KZ

"Унижали и промыли мозги": жертва китайского лагеря перевоспитания для уйгуров рассказала о годах заключения

Уйгурская община в Китае
Уйгурская община в Китае. Иллюстративное фото: Kevin Frayer/Getty Images

Бывшая узница лагеря перевоспитания для уйгуров в Китае рассказала о пережитом ужасе, пропаганде и "очищенной истории", передает The Guardian.

Гюльбахар Хайтиваджи с мужем и двумя детьми покинули родной город в Китае и переехали во Францию в 2006 году. Там они получили статус беженцев и стали жить новой жизнью. Муж женщины Керим отказался от китайского гражданства. Сама Гюльбахар не смогла полностью порвать с прошлым местожительством, так как это означало, что она никогда больше не увидит мать и своих сестер.

Семья сменила местожительство из-за притеснений и дискриминации. Как вспоминает женщина, после выпуска из университета Урумчи в 1988, они не могли найти работу, так как в объявлениях вакансий мелким шрифтом было указано "Уйгурам не обращаться".

Керима это сильно задевало и беспокоило. Что касается Гюльбахар, она старалась не обращать на это внимание.

Позже пара проработала 20 лет в нефтяной компании в городе Карамай. Затем в 2002 муж женщины уехал на заработки в Казахстан, потом искал работу в Норвегии. Уже во Франции он написал прошение о предоставлении убежища. Позже к нему присоединятся две дочери и Гюльбахар в 2006 году.

Уйгурская община в Китае
Фото: Kevin Frayer/Getty Images

По воспоминаниям женщины, во время работы в карамайской нефтяной компании, сотрудникам выдавали премию в Новый год по лунному календарю. Уйгурам дали в несколько раз меньше, чем ханьцам. Позже Керим подал прошение на новую руководящую должность. Он соответствовал всем параметрам, но взяли другого - менее компетентного.

После 10 лет жизни во Франции в деловом районе Парижа Ла Дефанс, в ноябре 2016 года в квартире раздался телефонный звонок. Неизвестный мужчина звонил из Китая.

"Вы должны вернуться в Карамай, чтобы подписать документы о предстоящем выходе на пенсию, мадам Хайтиваджи", - говорит мужчина.

Хайтиваджи поинтересовалась, может ли совершить процедуру доверенное лицо. На что получила отрицательный ответ. У женщины было плохое предчувствие, но она все-таки решила приехать в Синьцзян и уладить все вопросы с документами лично.

По ее словам, гонения стали ощутимее с тех пор, как в 2009 году случился конфликт между ханьцами и уйгурами. В результате беспорядков погибло 197 человек. Коммунистическая партия Китая начала обвинять уйгурскую этническую группу в сепаратизме и распространении радикального ислама. Тысячи представителей этой национальности насильно отправлялись в исправительные лагеря.

Прибыв в Карамай, женщина вначале посетила бухгалтерию нефтяной компании. Затем ее направили в полицейский участок для допросов. Там она с полицейскими обсудила работу в пекарне во Франции и причины переезда во Францию.

Неожиданно их разговор принял неожиданный оборот. Один из офицеров достал фотографию дочери Гюльбахар Гулхумар. Девочка позировала с флагом Восточного Туркестана - символом движения независимости уйгурского региона, который запрещен в Китае. Фото было сделано на мероприятии в Париже, которое организовало французское отделение Всемирного уйгурского конгресса, выступающего против репрессий в Китае.

Флаг Восточного Туркестана
Флаг. Фото: Junko Kimura/Getty Images

Не всегда подобные собрания уйгуров во Франции и других государствах носят политический характер. Чаще всего это может быть празднование традиционных праздников Навруз или Курбан-байрам.

Хлопнув кулаком по столу, офицер заявил:

"Ваша дочь террористка!"

"Я не знаю, я не знаю, что она там делала, она не делала ничего плохого, клянусь! Моя дочь не террористка! И мой муж тоже!", - уверяла Хайтиваджи.

Но все, что говорила женщина было бесполезными аргументами.

Следующий этап жизни Гюльбахар Хайтиваджи - пятимесячное пребывание в камере полиции Карамая, где ее пытали и допрашивали. Однажды женщину приковали на 20 дней в качестве наказания к кровати. После этого в июне 2017 ее направят в исправительный лагерь в Байджиантане, что находится на окраине Карамая.

В первый день ее привели в комнату, в которой она проживет два года. Там не было ничего, кроме заколоченных окон и кроватей. Нужду женщины справляли в ведро. Каждый раз в помещение прибывало больше узниц. В общей сложности Гюльбахар насчитала 200 женщин, которые были разлучены со своими семьями. Будущее их было не известно.

"Это была не школа. Это был лагерь перевоспитания, с военными правилами и явным желанием сломить нас. Молчание было обязательным, но, физически нагруженные до предела, мы все равно больше не хотели разговаривать", - говорит Гюльбахар.

Нельзя было шептать, вытирать рот или зевать, так как охранники могли избить и обвинить в том, что вы читаете молитву.

"Новоприбывших можно было отличить по обезумевшим лицам. Они все еще пытались встретиться с вами взглядом в коридоре. Те, кто пробыл там дольше, смотрели себе под ноги. Они бродили тесными рядами, как роботы", - вспоминает бывшая узница.

Теоретические занятия, где узников учили "быть настоящими гражданами Китая", были еще труднее. Преподаватель имел полную власть над ученицами. Однажды 60-летняя женщина на миг закрыла глаза. Учитель дал ей пощечину и крикнул "Думаешь, я не вижу, как ты молишься? Вы будете наказаны!". После этого ее выволокла из класса охрана. Спустя несколько минут она зашла обратно в класс и зачитала вслух записку с собственно написанной "самокритикой".

Активисты движения за независимость Восточного Туркестана
Активисты движения за независимость Восточного Туркестана. Фото: Chip Somodevilla/Getty Images

На каждом уроке они произносили клятву верности Китаю.

"Желаю моей великой стране развития и светлого будущего. Я желаю, чтобы все этносы образовали единую великую нацию. Желаю здоровья Председателю Си Цзиньпину. Да здравствует президент Си Цзиньпин", - в один голос твердили заключенные женщины.

Также учили "очищенную историю" Китая, в которой восхвалялись деяния страны. Каждую пятницу проводился тест на усвоенные знания.

В конце концов, узников доводили до изнеможения до такой степени, что они становились покорными будто животные. Гюльбахар не могла вспомнить лица своих дочерей и мужа.

"На меня обрушивалась волна за волной пропаганды, и по прошествии нескольких месяцев я начал терять часть своего рассудка. Части моей души разбились и откололись. Я никогда их не верну", - говорит Хайтиваджи.

2 августа 2019 года судья Карамая признал женщину невиновной и отменил наказание в виде девяти лет лишения свободы. Гюльбахар Хайтиваджи освободили.

Напомним, представители Китая назвали критику Папой Римским угнетения уйгуров беспочвенной.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/incident/crime/1893945-unizali-i-promyli-mozgi-zertva-kitajskogo-lagera-perevospitania-dla-ujgurov-rasskazala-o-godah-zaklucenia/

Автор: Айбекова Сауле
"Унижали и промыли мозги": жертва китайского лагеря перевоспитания для уйгуров рассказала о годах заключения