KZ

Как работает скорая помощь в Алматы во время пандемии коронавируса

Сотрудники станции скорой помощи – те, кто оказался на передовой борьбы с коронавирусом. Медиков, одетых в противочумные костюмы, похожих на космонавтов в скафандрах, в начале года мы не раз видели в хрониках из Китая и других стран. Но вот уже и для Казахстана стало привычным появление желтых скорых с точно так же одетыми фельдшерами, передает NUR.KZ.

скорая
Фото: NUR.KZ / Петр Карандашов: Depositphotos

Сейчас в резерве станции скорой помощи работает 3500 сотрудников - 1635 фельдшеров, 355 врачей, 980 водителей и 152 человек младшего медперсонала, которые моют машины и делают дезинфекцию. Также – 194 машины, которые распределены по 12 подстанциям, расположенным по всему Алматы.

скорая
Биржан Оспанов. Фото: NUR.KZ / Петр Карандашов: Instagram

Главврач станции скорой помощи Алматы на своем посту всего две недели, впрочем, Биржан Оспанов уже работал на этой должности в течение нескольких лет ранее. С коронавирусом он столкнулся одним из первых.

«В феврале мы отправляли самолет из Казахстана в Ухань, забирали наших студентов оттуда и привозили сюда. Всего 215 человек. Затем забирали из Пекина дипломатов с их семьями. Я тогда работал в Национальном координационном центре экстренной медицины, одним словом, в санавиации, и потому возглавлял делегацию, отправившуюся за нашими соотечественниками в Китай.
Я своими глазами видел закрытый Ухань – в городе с населением 11 миллионов человек не было ни одной живой души и ни одной машины. Только блокпосты и сотрудники органов с автоматами», - вспоминает Биржан Жунисбекович.
скорая
Фото: NUR.KZ / Петр Карандашов: Twitter

Вернувшись на станцию скорой помощи Алматы, Оспанову пришлось столкнуться с трудностями. Так, с 10 июня, рассказывает он, начался ажиотаж, который возрастал и достиг своего пика 15-17 июня.

«В сутки на 103 поступало 8,5 тысяч звонков при обычной нагрузке в 2000 звонков. В четыре раза больше. Срочно надо было укреплять диспетчерский отдел – там находятся 12 посадочных мест для фельдшеров по приему и передаче вызовов и в обычное время мы справлялись. Пришлось увеличить до 20 мест, перебросив фельдшеров из бригад в диспетчерскую – таковы условия, сотрудник должен проработать не менее 3 лет на выездах.
скорая
Фото: NUR.KZ / Петр Карандашов: Instagram
При этом почти 4000 звонков были консультационного характера – где сделать ПЦР, где пройти КТ, что делать, если поликлиника не работает. Тогда мы открыли ситуационный колл-центр с номером 300 05 05. Сейчас туда поступает порядка тысячи звонков», - рассказывает главврач.
скорая
Фото: NUR.KZ / Петр Карандашов: Instagram

Вызовы делятся на категории – при первой, например, нужно срочно отправляться на выезд, как правило, в таких случаях, как инфаркты, кровотечения, ДТП и так далее. В этом случае время доезда составляет 13,4 минуты.

скорая
Фото: NUR.KZ / Петр Карандашов: Instagram

При выезде к пациенту с подозрением на коронавирус медикам приходится надевать средства индивидуальной защиты, что тоже занимает время. Тогда на приезд скорой может уйти 20-25 минут.

«Категории определяются автоматически – у каждого диспетчера стоит монитор с установленной программой, которая выдает вопросы. Их задают звонящему, а после получения ответов компьютер автоматически формирует вызов по категории. Это помогает избежать человеческий фактор. После этого вызов передается бригаде, которая находится ближе всего», - объясняет Биржан Жунисбекович.
скорая
Фото: NUR.KZ / Петр Карандашов: Instagram

Диспетчеры работают по 12 часов. Помимо них, в зале находятся два врача-консультанта, на которых переводится вызов при необходимости.

скорая
Фото: NUR.KZ / Петр Карандашов: Instagram

Кроме укрепления диспетчерского отдела, нужно было увеличить количество бригад. Главврач рассказывает, что предложил сотрудничество частным медицинским компаниям, которых в городе 8 с 4-10 каретами скорой помощи в резерве. Однако выделена была только одна машина.

«Так как нужно было восполнять еще и человеческие ресурсы, я обратился в Алматинский и Республиканский медколледжи, попросив ребят, кто учится на фельдшеров. Сейчас 60 фельдшеров обучаются, ездят с нашими бригадами», - говорит Оспанов.
скорая
Фото: NUR.KZ / Петр Карандашов: Facebook

Скорую удалось разгрузить благодаря введенному карантину, говорит он, и разделению стационаров по эшелонам. А главное, когда пациента везут на госпитализацию, его привозят в больницу, где делают компьютерную томографию, после чего, по результатам, передают в стационар определенного эшелона.

