Top.Mail.Ru

Версия сайта

ru kz

Актуальное

Все категории

Новости русской службы Би-би-си

Кампания под пулями. Кто и почему говорит о выборах в Украине во время войны

Опубликовано:

Флаги Украины на здании
Флаг Украины. Иллюстративное фото: Omar Marques/SOPA Images/LightRocket via Getty Images

Все в Украине говорят о выборах. Несмотря на продолжающиеся боевые действия, несмотря на прямой законодательный запрет на проведение любых голосований, несмотря на то, что общество противится самой идее избирательной кампании во время войны, — все в Украине говорят о выборах. Заявления некоторых политиков до боли напоминают предвыборные лозунги. Другие деятели откровенно рассуждают о своем участии или неучастии в будущей кампании.

И это все — в ситуации, когда непонятно, о каких именно выборах идет речь, когда они состоятся и пройдут ли вообще.

Зачем все это?

Первый вопрос, который возникает в этой связи: какие еще выборы в воюющей стране? Зачем их проводить в принципе? Да, плановые выборы Верховной Рады должны были пройти в позапрошлое воскресенье, 31 октября, президентские выборы должны состояться в последний день марта следующего года, но о каких планах идет речь, когда в Украине идет война?

Ответить на эти вопросы можно несколькими способами.

Во-первых, и эту точку зрения поддерживают, как правило, западные комментаторы, выборы — это непреложный элемент демократии. И если Украина — демократическое государство, если она декларирует свою принадлежность к западному, демократическому миру, то она должна найти возможность провести выборы, пускай они и не будут идеальными в условиях военного положения.

Есть даже полуконспирологическая теория о том, что Владимир Зеленский опасается, что после окончания его пятилетнего срока полномочий российская пропаганда начнет называть его «нелегитимным», «пересидевшим» президентом, цепляющимся за власть. И это в ситуации, когда Владимир Путин с практически стопроцентной вероятностью переизберется на новую каденцию в том же марте 2024 года.

Во-вторых, свои прагматичные причины настаивать на скорейшем проведении выборов есть у действующей украинской власти. Результаты соцопросов показывают, что у Владимира Зеленского лично сохраняется самый высокий рейтинг доверия среди действующих украинских политиков — более 70%.

«Эти цифры легко трансформировать в электоральные рейтинги. Поэтому нужно рассматривать эту ситуацию с точки зрения политической целесообразности, логики политтехнологий. Пока сохраняются такие высокие показатели доверия, власти выгодно провести сначала президентские, а вслед за ними — парламентские выборы. Или те и другие одновременно. Убежден, что власть рассматривает такой сценарий как базовый на 2024 год», — говорит Би-би-си киевский политолог, глава Комитета избирателей Украины Алексей Кошель.

Третий возможный ответ активно продвигает, наверно, единственный украинский политик, который прямо говорит о необходимости скорейшего проведения выборов и уже заявил о намерении принимать в них участие, — бывший советник Офиса президента Украины Алексей Арестович. Он утверждает, что система украинской власти достигла предела своей компетенции, а ее внутриполитические, внешнеполитические и военные решения «убивают Украину». Поэтому, по его словам, эта система должна быть немедленно изменена посредством выборов.

Все говорят о выборах

Если подходить к делу формально, то главное, что нужно знать об украинских выборах сейчас, — это то, что закон о военном положении запрещает проведение президентских, парламентских и местных выборов во время этого самого военного положения. В Украине оно было объявлено 24 февраля прошлого года, и предпосылок для его отмены пока не видно.

С другой стороны, еще в мае этого года президент ПАСЕ Тини Кокс заявил, что Украина должна провести свободные и честные выборы, пусть они будут не идеальными в условиях военного положения. В конце августа американский сенатор-республиканец Линдси Грэм во время визита в Киев заявил, что в следующем году в Украине должны состояться выборы. После этого сразу несколькими заявлениями по этому поводу разразился Владимир Зеленский.

Сначала он сказал, что готов провести выборы, если Запад профинансирует их проведение и пришлет на них наблюдателей. «Я не хочу, чтобы к властям было отношение, что они держатся [за власть]», — сказал он тогда.

