Эксперт высказался о проблемах применения УДО в Казахстане

Опубликовано:

Исидор Борчашвили
Фото: из личного архива спикера Исидора Борчашвили

Лица, осужденные за коррупционные преступления до внесения изменений в УК РК, имеют право на УДО, так как к поправкам не должна применяться обратная сила закона. Таким мнением поделился заслуженный деятель Казахстана, доктор юридических наук, профессор Исидор Борчашвили. Корреспонденту NUR.KZ эксперт рассказал о применении данной нормы Уголовного кодекса РК, которая вступила в силу с прошлого года.

В декабре 2020 года парламент РК принял поправки в Уголовный кодекс РК, которые предусматривают запрет на условно-досрочное освобождение лицам, совершившим тяжкое и особо тяжкое коррупционное преступление.

В марте 2021 года Верховный Суд РК в связи с этим провел обобщение судебной практики рассмотрения материалов об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания (УДО). В нем он разъяснил, что те суды, которые применяли на практике нормы нового Закона, на момент принятия решения об УДО, а не действовавший на момент постановления приговора, поступили правильно. И наоборот, суды, которые применяли УДО к лицам, осужденным за тяжкие и особо тяжкие коррупционные преступления, поступали неправильно.

Комментируя данный вывод, профессор отметил, что за 7 лет действия УК РК, который был принят в 2014 году, были внесены многочисленные изменения и дополнения, которые привели к нарушению внутреннего единства уголовного законодательства.

«К примеру, за указанный период в статью 72 УК РК об УДО вносились изменения и дополнения 6 раз. В 2015 году УК РК вступил в силу, а первые изменения в данную норму внесли уже в апреле 2016 года, в 2019 году уже три раза вносились изменения, в 2020 и 2021 году – по одному разу», - сказал Исидор Борчашвили.

Он считает, что Верховный Суд РК в указанном обобщении справедливо отмечает, что частые изменения законодательства вызвали у отдельных судов трудности в правильном применении указанных новелл законодательства. Особые затруднения у судов вызвали изменения, внесенные 19 декабря 2020 года, в ст. 72 ч. 8 УК РК, где расширялся круг лиц, в отношении которых устанавливался запрет на применение УДО.

«У судов возникли сложности по применению нормы об УДО, какой должен применяться закон, до или после внесенных изменений. Этим, на мой взгляд, было обусловлено и то, что Верховный суд РК сделал обобщение по применению статей 72 и 73 УК РК. В обобщении содержится ряд дельных предложений по совершенствованию УК РК, в частности статьи 72 и 73. Однако, по мнению Верховного Суда РК, вопрос о возможности применения или неприменения УДО должен решаться в соответствии с законом, действующим в данный момент, а не с законом, действовавшим во время осуждения или во время совершения преступления. Иными словами, УДО не распространяется на лиц, указанных в части 8 статьи 72 УК РК, даже если они ранее подпадали под применение УДО, то есть до внесенных изменений в УК РК от 19 декабря 2020 года», - отметил профессор.
«Верховный Суд РК в своем обобщении делает вывод о том, что должен быть применен новый закон, ссылаясь на статью 2 Уголовно-исполнительного кодекса РК (УИК РК), где отсутствует положение об обратной силе закона. Я считаю, что здесь допущена неточность. Вывод Верховного Суда РК о том, что должен действовать новый закон об УДО, не соответствует Конституции РК, международному законодательству, уголовному законодательству, другим законам и нормативным правовым актам нашей республики. Поскольку здесь без внимания или вне поля зрения остается статья 6 УК РК, где говорится об обратной силе уголовного закона», - поделился он.
«В статье 6 УК РК говорится о том, что если новый закон, устанавливает преступность или наказуемость деяния, усиливает наказание, либо иным образом ухудшает положение лица, совершившего деяние, то такой закон обратной силы не имеет. Анализ Закона от 19 декабря 2020 года, в отношении лиц, которые совершили коррупционные преступления, позволяет утверждать, что этот закон ухудшает их положение, так как исключает у них возможность на применение УДО, которая на момент вынесения приговора у них была. Поэтому он не подлежит применению», - сказал Исидор Борчашвили.

Этот аспект, по его мнению, может негативно сказаться на правах лиц, осужденных до введения новых законов. В частности, Исидор Борчашвили обратил внимание на поправки, предусматривающие запрет на УДО лицам, совершившим тяжкие и особо тяжкие коррупционные преступления.

«В пункте 3 статьи 77 Конституции РК закреплены 10 принципов правосудия, которые являются общими и едиными для всех судов и судей Республики. Пятым принципом этой нормы закреплено положение о том, что законы, устанавливающие или усиливающие ответственность, возлагающие новые обязанности на граждан или ухудшающие их положение, обратной силы не имеют. В пункте 1 статьи 15 Международного пакта о гражданских и политических правах ООН от 16 декабря 1966 года, ратифицированного Законом РК от 28 ноября 2005 года, также говорится об обратной силе более мягкого уголовного закона. В Законе РК «О правовых актах» от 6 апреля 2016 года закреплено, что законы, возлагающие новые обязанности на граждан или ухудшающие их положение, обратной силы не имеют (пункт 3 статьи 43)», - подчеркнул Исидор Борчашвили.
«Конституционный Совет РК в своем постановлении от 10 марта 1999 года № 2/2 дал разъяснение о том, что обратной силы не имеют те законы, которые ухудшают положение граждан, совершивших правонарушение. Сам Верховный Суд РК принял нормативное постановление «О судебной практике по применению статьи 6 УК РК» от 22 декабря 2016 года специально посвященное вопросам об обратной силе уголовного закона. При этом Верховный Суд РК в обобщении 2021 года не обратил внимание на эти Конституционные и другие положения об обратной силе закона», - заключил профессор.

На его взгляд, ошибочность позиции Верховного Суда РК связана с тем, что он ссылается на статью 2 УИК РК. Однако в Законе от 19 декабря 2020 года не указывается данная статья. Исходя из Конституционных положений, УИК РК не должен содержать положения об обратной силе уголовного закона. Тем более, УИК РК не должен противоречить УК РК, так как виды и размеры наказания, порядок их назначения и освобождение от отбывания наказаний определяются только в Уголовном кодексе РК.

Таким образом, профессор считает, что лица, осужденные за тяжкое или особо тяжкое коррупционное преступление до внесения изменений в УК РК, имеют право на условно-досрочное освобождение, так как к новым поправкам не должна применяться обратная сила закона.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/politics/kazakhstan/1955529-ekspert-vyskazalsya-o-problemah-primeneniya-udo-v-kazahstane/

Автор: Зауре Копжанова
Эксперт высказался о проблемах применения УДО в Казахстане