скорая
Фото: NUR.KZ / Петр Карандашов: Facebook
«Четыре показателя для нас важны – это наличие температуры, число дыхательных движений, ПЦР и КТ. Приезжая к человеку, нужно знать сатурацию - уровень насыщения крови кислородом. Раньше не было пульсоксиметров, они, кстати, дают погрешность. Число дыхательных движений вычисляется механически – в норме должно быть не более 20 вдохов в минуту. 16-18 – это нормально. 22 – это уже одышка. 26 вдохов говорят о том, что пациента срочно нужно везти в клинику.
Для того, чтобы пациент мог пройти КТ, мы договорились с тремя больницами - железнодорожной, ЦГКБ и Республиканским диагностическим центром, где удалось сделать отдельные подъезды, чтобы не смешивать потоки пациентов, подвергая их риску. И если на КТ видно «матовое стекло» в легких, что говорит о полисегментарной пневмонии, то пациента отправляем в стационар», - рассказывает врач.
скорая
Фото: NUR.KZ / Петр Карандашов: Facebook

Каждый вызов контролируется на станции по множеству показателей – во сколько выехала бригада, когда доехала, как оказала помощь, когда вернулась – нюансов очень много.

Так, в норме весь процесс выезда составлял 49-50 минут – это время, которое должно пройти с момента звонка до момента, когда бригада освободилась с учетом госпитализации пациента. На месте медработники должны оказывать помощь 25-27 минут, 20 минут дается на транспортировку в больницу.

скорая
Фото: NUR.KZ / Петр Карандашов: Instagram

Сейчас, в нынешних условиях, на все уходит 101 минута. Учитывая, что на каждую бригаду в пик ажиотажа приходилось по 22-24 вызова в сутки, можно представить, как разрывались сотрудники, стараясь успеть ко всем пациентам. О том, чтобы подумать о собственном отдыхе хотя бы на 10 минут, да даже о простом принятии пищи, не было и речи.

Сейчас ситуация несколько выправилась, нагрузка снизилась, говорит Оспанов. На бригаду в среднем сейчас приходится 14,8 вызовов. Меньше стало и госпитализаций – за пару дней цифра упала с 760 до 567. Тому причиной главврач видит карантинные меры.

скорая
Фото: NUR.KZ / Петр Карандашов: Twitter

После каждого вызова машину нужно продезинфицировать. На это тоже уходит время, которое удается сэкономить теперь, внедрив новые технологии – генератор горячего и холодного пара, который позволяет продезинфицировать машину за 10 минут против 30 минут традиционной обработки.

скорая
Фото: NUR.KZ / Петр Карандашов: Getty Images

К слову, Биржан Жунисбекович признается, что ни один сотрудник не отказался от работы в столь тяжелое и рискованное время. Помогать и спасать было главной задачей, о риске для себя никто и не думает. Каждого сотрудника обеспечивают всеми средствами защиты.

скорая
Фото: NUR.KZ / Петр Карандашов: Instagram

Аскар Аймырзаулы, врач анестезиолог-реаниматолог 6 подстанции, уже третий год работает в скорой. Он обслуживает первую категорию, то есть, самые, по его словам, «тяжелые» вызовы. Он вспоминает один из сложных случаев – мужчина 50 лет находился в состоянии клинической смерти к приезду скорой помощи.

Давление уже было на нуле, но бригада все равно взялась за реанимационные действия – интубация, ИВЛ. Состояние удалось стабилизировать, после чего пациента увезли в больницу, в реанимацию. А еще через несколько дней справились о его состоянии – мужчина уже находился в обычной палате.

скорая
Аскар Аймырзаулы. Фото: NUR.KZ / Петр Карандашов: Instagram

Всегда жалко детей, говорит Аскар. За ними постоянно нужен контроль, бывают несчастные случаи, случаи удушения, когда малыш подавился мелким предметом.

Бывает, что скорая не успевает приехать.

«По протоколу проводим реанимационные мероприятия, а если они не дают результата, прекращаем их. Самое сложное в этой ситуации – сказать родственникам, особенно, если умер ребенок», - говорит мужчина.

скорая
Фото: NUR.KZ / Петр Карандашов: Twitter

На смену Аскара в 24 часа, как правило, приходится 17-18 вызовов. Бывают это и коронавирусные пациенты, которые, кстати, не всегда верят в свою болезнь.

«Бывало, родственники жаловались, пациент не хотел ехать в больницу. Некоторые до сих пор не верят в пандемию. У нас был вызов, когда у пациента на лицо все симптомы Covid, а человек говорит, что у него просто ОРВИ, правда, температура не купируется уже неделю, одышка. Отвезли в больницу – у него пневмония. Сейчас слова благодарности написали нам», - рассказал Аскар.

скорая
Фото: NUR.KZ / Петр Карандашов: Twitter

Тратить много времени на разговоры сотрудники не могут. Поступил вызов – нужно срочно ехать, ведь каждая сэкономленная минута может спасти жизнь человека.

Мы благодарим медицинских работников Казахстана за их работу и неоценимый вклад в борьбу за жизни и здоровье людей.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/health/coronavirus/1866132-kak-rabotaet-skoraa-pomos-v-almaty-vo-vrema-pandemii-koronavirusa/