В интервью румынским СМИ Зеленский творчески развил свою мысль, пообещав, что если выборы будут проводиться во время войны, то он будет баллотироваться в президенты во второй раз, а если в уже мирной Украине — то сдержит свое давнее обещание и не будет участвовать в выборах.

В прошлую пятницу, 3 ноября, министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба высказался уже предельно конкретно: по его словам, президент Зеленский изучает возможность проведения выборов весной 2024 года.

Собеседники Би-би-си в украинской власти говорят о существовании сразу нескольких формальных и неформальных рабочих групп, в которых обсуждаются параметры возможного проведения выборов в военных условиях. Недавно спикер Верховной Рады Руслан Стефанчук заявил, что «обратился к своим коллегам из многих парламентов с просьбой: дайте, пожалуйста, опыт ваших парламентов, как вы проводили или не проводили выборы во время войны… Я думаю, в ближайшее время у нас будет какое-то решение».

Наконец, на днях в Киеве прошла закрытая презентация законопроекта о том, кто и как именно будет устанавливать невозможность проведения выборов на отдельных территориях Украины.

Ситуация начала до боли напоминать старый анекдот: если пара молодых людей снимает ресторан на сотню людей, приглашает на воскресенье священника, а девушка еще и покупает свадебное платье, то, конечно, всяко может быть, но очень вероятно, что они готовятся к свадьбе. Вот и здесь: украинские власти, конечно, могут выдавать пространные заявления, которые можно интерпретировать как угодно, но выглядит все, как будто они готовятся к проведению выборов.

6 ноября, спустя несколько часов после публикации этого текста, Владимир Зеленский в ежедневном обращении заявил, что «абсолютно безответственно легкомысленно и играючи вбрасывать в общество тематику выборов».

«Я считаю, что сейчас не время для выборов. И если нужно поставить точку в том или ином политическом споре и дальше работать только в единстве, то в государстве есть структуры, способные ставить точки и давать обществу все необходимые ответы. Чтобы не осталось пространства для конфликтов и чужой игры против Украины», - заявил Зеленский.

Это заявление не согласуется с предыдущими заявлениями президента Украины и других представителей украинских властей, в которых они вполне допускали проведение выборов до окончания военных действий.

Закон не позволяет, но…

Но, спросите вы, позвольте, а как же законодательный запрет на проведение выборов?

Одно из главных правил украинской политики — «Если нельзя, но очень хочется, то можно» — в этом случае срабатывает на все сто процентов.

Да, проведение выборов во время военного положения запрещает не только закон о военном положении, но и Избирательный кодекс. Однако, скажут вам политики, в Конституции ведь прямого запрета нет, а она имеет высшую силу, чем «просто» законы.

Эксперты по избирательному праву отрицают: в Конституции написано, что если срок полномочий парламента заканчивается во время военного положения, то «старая» Рада должна работать до первого заседания «новой», избранной после отмены военного положения. Да, соглашаются их оппоненты, такое положение в Конституции есть. Но о том, что нельзя проводить выборы Рады во время военного положения, там ничего не написано! А о президентских выборах во время войны — так вообще ни слова.

Поэтому, говорит Би-би-си попросивший об анонимности один из депутатов Рады от пропрезидентской фракции «Слуга народа», достаточно изменить закон о военном положении и Избирательный кодекс, прописав в них процедурные и технические моменты конкретно под «военную» кампанию, — и дело с концом, выборы можно проводить.

Другое дело, что под эти изменения нужно собрать большинство голосов в Верховной Раде, а это может стать отдельным вызовом.

«Большинство нынешних депутатов Рады понимают, что этот созыв для них — последний. Поэтому если Зеленский захочет, то под выборы президента он голоса соберет. Под выборы парламента — думаю, без шансов», — говорит Би-би-си депутат от оппозиционной фракции «Голос» Ярослав Железняк.

«Парламентские выборы — это конец для „Слуги народа“ (партии Владимира Зеленского, обладающей единоличным большинством в Верховной Раде — Би-би-си). Рейтинг партии на нуле, она себя полностью дискредитировала», — согласен собеседник Би-би-си из «Слуги народа».

Еще перед полномасштабным вторжением России рейтинг «Слуги народа» сильно просел из-за череды скандалов, потрясших эту партию, ее кадровой политики и общего разочарования избирателей в наспех набранном «отряде поддержки президента». Начало большой войны только усугубило проблемы.

