KZ

"Подбросили тело в приемный покой": врачи рассказали об осаде горбольницы №7 в Алматы

Манас Рамазанов
Манас Рамазанов. Фото: NUR.KZ / Владимир Третьяков

Врачи ГКБ №7, расположенной в алматинском микрорайоне Калкаман, рассказали об осаде клиники, которая происходила несколько дней. Медикам пришлось оказывать помощь буквально в экстремальных условиях - операции и терапия проходили под звуки стрельбы и взрывы гранат, передает корреспондент NUR.KZ.

Как рассказал главный врач больницы Манас Рамазанов, 5 января, в момент, когда беспорядки сдвинулись к стационару, на лечении находились 560 пациентов.

Вокруг больницы стали концентрироваться вооруженные люди, которые располагались по проспекту Райымбека и улице Ашимова. Утром 6 января, когда новая смена медперсонала стала приходить на работу, их попросту не пустили, требуя разворачивать автотранспорт.

ГКБ №7
ГКБ №7. Фото: NUR.KZ / Владимир Третьяков

"Я сам приехал на работу в 07:15 утра, но на служебную машину налетела толпа людей. Водитель быстро среагировал, мы уехали вверх, спрятали авто в частном секторе, а я дошел до больницы окружными путями и в прямом смысле перелез через забор.

В отделениях была небольшая паника, особенно среди женщин. Ситуация осложнялась тем, что новая смена не могла попасть в больницу, а те, кто отдежурил свою смену, должны были уходить. Мы решили отпустить домой врачей-женщин , а тех, кто не задействован в оказании медпомощи - бухгалтера и так далее - не выходить на работу. Я попросил остаться мужчин. К тому же, мы выписали порядка 200 пациентов из тех, чье состояние не внушало опасений", - рассказал Манас Рамазанов.

Манас Рамазанов
Манас Рамазанов. Фото: NUR.KZ / Владимир Третьяков

По словам доктора, в больнице остались также сотрудники службы безопасности, работники пищеблока, прачки и так далее, то есть те, кто отвечал за жизнеобеспечение.

"Критическая ситуация складывалась 6-7 января. Больница была практически в осаде. В это время несколько раз группы вооруженных людей заходили в приемный покой, просили спирт, медикаменты или просто проверяли обстановку. К вечеру мы решили забаррикадироваться и попросили, чтобы "скорые" не привозили сюда пациентов, так как видели, что их просто разворачивают, а пациенты и сами сотрудники "скорой" подвергаются опасности. В основном, были самообращающиеся", - сообщил главврач.

Пациентов привозили на частных машинах без номеров, вспоминает он. Практически все они находились в реанимации, с огнестрельными ранениями и черепно-мозговыми травмами, травмами внутренних органов. Утром их пришли "навестить" люди, представляющиеся родственниками.

Реанимация
Фото: NUR.KZ / Владимир Третьяков

"Взломы начались ночью с 6 на 7 января, когда мы сделали баррикады - они взломали дверь и несколько окон. А под утро забросили тело. Охранники убедились, что человек мертв, и его мы трогать не стали. Впоследствии мы отправили его в патологоанатомическое бюро", - говорит главврач.

На тот момент поблизости не было сотрудников силовых структур, рассказывает Рамазанов. А у сотрудников службы безопасности дважды случались стычки с нападавшими. При этом во время драк численное преимущество было на стороне последних.

Кроме того, охранники пытались увещевать нападавших, объясняя, что, в том числе, среди пациентов находятся их же "товарищи", а к тому же, не ровен час, медпомощь может понадобиться и самим повстанцам.

Между тем, врачи подчеркивают : медицинскую помощь они обязаны оказывать любому пациенту, не разделяя людей на мирных и вооруженных людей. Чтобы обезопасить врачей и больных, приходилось даже говорить, что в стационаре находятся люди с коронавирусом.

Патрон в стене
Патрон в стене. Фото: NUR.KZ / Владимир Третьяков

"В течение дня количество людей уменьшалось, они группами по 3-5 человек ходили по периметру, машины заправлялись на АЗС, находящейся напротив, а к вечеру количество людей увеличилось. Нам пришлось по указке силовых структур спустить недельный запас кислорода, так как планировалась силовая спецоперация и боялись, что в резервуар попадет шальная пуля.

Кислород выпускали в 4 часа ночи, так как он шипит, когда выходит, а нам нужно было не напугать пациентов и не привлечь внимание тех, кто окружил больницу. За два часа, до 6 утра, мы убрали недельный запас кислорода - это около 4,5 тысячи литров. Я просил, чтобы силовики заходили через задний двор, чтобы эти люди не забежали к нам и находящиеся в больнице не стали заложниками. К обеду 8 января у нас по периметру было выставлено оцепление из силовиков", - вспоминает те страшные дни Манас Рамазанов.

Окно реанимации после выстрела
Окно реанимации после выстрела. Фото: NUR.KZ / Владимир Третьяков

Тем не менее, здание все же пострадало - на стенах и окнах "красуются" следы от выстрелов.

А пациентов с ранениями передали силовым структурам, как только они пришли в себя.

"8 числа мы спросили, что делать с ранеными - мы перевели их в отделение, но медперсонал боялся к ним подходить. Были те, кто вел себя агрессивно. Мы боялись, что они уйдут, когда начали приходить в себя. В итоге приехала команда спецназовцев и увезла их отсюда. Всего поступило 13 человек, из них один умер. Все они поступали в тяжелом состоянии", - говорит врач.

У всех поступивших с ранениями были взяты анализы на алкогольное и наркотическое опьянение, но дошли ли образцы до лаборатории в условиях затрудненной логистики - главврач не знает.

Есенай Еспенбетов
Есенай Еспенбетов. Фото: NUR.KZ / Владимир Третьяков

Есенай Еспенбетов, заведующий отделением реанимации ГКБ №7, в те дни дежурил в больнице. Он рассказывает, что работа не останавливалась ни на минуту, несмотря на звуки выстрелов и взрывы гранат за окном. Пациентов переводили в те палаты, где окна выходят во двор больницы, а не на проспект Райымбека, чтобы уберечь их от риска. Передислоцированы были и операционные.

"Боевики, вооруженные автоматами, дубинками, двустволками и гранатами, окружили нас и не выпускали и не впускали никого. Все они были одеты в черное, в масках. Поступали люди с ранениями в руки, ноги, бедро, живот, глаз и даже головной мозг", - заключил врач.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/incident/emergency/1950811-podbrosili-trup-v-priemnyy-pokoy-vrachi-rasskazali-ob-osade-gorbolnitsy-7/