KZ

Тяжелая жизнь и трагическая судьба Мустафы Шокая

В истории Казахстана одной из самых противоречивых фигур является общественный и политический деятель Мустафа Шокай, сообщает NUR.KZ.

Родившийся в Российской империи он погибнет в фашистской Германии, настолько будет необычной его судьба. Появившись на свет в ауле в Кызылординской области, Мустафа рос в состоятельной семье. Его предки были степными аристократами из рода Кыпшак-Бошай. Дед Мустафы был правителем Сырдарьинской области Хивинского ханства, а отец — уважаемым в народе судьёй. В их семье была хорошая библиотека старинных рукописей, что сильно повлияло на образование ребенка. Он отучился в русской школе, так как это было необходимо для его будущего.

Затем закончив ташкентскую гимназию, Мустафа получил образование юриста в Санкт-Петербургском университете. Уже в студенческие годы Шокай познакомился с Александром Керенским (будущим правителем России).

Первое недовольство политикой Российской империи появилось у Шокая, когда в ташкентской гимназии его представили к золотой медали, но туркестанский генерал-губернатор Александр Самсонов (славившийся национализмом) решил отдать ее выпускнику Зепрометову. Однако тот отказался от награды и она все же досталась Шокаю.

Затем он столкнулся с серьезной проблемой в России, когда ему пришлось жить без стипендии, так как туркестанскую стипендию получали в тот период лишь привелигированные студенты. Но ему удалось

В 1912 году Шокай вернулся в Казахстан, так как его отец умер. Некоторое время он замещал отца в должности судьи. В 1914 году после окончания учебы в университете кадет Алихан Букейханов порекомендовал его в секретари мусульманской фракции IV Государственной думы России. Балотировался Мустафа от Башкирии. Так, Шокай стал защищать в Госдуме интересы не только башкирского, но и казахского народов. Работая в Думе, Шокай познакомился с видными мусульманскими политическими деятелями России и подружился с Ахмад-Заки Валиди, будущим председателем Башкирской автономии.

В разгар тяжёлой Первой мировой войны 25 июня 1916 года царь Николай II издал указ «О реквизиции инородцев», о привлечении коренного населения Туркестана и Степного края в возрасте от 19 до 43 лет к тыловым работам — рытью окопов. Указ пришёлся на дни Рамадана и самый разгар сельскохозяйственных работ, что вызвало возмущение всего народа. Началось мощное восстание в Туркестане и Степном крае. В казахских степях бунт возглавил Амангельды Иманов.

В Государственную думу поступили многочисленные протесты. Из Петрограда в Ташкент выехала комиссия Госдумы, возглавляли которую уже известный всей России успешными политическими процессами адвокат и депутат Госдумы Александр Федорович Керенский и депутат Дум всех четырёх созывов Кутлу-Мухаммед Тевкелев. Мустафа Шокай вошёл в неё, как секретарь мусульманской фракции и переводчик.

Керенский стал выступать с аналитическими докладами, рассматривая в них причины восстания. На этой волне Керенский снискал большую славу в России.

В 1917 году вся Российская империя бурлила - причем не только в Москве и Петербурге, но и на периферии державы. 23 февраля 1917 года началась Февральская революция. Власть повсюду стали захватывать Советы рабочих и солдатских депутатов. Только через десять дней появилось переходное Временное правительство России. Оно упразднило пост генерал-губернатора в Закавказье и Туркестане и передало власть комитетам, созданным из депутатов Думы, являвшихся местными уроженцами.

Под влиянием духа свободы и обуреваемый желанием помочь своему народу он со своими единомышленниками отправился в Туркестан. Его целью была пропаганда демократических и национальных идей среди местного населения. Однако когда к власти осенью 1917 года пришли большевики, Шокаю и его соратникам стала грозить опасность и ему пришлось уехать из Туркестана в Коканд (столица бывшего Кокандского ханства), где еще были очень сильны антиимпериалистические настроения.

Там он создал Туркестанскую автономию во главе с Туркестанским Временным Советом, который возглавил Мухамеджан Тынышпаев. Министерство иностранных дел возглавил сам Шокай, но вскоре в связи с уходом Тынышпаева из-за внутренних разногласий он стал председателем правительства.

Параллельно Шокай принял участие во Втором Общекиргизском съезде в Оренбурге, где была провозглашена казахская Алашская автономия. Он вошёл в состав правительства «Алаш-Орда», председателем которого стал хорошо знакомый Мустафе Алихан Букейханов.

Большевики в начале 1918 года провели разгром Туркестанской автономии. Шокай отказался признать власть Советов. Для уничтожения Туркестанской автономии из Москвы в Ташкент прибыли 11 эшелонов с войсками и артиллерией, в состав отряда вошли красноармейцы ташкентского гарнизона и армянские дашнаки. 6 февраля 1918 года большевики начали штурм Коканда и за три дня полностью разрушили и разграбили древний город.