Однако источник Би-би-си считает, что при наличии политической воли найти голоса в поддержку таких изменений можно: «С этим будут проблемы, но это реально. Придется торговаться. Нужно будет каждому что-то пообещать».

Безопасность, военные, беженцы

Впрочем, это все — политическая теория. На практике — гипотетические выборы в Украине ставят перед властью огромное количество вопросов, которые нужно будет учесть при организации кампании, и ответы на которые, честно говоря, не просматриваются.

Первый и самый главный из них — это проблема безопасности. Каждый день в украинских городах и селах, в том числе в сотнях километров от линии фронта звучат сигналы воздушной тревоги, гражданские объекты подвергаются ракетным ударам и атакам дронов.

«Адреса всех избирательных участков находятся в открытом доступе. Поэтому, если Россия решит добавить крови в избирательный процесс, чтобы добавить негатива и старой, и новой украинской власти, у нас вполне может повториться трагедия в Грозе, только в формате дня голосования (имеется в виду российский ракетный удар по поминкам в кафе в селе Гроза в Харьковской области, в результате которого погибли 56 мирных жителей — Би-би-си)», — говорит политолог Алексей Кошель.

Как бы банально это ни звучало, но голосование в таких обстоятельствах несет очевидную опасность для избирателей и членов избирательных комиссий. Так же непонятно, каким должен быть алгоритм действий с урнами для голосования и неиспользованными бюллетенями в случае воздушной тревоги.

В этой ситуации крайне сложно предположить, что любая из авторитетных западных организаций по наблюдению за выборами или любое цивилизованное государство пошлет на украинские выборы свою миссию наблюдателей, — ее работа будет противоречить всем возможным протоколам безопасности.

Еще один проблемный вопрос гипотетических выборов — участие в них военнослужащих. И речь тут идет не только о том, что организовать голосование на «нуле», под свист пуль и грохот взрывов сложно, если не сказать невозможно.

Возможно, еще более важный аспект — это то, что бойцы Сил обороны Украины по факту будут лишены возможности участвовать в этих выборах в качестве кандидатов, вести полноценную агитацию, участвовать в предвыборных политических дискуссиях. И это ставит организаторов выборов перед сложной моральной дилеммой: армия находится на бесспорном первом месте среди институтов, которым доверяют украинцы. Исключать ее бойцов из избирательного процесса — означало бы превратить выборы в профанацию, говорят собеседники Би-би-си.

«Я считаю, что люди, которые должны быть в парламенте, сейчас находятся на фронте. Проводить выборы без них — просто нечестно», — говорит Би-би-си Ярослав Железняк из оппозиционной парламентской фракции «Голос».

Другой депутат из рядов парламентской оппозиции, попросивший об анонимности, подозревает, что именно в этом может состоять план власти. Мол, единственный кандидат, который гипотетически может составить Зеленскому конкуренцию на президентских выборах, — это главнокомандующий ВСУ генерал Валерий Залужный. Если выборы будут проводиться во время войны, генерал не оставит армию и не будет в них участвовать и тем самым на сто процентов гарантирует Владимиру Зеленскому беспроблемное переизбрание.

Наконец, пока что не видно способов, которыми украинское государство гарантирует возможность участия в выборах тем своим гражданам, которые сейчас пребывают за границей. Начать с того, что официальный Киев не имеет представления ни об их точном числе — в открытых источниках, говоря о количестве беженцев от войны, называют цифры от трех до семи миллионов человек, — ни о том, сколько из них осели в отдельных странах.

В той же Польше сейчас находится миллион плюс-минус пара сотен тысяч украинцев. Немалая часть из них, очевидно, захочет принять участие в выборах. Нынешнее законодательство предполагает, что голосование может быть организовано в помещении посольства и четырех консульств Украины в этой стране. Уже сейчас понятно, что они смогут принять мизерную часть желающих проголосовать.

Возможный выход, говорит собеседник Би-би-си в Центральной избирательной комиссии, — организация временных участков для голосования в странах с наибольшим числом украинцев. На словах, продолжает он, избиркомы европейских стран уже выразили готовность помочь украинцам в случае надобности. Но для этого нужно, во-первых, изменить украинское законодательство, причем желательно не в последний момент перед стартом кампании, а во-вторых, провести переговоры с соответствующими странами на уровне МИДов.

