KZ

Что необходимо сделать для улучшения благосостояния казахстанских семей

Руки
Фото: pixabay

После 2019 года в Казахстане на политический уровень стали активно подниматься проблемы семейной политики. Произошло это после пожара в доме столичной многодетной семьи, унесшего жизни 5 детей. После этого, движущей силой ряда публичных акций протеста стали многодетные родители, требовавшие пересмотра уровня и форм поддержки социально-уязвимых семей.

Моментальной реакцией властей на это стал пересмотр форм и размеров социальных пособий, создание специального Комитета, непосредственно занимающегося вопросами семейной политики, и, первого в Казахстане Центра по изучению института семьи. Однако кризис, вызванный COVID-19 усугубил материальное положение и психологическое состояние казахстанских семей. О том с какими вызовами сталкивается семейная политика Казахстана сегодня и почему так важны научные исследования этой сферы NUR.KZ выяснил у эксперта, доктора PhD по политологии Жулдызай Искаковой.

- Жулдызай, поясните пожалуйста почему так важно научное сопровождение государственной политики?

На мой взгляд, при принятии тех или иных решений властям необходимо опираться на исследовательские данные, которые должны быть системными и периодическими. Как правило спонтанная и не подкрепленная качественным анализом политика приводит к плачевным результатам.

- Тема семейной политики по большей части межотраслевая. Здесь и социлогия, и экономика. Однако, на сколько эта тема сегодня изучена с точки зрения политической науки? Откуда берутся данные для анализа семейной политики?

В казахстанской политологии семейная политика исследована крайне мало. Это подтверждает тот факт, что за 30 лет по тематике защищены всего две докторские диссертации.

На сегодня одним из основных исследований на основе которого можно проводить анализ сферы является национальный доклад «Казахстанские семьи», который публикуется с 2019 года раз в два года. Ранее такие систематические исследования не проводились. По крайней мере их нет в открытом доступе. Были только отдельные соцопросы.

- Если казахстанских исследований в сфере семейной политики мало, то ведь можно и ориентироваться на исследования других стран, не так ли? Или казахстанская повестка семейной политики отличается от других?

Ориентироваться на чужие страновые исследования не совсем правильно. Казахстан хоть и является частью мировой системы, однако проблемы в каждом государстве имеют свою специфику. Где-то остро стоит вопрос падения рождаемости и старения нации, где-то высокий рост материнской и детской смертности и т.д.

- Хорошо. В таком случае какие вызовы стоят перед нашей страной?

Я бы выделила три ключевых вызова в сфере семейной политики.

Первый – это рост детской бедности. Совсем недавно общий уровень бедности у нас дошел до 5,7% от общей доли населения. Это исторический максимум за последние 10 лет. Соответственно возрастает и доля малообеспеченных семей. По данным ЮНИСЕФ - более 90% бедных семей в Казахстане - это многодетные семьи. При этом дети представляют свыше 40% населения, находящихся за чертой бедности. Детская бедность гораздо серьезнее взрослой бедности и несет за собой более тяжелые последствия: здесь и ослабление потенциала общества, и дополнительная нагрузка на бюджет в будущем.

Второй вызов – это усиливающийся запрос на гражданское участие. В 2020 году в общественно-правовом поле активно обсуждался законопроект о семейно-бытовом насилии. Общественники и гражданские активисты смогли настоять на том, чтобы законопроект был отозван депутатами на доработку. Этот кейс показывает, что гражданское общество Казахстана стало активнее реагировать на процессы, в том числе и касающиеся сферы семейной политики. В обществе растет запрос на участие. Это говорит о необходимости изменения подходов со стороны государства в реализации семейной политики, учета мнения общества.

Жулдызай Искакова
Жулдызай Искакова. Фото: из личного архива

Третий вызов – это демографические изменения. В стране идет интенсивный процесс урбанизации, который обычно сопровождается сокращением размера семьи, все больше молодых людей откладывает рождение первого ребенка на более поздний срок. Предполагаю, что в перспективе 5 и далее лет в стране ожидается снижение рождаемости. На это может влиять и то, что в активный репродуктивный возраст вступают городские казахи во втором и третьем поколениях, репродуктивные установки которых отличаются от установок старшего поколения. Это важный момент, так как динамику населения определяют именно казахи. К примеру, за 2020 год родилось рекордно высокое количество детей за последние 34 года, среди которых казахи – 79,8%, русские – 7,9%, представители других этносов – 12,3%. Я хочу сказать, что процесс второго демографического перехода становится реальностью для Казахстана. Поэтому вопрос демографии должен быть в поле зрения ученых и политиков. Важно заблаговременно видеть новые тренды и соответственно быть готовыми к ним.

- На Ваш взгляд все ли политические партии уделяют внимание вопросам семейной политики?

Я делала анализ программ парламентских партий с 2012 по 2021 годы. Смотрела, что они обещали в своих программах и что фактически выполнили.

Объективно говоря - все три парламентские партии Nur Otan, Ак жол и НПК вовлечены в тему, но в различной степени. Наиболее комплексные подходы у Nur Otan. Отдельные аспекты семейной политики затрагивают программы Ак жол и НПК, но результативность их предвыборных заявлений невысокая.

В 2021 году Nur Otan активно подхватил тематику семьи и сделал ее практически центром своей избирательной программы. Программа акжоловцев акцент делает на повышении рождаемости и облегчении процедур ипотечного кредитования молодым семьям. НПК больше сконцентрировалась на семейных ценностях, выражает обеспокоенность ростом доли неполных семей и уровня бедности. Импонирует, что декларации НПК за полгода работы нового созыва Парламента подкреплены запросами в Правительство о необходимости увеличения пособий по уходу за ребенком, разработки отдельной детской потребительской корзины и т.д.

- Есть ли какое-либо видение развития семейной политики или стратегия? Чтобы понимать куда мы движемся в сфере семейной политики.

Сегодня по меньшей мере есть шесть документов, которые прямо или косвенно влияют на сферу семейной политики. В долгосрочном плане работает Концепция семейной и гендерной политики до 2030 года. На мой взгляд документ нуждается в обновлении и пересмотре. В нем имеется некоторая несбалансированность целей и индикаторов. Считаю, что показателем развития семейной политики должно быть не снижение разводов, а развитие институциональной среды для развития семей, сокращение доли бедных и неблагополучных семей, создание условий для благополучного детства и старости.

Жулдызай Искакова
Жулдызай Искакова. Фото: из личного архива

- На что необходимо обратить внимание при дальнейшей реализации семейной политики?

Как я уже говорила, необходимо сфокусироваться на главной ценности - благосостоянии семей. Нужно также внедрить принципы прозрачности по результатам исполнения программ и концепций в сфере семейной политики, чтобы можно было отследить результат их выполнения.

Большое внимание следует обратить на поддержку неправительственных организаций, которые занимаются вопросами семейной политики, проблемами женщин и детей: расширять диалог с ними. Важно также государственным органам сотрудничать с отечественными вузами и научными организациями. Привлекать ученых к исследованию темы, делиться данными.

Необходимо также пересмотреть подход к категории «малообеспеченная семья», взяв за основу показатель прожиточного минимума, а не показатель черты бедности. Считаю, что, обратив внимание на эти аспекты получится выстроить эффективную семейную политику.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/nezavisimost/1923740-chto-neobhodimo-sdelat-dlya-uluchsheniya-blagosostoyaniya-kazahstanskih-semey/