KZ
Моя история: Казахстанка заразилась ВИЧ от парня-наркомана

Моя история: Казахстанка заразилась ВИЧ от парня-наркомана

Расcказать Вконтакте

Как часто мы  задаем себе вопрос: что я знаю о ВИЧ-инфекции и могу ли я защитить себя от заражения ВИЧ?

Надеемся, что прочитав следующую историю, каждый сделает для себя выводы и примет решение нужна ли ему защита от заражения ВИЧ- инфекцией и информация о профилактике ВИЧ. К нам попал короткий рассказ молодой девушки.

Меня зовут Аида. Скоро мне будет 25. Я родилась в Целинограде, окончила здесь школу. Родители хотели, чтобы я стала учителем и работала в школе как они, но я оставила универ на 2 курсе и уехала с ним...

Родители отвернулись от меня, из родных я общалась только с бабушкой. С Русланом мы познакомились у друзей на вечеринке. Он так красиво ухаживал за мной, я влюбилась и не хотела расставаться с ним ни на минуту. Моим подругам он не понравился. Они отговаривали меня от встреч с ним, говорили, что мне всего 19, ему 25, и он мне не пара.

Я не хотела никого слушать, и мы стали жить вместе. Вначале все было нормально, у нас были деньги, Руслан говорил, что летом сыграем свадьбу. Но вскоре я начала замечать его странное поведение. Он мог внезапно исчезнуть на несколько дней, а по возвращению долго не разговаривал со мной. Позже Руслан признался, что он наркоман и ему нужна помощь.

Сказал, что ему нужно ехать в Алматы, там его вылечат, что его богатые друзья ему помогут. Так мы оказались в Алматы. Лечиться он не стал, оказалось, он просто убежал от людей, которым задолжал большие деньги, моя жизнь превратилась в череду лжи, унижений и оскорблений. Вскоре я поняла, что беременна.

Руслану было все равно, помощи от него я не ждала, и решила вернуться в Астану. Он просил о прощении, обещал завязать. Вместе приехали в Астану, бабушка не узнала меня, за неполный год я страшно похудела и выглядела изможденной. Она повела меня к гинекологу, было уже 16 недель. Я сдала все анализы, через несколько дней другой врач сообщил, что необходимо пересдать анализ на ВИЧ...

Я помню как сидела в кабинете врача СПИД-центра, мне было страшно, больно, во мне кипела злость, я ненавидела его, ненавидела себя, свою жизнь и всех вокруг, я не хотела больше жить. Сейчас, я понимаю, что жива благодаря врачам центра СПИД. У моей дочери Алины все тесты оказались отрицательными.

Благодаря терапии, она родилась здоровой. Руслан поначалу боролся со своей пагубной привычкой, прошел лечение, пытался работать, когда Алине было 2 месяца он исчез... Он умер 4 года назад от передозировки. Сейчас, спустя несколько лет, я отпустила эту боль. Мне нелегко, но у меня есть дочь, мы готовимся в школу.

Я помирилась с родителями, нашла работу, помогаю бабушке. Ну а мне помогают врачи СПИД-центра. Трудно  представить, что было бы со мной и моим ребенком, если бы не настойчивость моего врача из центра. Сейчас я получаю лечение, регулярно прохожу обследование, вместе с врачом обсуждаем результаты моего лечения. Хочу добиться, чтобы вирусная нагрузка снизилась до минимального, как говорят врачи до неопределяемого уровня. И жить дальше, не жить вопреки, а жить ради жизни...

Мы часто встречаемся в своей практике с похожими случаями,- рассказывает заведующая отделом эпиднадзора за ВИЧ Центра СПИД в городе Астане Инжу Бекетовна Аймагамбетова.

Влюбленные не видят изъянов своих избранников. По их мнению его парень или девушка - самые чистые, неуязвимые. Ничто не может омрачить их возвышенных отношений. О каком ВИЧе может идти речь? Но на деле – все  до обыденного просто: избранник употребляет наркотики, а любимая девушка до него имела опыт   сексуальных отношений с несколькими мужчинами. Но все это выясняется позже, после факта заражения, когда спала пелена с глаз и уже ничего не поделаешь. А как хочется повернуть все вспять и, прежде, чем начать отношения, расспросить партнера о его поведении, предложить вместе пройти тест на ВИЧ!

За последние 10 лет число ВИЧ-инфицированных в Астане увеличилось, - продолжает Инжу Бекетовна.

Сегодня, в связи с высокими миграционными процессами, Астана стала относиться к регионам Казахстана с высоким уровнем заболеваемости на душу населения.  78% заболеваемости приходится на население молодого, трудоспособного, репродуктивного возраста - 20-39 лет. Но заражению подвержены все возрастные группы. Более трети ВИЧ-инфицированных - женщины, что увеличивает риск передачи ВИЧ-инфекции от матери ребенку.