По данным Би-би-си, такие переговоры состоянием на этот момент не были инициированы официальным Киевом. Наконец, остается вопрос: а кто заплатит за организацию сотен избирательных участков в странах с наибольшим числом украинских беженцев? Предварительные, неформальные обсуждения этой проблемы с немецкой стороной показали, что Берлин не горит желанием финансировать украинские выборы на своей территории. Вероятно, похожий ответ Киеву дадут и в других европейских столицах, допускает в разговоре с Би-би-си осведомленный собеседник из Верховной Рады.

В дискуссиях на тему выборов часто можно услышать: мол, все подобные проблемы решатся, если организовать электронное голосование — через ту же «Дию» (украинская разработка, приложение, схожее по функционалу с российскими «Госуслугами»), которая стоит на телефонах у миллионов украинцев, пребывающих как в стране, так и за ее пределами.

Но, говорят собеседники Би-би-си, к перспективе такого голосования крайне прохладно относятся западные партнеры Киева, не уверенные в надежности этой программы и сохранности личных данных потенциальных избирателей. Да и «отец» «Дии», вице-премьер по цифровой трансформации Михаил Федоров заявил, что проведение выборов в приложении «пока не обсуждается».

Народ против выборов

Но еще более важный вызов, который станет перед организаторами гипотетических выборов, — это то, как обеспечить, чтобы сам факт их проведения был воспринят и поддержан украинским обществом.

Военное положение в Украине — это не только ежедневные воздушные тревоги и комендантский час практически по всей территории страны. Это и запрет массовых мероприятий, монополизация информационного пространства властью, объединение самых популярных телеканалов в пропагандистский «единый марафон», отмена популярнейших до начала большой войны политических ток-шоу.

А полноценная избирательная кампания заставит власть сильно открутить гайки в информационной политике. Позволить озвучивать на всю страну альтернативные властной точки зрения. Ставить под сомнения правильность ее решений, прошлых и нынешних. Задавать власти и Зеленскому лично вопросы, на которые они, вероятно, не хотели бы отвечать. Готова ли власть к этим шагам и, что даже более важно, к результатам для общественных настроений, к которым они могут привести, — вопрос открытый.

«Если кампания все-таки будет, она будет репутационно разорительной для всех ее участников. Общество выйдет из нее сильно поляризованным и погруженным в глубочайшую депрессию. Те, кто сейчас выступают за проведение выборов, не понимают, в какую геенну огненную они толкают страну», — говорит Би-би-си один из членов команды Владимира Зеленского, попросивший об анонимности.

Еще один вопрос, связанный с выборами, — это то, за какие деньги их проводить. Всенародное голосование — дело недешевое. В одном из интервью Владимир Зеленский заявил, что его организация стоит примерно 5 млрд гривен (примерно 140 млн долларов). Многие украинцы могут счесть, что в ситуации, когда вся страна жертвует по гривне на нужды ВСУ, тратить такие деньги на выборы — не самое рациональное расходование средств, и это добавит фрустрации в общественные настроения.

В разговоре с Би-би-си один из членов президентской команды выразил уверенность в том, что с деньгами на выборы проблем не будет: их, дескать, с готовностью предоставит Киеву «Запад». Но на фоне активных дискуссий о целесообразности и объемах дальнейшей помощи Украине в Вашингтоне и европейских столицах это утверждение кажется очень спорным.

В силу действия всех перечисленных выше факторов в комплексе отношение украинского общества к проведению выборов в условиях войны остается однозначно негативным. Два соцопроса, проведенных в последнее время, показали, что то ли 64% (Центр Разумкова, сентябрь), то ли 81% (КМИС, октябрь) украинцев считают, что любые выборы в их стране должны пройти только после окончания войны.

Против выборов неожиданно для многих консолидировано выступил украинский «третий сектор». Более ста общественных организаций подписались под обращением к власти с призывом отказаться от идеи проведения выборов и прекратить манипуляции вокруг этой темы.

«Выборы и полномасштабная война — несовместимы. Эта идея крайне опасна и приведет к утрате легитимности как [избирательного] процесса, так и выборных органов, а с высокой вероятностью — и к значительной дестабилизации государства в целом», — говорится в этом заявлении.

