KZ

Иван Абдулов спас от гибели Бауыржана Момышулы

Абдулова Ивана Акимовича называют сыном полка. Дело в том, что он вырос в детдоме – своих родителей не знает, и даже точно не может назвать свою национальность.

Когда началась война, ему было всего 11 лет, а уже в 13 он убежал из детского дома на фронт. Служил санитаром, вместе с Бауыржаном Момышулы и даже спас его однажды от верной гибели.

Попав на фронт, в оборону Москвы, Иван Акимович, тогда еще подросток, оказался в 316 дивизии Панфилова. Полгода он прослужил у Бауыржана Момышулы, который в то время был адъютантом.

Потом попали в окружение, в результате чего погибло 147 человек из отряда Момышулы. В живых осталось лишь 27 человек, а Ивана Акимовича с товарищами отправили в штаб, чтобы сохранить жизни хотя бы им. Однако вместо штаба ребята попали в 274 полк особого назначения и там-то началась служба Абдулова в качестве санитара.

Приходилось нелегко. Работа не заканчивалась ни днем, ни ночью. Выходить на после боя и собирать раненых и убитых приходилось прямо во время военных действий, под обстрелом.

Раненых собирали, отвозили в санчать и там обрабатывали их раны. Для убитых копали ямы, куда складывали тела. Каждому солдату перед тем, как идти в наступление, клали в нагрудный карман бумажку с данными: фамилия, имя, отчество, откуда родом и т.д. Делалось это для того, чтобы группа, которая занималась погребением убитых, могла отправить похоронки родным и сообщить о смерти солдата.

- Мы и немцев перевязывали, - вспоминает Иван Акимович. - Такой приказ был – тех, кто ходит – делать перевязку, которые не ходят – закапывать. Живых, но тяжелораненых расстреливали, чтобы не мучились. Тех, кого подлечивали, отправляли в плен. Потом они работали на стройке, например, строили Ленинград, вместе с румынами, японцами. А потом их отправляли обратно, обменивали на наших пленных. В госпитале они лежали вместе с нашими ребятами, но потом их отделили, так как наши солдаты били немцев… А когда в плен их вели по улицам, народ чем попало в них кидал.

Некоторым солдатам приходилось лежать в окопах неделями, ведь когда идет наступление, нельзя было встать. Особенно тяжело зимой – в окопе лед, сверху – снег и пули. Иван Акимович вспоминает, что некоторым ребятам присылали из дома, из Алматы, апорт, яблоки перемерзали, и чтобы их отогреть, солдаты прятали фрукты за пазуху. Так же поступали и с консервами – ведь иного способа разогреть еду в окопах не было.

- Не секрет, что нас заставляли расстреливать тех, кто оставался в окопах, когда все пошли в наступление. Были такие трусы.

Тем советским солдатам, кто был тяжело ранен и его нельзя было спасти, санитары давали пистолеты. Стрелять своего было нельзя, вылечить – невозможно, а смотреть как умирает в муках – тяжело… А еще добивали спрятавшихся фашистов, которые представлялись умершими.

Так один из них и сделал вид, что погиб, а на самом деле оказался жив и пытался застрелить Момышулы – его, кстати, Иван Акимович упорно называет Мамышев, и в тот момент, когда враг встал и направил пистолет на казахстанского героя, Абдулов выстрелил в руку немцу, выбив таким образом у него пистолет. Потом сообщил солдатам, немца и расстреляли… А Иван Акимович оказался спасителем Бауыржана Момышулы.

Самого Ивана Акимовича ранило и контузило. Он вспоминает – контузию тогда лечили своеобразным образом – выкапывали большую яму, клали туда контуженных и заливали водой.

Оказывается, так восстанавливается слух после контузии.

После окончания военных действий под Москвой полк, в котором служил Иван Акимович, отправили на Курскую дугу, в город Рыльск. Там Абдулов прослужил до 1944 года, а после Сталин приказал молодых ребят, находящихся в полках и батальонах отправить учиться в Суворовское, Нахимовское и медицинское училища.

Так Абдулов оказался в Суворовском училище, а через три года его отправили в Москву, в Высшую школу КГБ. Там он проучился семь лет, получил звание лейтенанта, и попал по распределению в Венгрию.

Сейчас Абдулов Иван Акимович находится в звании полковник контрразведки. За время службы он побывал в разных странах, был и на Карбиском море, встречался с Фиделем Кастро.

- Туда мы ездили по спецзаданию, - говорит Абдулов. - Наверное, сейчас можно говорить, уже тайны нет, но мы отправляли туда оружие, боеприпасы, продукты. Я сопровождал анкеры. Лично встретился с Фиделем Кастро, он интересовался Бауржаном Момышулы, я все рассказал, и тогда он предложил мне – оставайся переводчиком. Но я сказал – «Я не могу продать Родину, меня Союз воспитал». Там же мне дали орден Свободы.

Встречался Абдулов и с товарищем Сталиным. Вспоминает, что тот сказал ему: «Японец, ты здесь отучишься, отправлю тебя в Японию, там женишься и будешь жить».

Однажды судьба занесла Абдулова в Гурьев, нынешний Атырау – проверять полигон. Там встретился с начальником полигона, за разговором тот выяснил – проверяющий не женат, и …предложил познакомить со своей дочерью, которая училась в Алма-Ате. Так Иван Акимович встретил свою жену. Семья осталась жить в тогда еще столице Казахской ССР, здесь родились и дети.

К сожалению, судьба распорядилась по-своему и не позволила ветерану наслаждаться счастьем до конца своих дней.

Когда глава семьи находился в Ташкенте, куда его отправили для участия в Туркестанской войне, двое взрослых дочерей, 25-летний сын вместе со своей беременной матерью отправились на машине в Кыргызстан. Семья не смогла спуститься на Кордайском перевале и решила заночевать в машине. А чтобы не замерзнуть ночью, автомобиль оставили заведенным. Наутро всю семью нашли погибшей от угарного газа…

С тех пор Иван Акимович живет один. Признается, что хотел даже уйти в дом ветеранов, но сотрудники акимата его отговорили, а аким города подарил квартиру. Ветеран не унывает, хоть иногда и подводит здоровье – за последние несколько лет ему сделали шесть операций.

К счастью, по государственной квоте ему удалось отправиться в санаторий, чтобы отдохнуть и подготовиться к очередному Дню Победы – юбилейному.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/incident/accident/751458-ivan-abdulov-spas-ot-gibeli-baurzhana-m/