Основные причины распространения ВИЧ – это рискованное сексуальное поведение и употребление инъекционных наркотиков. Более 50% всех случаев передачи ВИЧ  в Астане  связаны с употреблением   инъекционных наркотиков, наметилась стойкая тенденция роста полового пути заражения. И все это - результат беспечного отношения большинства к ВИЧ. Лица, имеющие 2 и более половых партнера уже находятся в зоне риска.

А для заражения ВИЧ достаточно одного единственного «случайного» контакта. Любой незащищенный половой контакт с партнером, ВИЧ-статус которого наверняка не известен, должен являться поводом для обследования на ВИЧ. Это должен сделать каждый, кто потом не хочет кусать локти. Что касается инъекционных наркотиков, то здесь тоже не может быть никаких компромиссов – только полный отказ от наркотиков гарантирует личную и семейную безопасность. Поэтому, если ваш партнер в настоящее время или когда-либо ранее употреблял наркотики, то нужно немедленно пройти обследование на ВИЧ  обоим партнерам.

Как реагирует человек, впервые узнавший о своей болезни – ВИЧ-инфекции? На этот вопрос мы попросили ответить врача-психотерапевта Центра СПИД Изотову Наталью Геннадьевну.

"Конечно, каждый человек реагирует по разному", - отвечает доктор Изотова.

У кого-то может быть испуг, страх, шок, слезы, это нормальная реакция в период адаптации к диагнозу. Другая группа пациентов протестует против диагноза, просто не верит.

С такими формами адаптации к диагнозу мы тоже работаем, возможно по времени это занимает более длительный период. И в первом, и во втором случае, нужно понимать, что мы, специалисты, выдаем рекомендации по принятию ВИЧ-статуса. Волшебного рецепта как безболезненно принять диагноз и справиться с депрессией, к сожалению нет. Нередко, важны усилия не только пациента, но и его близких, особенно родителей. В случае с героиней рассказа, хочу отметить, что она смогла справиться с эмоциями, и подошла, если можно так сказать, рационально к принятию диагноза, несмотря на свой молодой возраст приняла волевое решение получать лечение и родить здорового ребенка. Каждый случай индивидуальный, более того чувства и эмоции, сопровождавшие пациента в момент сообщения положительного ВИЧ-статуса могут возвращаться и в последующем. И моя задача -  сделать их проявление в менее острой форме, не влекущей ухудшения состояния здоровья данного пациента.

Мы часто слышим, что ВИЧ не существует, что это очередная выдумка  фарминдустрии западных стран. Так ли это и как сейчас живет Аида, ее дочка, могут ли они заразить других? Заместитель главного врача Центра СПИД г.Астаны С. Мусина, отвечая на первый вопрос, говорит, что отрицание ВИЧ это главная ошибка в деле борьбы с эпидемией, в результате чего идет рост новых случаев, неприятие антиретровирусной терапии.

"Когда я встречаюсь с такими высказываниями и мнениями, мне вспоминается один случай из практики нашего центра", - отмечает Салтанат Бериковна.

Ребенок с родителями прибыл в Астану  из одной из стран СНГ, где ему долгое время не могли поставить диагноз. К нам он попал в 8 летнем возрасте с весом 10 кг, в тяжелом состоянии. При обследовании у ребенка был выявлен ВИЧ, глубокая иммуносупрессия, наличие нескольких осложненных форм вторичных заболеваний. Нами незамедлительно была начата антеретровирусная терапия. Вместе с педиатрами детской больницы №1 мы боролись за жизнь ребенка на протяжении 40 дней. Только благодаря высокоактивной антиретровирусной терапии, направленной не только на подавление размножения вируса в крови, но и сохранение качества и продолжительности жизни, ребенок встал на ноги, сейчас бегает, играет со сверстниками и ходит в школу.

Что касается Аиды - она продолжает наблюдаться в нашем центре. Ее ребенок здоров, и в 2-х летнем возрасте был снят с врачебного наблюдения после отрицательных результатов анализов. Аида сама получает терапию. Вы знаете, что при ВИЧ-инфекции  пациент принимает лечение на протяжении всей жизни. В целом, лечение  ВИЧ очень сложный процесс, эффективность терапии во многом зависит от ответственного подхода к лечению самого пациента. Медициной накоплен положительный опыт в области лечения ВИЧ. Сейчас можно говорить, что антиретровирусная терапия имеет не только клиническое значение, но и профилактическое, т.е. способствует предотвращению новых случаев. Уже доказано, что у пациентов с неопределяемой вирусной нагрузкой (минимальным количеством вируса в крови) риск передачи вируса другим людям, очень низкий. Конечно, вместе с приверженностью к лечению, соблюдением режимов приема лекарств, пациенты с ВИЧ, должны придерживаться правил по недопущению заражения других лиц. Поэтому рекомендуем гражданам, у которых выявлен ВИЧ, не избегать и не уклоняться от диспансерного наблюдения. Ведь своевременно начатое лечение – залог полноценной, качественной  жизни.

Ваша реакция
31
5
25
64
19
11
36
Спасибо за Ваше мнение Вы уже голосовали
Новости Казахстана
Mailfire view pixel