавшего судна, но не проверяли полигон на наличие следов стрельбы.

О том, что судно могло упасть из-за внешнего воздействия, говорит и поведение пилотов при крушении. По словам эксперта, они не пытались выправить траекторию или посадить самолет - создавалось впечатление, что "они друг друга застрелили и самолет начал падать сам по себе".

Балмачев добавил, что самолет Ан-28 может планировать и с выключенными двигателями, то есть даже если бы двигатели отказали, судно еще 11 километров плавно опускалось бы вниз.

"А здесь получилось, что самолет то поднимался, то опускался, то задирал нос, то опускал вниз, его повело влево, потом развернуло... То есть никто не управлял самолетом, и на этом основании можно сделать вывод, что пилоты к этому моменту уже были мертвы", - заявил Балмачев.

Из-за неисправности "черных ящиков" у комиссии не было объективной картины произошедшего.

Согласно заключению конструкторского бюро Антонова в Киеве, у судна случились технеполадки с двигателем, потом был перезапуск второго двигателя.

"Но все же я склоняюсь к версии, что летчики погибли еще во время полета, поэтому не смогли предпринять усилий для спасения воздушного судна. Первый пилот, по всей видимости, скончался после взрыва кислородного баллона. Второй пилот, как я предполагаю, мог погибнуть из-за повреждения лобового окна - толстый пластик под воздействием воздушных потоков оказался продавлен вовнутрь, такое заключение сделал Институт судебной экспертизы. Думаю, в этот момент летчик получил черепно-мозговую травму, несовместимую с жизнью. После этого самолет и начал падение, а летчики перестали отвечать диспетчеру", - высказал свое мнение эксперт.

Балмачев настаивает на проведении повторного расследования, в частности, проверке версии обстрела с полигона. Свою позицию эксперт намерен озвучить и в суде, куда его вызвали в качестве свидетеля.

Напомним, самолет Ан-28, следовавший из Алматы в Шымкент, потерпел крушение 3 октября 2017 года под Алматы. Погибли пять человек - два пилота, два медика и бортовой техник.

На борту рухнувшего судна находилась бригада санавиации, которая должна была помочь роженице в тяжелом состоянии. В составе бригады были профессор, акушер-гинеколог Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии Патсаев Талгат, профессор, врач-реаниматолог Научно-исследовательского института кардиологии и внутренних болезней Артыкбаев Жанибек.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/incident/emergency/1874312-podrobnosti-v-dele-o-krusenii-an-28-pod-almaty-cernyj-asik-ne-rabotal-s-2013-goda/