Мустафа Шокай чудом спасся во время разгрома и тайно бежал в Ташкент. Два месяца здесь он проживал нелегально и тогда сошёлся со старой знакомой актрисой Марией Гориной, на которой женился в апреле 1918 г.

Позже Шокай говорил: «Мы называли Советскую власть, установленную в Ташкенте, „врагом нашего народа“. Я не изменил свою точку зрения за последние десять лет».

Оставаться в Ташкенте было опасно, и по настоянию Гориной 1 мая 1918 года переодетый Мустафа с женой выехали на поезде из Ташкента в Москву, где Марии обещали место в оперном театре. Но состав дальше Актюбинска не пошёл из-за боевых действий на Волге. Мустафа нашёл в уральских степях аул Халиля и Джанши Досмухамедовых, членов правительства «Алаш-Орды», и вновь включился в политическую борьбу.

После того как Самара была захвачена белочехами, Шокай и его единомышленники примкнули к белому движению. Однако вскоре в городе проходит переворот под руководством генерала Александра Колчака. Колчак сразу же упразднил Алашскую и Башкирскую автономии. Шокай с единомышленниками был тут же арестован белочехами и отправлен в Челябинск, откуда ему удалось бежать.

В том же году Шокай с женой переезжает через Каспийское море в Баку, а оттуда в Тифлис. Там пара проживет до 1921 года. С приходом в Тифлис большевиков Мустафе пришлось эмигрировать в Турцию. Оттуда он в 1923 году перебрался в Париж, который на тот момент стал центром белой эмиграции.

Советская власть официально назвала Шокая "врагом народа", в то время как для народа всего туркестанского края он стал патриотом и борцом за права соплеменников.

Шокай всячески старался поддерживать связь с казахстанским народом. Так, в 1933 году он планировал организовать побег из Соловецкого лагеря системы ГУЛаг одного из лидеров «Алаш-Орды» Миржакипа Дулатова. Но тот, боясь за судьбу семьи, отказался и вскоре умер в лагерном госпитале.

С приходом Гитлера к власти в Германии немцы начинают проявлять интерес к политическим беженцам из СССР. Так, Шокай еще в 1933 году был приглашен в Берлин для беседы с доктором Георгом Лейббрандтом, который позднее стал руководителем политического отдела Имперского министерства оккупированных восточных территорий.

К 1939 году нацистами было подготовлено несколько концентрационных лагерей для содержания миллиона будущих советских военнопленных.

В день нападения 22 июня 1941 года нацисты в Париже арестовали всех заметных русских эмигрантов и заключили в замок Компьен. Там же оказался и Шокай. Через три недели его вывезли в Берлин и полтора месяца вели обработку, предлагая возглавить Туркестанский легион, который планировалось набрать из пленных советских тюрков, заключенных в концлагерях. Немцы рассчитывали на авторитет Шокая.

После посещения концлагерей Сувалки, Вустрау и Ченстохова осенью 1941 года Мустафа писал: «Сталин и Гитлер — оба злодеи». Чтобы как-то облегчить участь земляков и спасти их жизни, Шокай предложил немецким властям компромисс. Он поставил свои условия:

1. Подготовить кадры для будущего Туркестанского государства в учебных заведениях Германии;

2. Создать из числа своих пленных соотечественников военные формирования, которые должны быть использованы только при подходе к границам Туркестана.

Однако Гитлера тюркские солдаты интересовали лишь как "пушечное мясо". Шокай же был не согласен работать на Германию в подбной ситуации.

Последствия наступили быстро. Поняв, что использовать Шокая не удаётся, немецкое руководство решает убрать его. 22 декабря 1941 года Гитлер подписал указ о создании Туркестанского и других национальных легионов. Так что к их созданию Шокай не имеет никакого отношения. Он в это время лежал в берлинском госпитале «Виктория». 27 декабря 1941 года его не стало. В официальном заключении написано, что он «умер от заражения крови на фоне развивающегося сыпного тифа», которым он мог заразиться при посещении концлагерей. Но такие же симптомы могли быть и при отравлении. К тому же в своих воспоминаниях Мария Горина-Чокай упоминала, что Мустафа уже переболел тифом в Туркестане и у него должен был быть иммунитет.

В отравлении Мустафы Шокая подозревали его окружение, однако доказательств тому так и не было найдено. Политический деятель был похоронен на турецком мусульманском кладбище (Османидов) в Берлине.

Читайте также:

45-летний алматинец рассказал, что сдает квартиру студенткам за секс

В России баскетболистке Захуй изменили фамилию

Билли Сондерс готов объявить о бое с Головкиным

СМИ: "Кайрат" планирует купить футболиста за один миллион евро

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/society/1435988-tyazhelaya-zhizn-tragicheskaya-sudba-mu/