«Выборы сами по себе не равны демократии, а формальный акт голосования не является бесспорным подтверждением демократичности режима… В России и Беларуси формально происходит голосование, а некоторые миссии наблюдателей даже называли [его] „выборами“, однако там точно нет демократии», — разбивают подписанты главный аргумент сторонников выборов.

Собеседник Би-би-си из одной из оппозиционных фракций парламента рассказал со ссылкой на свои разговоры с западными дипломатами, что это заявление было очень «благосклонно встречено» в посольствах западных государств в Украине.

И это, кстати, — дополнительный аргумент в копилку тех, кто считает, что выборов в Украине в ближайшее время не будет.

«Часть американского истеблишмента в принципе не против проведения в Украине выборов до конца войны, но при условии, что выборы при этом не будут спрофанированы как институт. Если это произойдет, Владимир Путин использует этот прецедент, чтобы доказать, что демократия как таковая провалилась», — говорит участник закрытых экспертных обсуждений украинского вопроса в Вашингтоне, попросивший Би-би-си об анонимности.

Все решит президент

Тем не менее, говорят практически все собеседники Би-би-си независимо от их отношения к выборам, окончательное решение относительно того, проводить их или нет, будет принимать лично Владимир Зеленский. Его политического ресурса в сегодняшней Украине хватит для того, чтобы продвинуть это решение, несмотря на все очевидные проблемы с его реализацией.

Сам Зеленский, говорят не под запись собеседники Би-би-си в офисе украинского президента, еще до конца не определился с ответом на этот вопрос.

«На этот момент вероятность выборов (в следующем году) составляет 50 на 50», — говорит Би-би-си один из членов команды президента.

Еще недавно «дедлайном» для окончательного решения Зеленского по этому поводу называли декабрь этого года — с тем, чтобы президентские выборы можно было провести в плановую дату, 31 марта 2024 года. Сейчас СМИ со ссылкой на источники в команде президента пишут, что дата голосования может сместиться на май, а то и на осень следующего года, соответственно и времени на размышления у главы государства может быть больше.

«Вилка» Зеленского проста. С одной стороны, власть в стране и так полностью сосредоточена в его руках, зачем делать лишние движения. С другой — соцопросы фиксируют постепенное падение показателей поддержки власти, и, возможно, стоит «зафиксировать» себя в этой самой власти, пока ситуация находится под твоим контролем: после войны выиграть выборы будет намного сложнее.

С третьей — есть очевидный «антизапрос» общества на выборы.

«Украина ведет войну. Президент является Верховным Главнокомандующим, и я просто как человек, гражданин Украины не хочу, чтобы во время войны мой Главнокомандующий хоть минуту своего времени тратил на мысли не о войне, не о международной поддержке Украины, а о выборах и о том, как на них победить», — говорит Би-би-си депутат Рады Ярослав Железняк.

Наконец, нельзя сбрасывать со счетов фактор «черного лебедя».

Начало большой войны уже привело к драматичным трансформациям политической сцены Украины. Многие ее главные акторы, та же Юлия Тимошенко или экс-спикер Рады Дмитрий Разумков, которого называли восходящей звездой украинской политики, откровенно маргинализовались. Другие — как, например, тот же Алексей Арестович, николаевский губернатор Виталий Ким или аграрный бизнесмен с криминальным прошлым Александр Поворознюк — ярко вспыхивали, становились лидерами общественных симпатий, а потом их популярность явно шла на спад. Никто не может дать гарантии, что завтра «расшатанное» украинское общество неожиданно для нынешних фаворитов необъявленных выборов не найдет себе новых героев. «Фактор неожиданности вполне может отразиться на результате выборов: в нашей ситуации победить на них вполне может, условно говоря, пес Патрон», — говорит Би-би-си политолог Алексей Кошель.

Возможно, поэтому до последнего времени крупнейшие украинские партии даже не заказывали социологическим фирмам электоральные опросы: по словам представителей сразу нескольких политсил, они просто не видели в этом смысла.

Впрочем, как это часто бывает в украинской политике, тем более военного времени, достаточно политической воли одного человека — и все может измениться.

Святослав Хоменко, Оксана Тороп

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/world/2044413-kampaniya-pod-pulyami-kto-i-pochemu-govorit-o-vyborah-v-ukraine-vo-vremya-voyny/