KZ

Как искоренить взяточничество в Казахстане

Коррупция в Казахстане
Фото: pixabay.com

Пандемия обострила проблемы во многих сферах жизнедеятельности. И в новых условиях коррупция, к сожалению, стала одной из «болевых точек».

О том, какую роль играет превенция и какая при этом ответственность лежит на самих гражданах в борьбе с коррупцией, рассказала в интервью NUR.KZ общественный деятель Айгуль Соловьева.

- Айгуль Сагадибековна, расскажите пожалуйста, какую роль играет гражданское общество в сфере противодействия коррупции? Какие эффективные механизмы взаимодействия с гражданским обществом в борьбе с коррупцией Вы бы выделили?

- На мой взгляд, вовлечение гражданского общества в решение данной проблемы очень важно, поскольку одно агентство (Агентство по противодействию коррупции РК – прим.) не может само проводить антикоррупционную политику.

Коррупция проникла во все слои общества: государственные органы, квазигосударственный сектор и другие. И взаимодействие с обществом – это один из важных инструментов, где каждый может внести свой вклад в раскрытие коррупционных факторов и рассматривать через призму того, что говорит гражданское общество, бизнес-сообщество и обычные граждане, которые получают государственные услуги.

Увидеть все одно ведомство, даже имея территориальные подразделения, на мой взгляд, не может. Касательно того, какие площадки имеются для того, чтобы эффективно бороться с коррупцией, в первую очередь, это специальная мониторинговая группа, которая была создана Указом Президента РК и закреплена за тем, чтобы проводить мониторинг за реализацией антикоррупционной стратегии. Каждые два года центральными государственными и местными исполнительными органами вырабатываются планы мероприятий. И специальная мониторинговая группа делает анализ того, насколько эффективно реализуются механизмы, запрашивает документы, принимает непосредственное участие в реализации антикоррупционных планов. Это является своего рода встряской для госорганов, чтобы они не забывали и строго следовали тем намерениям, которые обозначили в своих планах. Именно граждане являются потребителями госуслуг, в связи с этим только они могут высказать свои позиции касательно проводимой антикоррупционной политики.

- А какие сферы являются наиболее уязвимыми в вопросе коррумпированности?

- Одна из главных сфер – это государственные закупки. Начиная от местных исполнительных органов, заканчивая центральным уровнем государственной власти. Поэтому данная сфера должна быть под особым прицелом, поскольку это бюджетные деньги. Спектр коррумпированных схем достаточно широк. К примеру, всем известная схема, когда закуп проводится из одного источника. Объявляется конкурс на очень маленькую сумму, на которую естественно никто не подается. Ввиду этого применяется практика проведения закупа из одного источника, далее с исполнителем составляется дополнительное соглашение, которое может в 10 раз превышать сумму одного тендера. Если говорить о местном уровне, то такие схемы применяются на таких простых вещах, как закупка компьютеров. Там есть и свои пути отмывания бюджетных денег.

Существуют и другие сферы, к примеру, предоставление государственных услуг. Всем известно, что у нас есть система ЦОНов, в которых тоже имеются случаи, которые относятся к категории бытовой коррупции. В этом случае, безусловно, и граждане должны знать свои права, и государственный орган, который предоставляет ту или иную услугу.

Также одной из самых уязвимых сфер является лекарственное обеспечение. Мы получили достаточно высокую оценку по индексу Transparency International, однако нашей стране была дана рекомендация об усилении работы в борьбе с коррупцией именно во время пандемии. Выделяются огромные деньги из госбюджета, освоение которые необходимо мониторить на постоянной основе. У многих европейских стран был снижен рейтинг ввиду того, что не было достаточного контроля за теми деньгами, которые выделялись на борьбу с пандемией.

Сфер и схем на самом деле, много. Однако мы, общественники, принимаем все необходимые меры и ищем пути для того, чтобы в дальнейшем не допустить развитие коррупционных рисков.

- Главой государства было дано поручение о привлечении к ответственности первых руководителей госструктур за уличение в коррупции подчиненного. Насколько эффективно реализуется данная практика?

- Стоит отметить, что данное поручение Главы государство вошло в законодательную норму о том, что руководитель по иерархии несет ответственность за своего подчиненного в допущении фактов коррупции. Тут хочу сделать акцент на том, что если первый руководитель проводит антикоррупционную политику, то подчиненный не решится на такое деяние. Поэтому в законодательстве имеется не только норма о том, что руководитель должен покинуть свое место, но и потому что это солидарная ответственность. Если факт коррупции допущен, то не всегда виноват исполнитель, большую роль играет сама атмосфера в организации.

Данная норма работает. За его исполнением общественники активно наблюдают. Руководители уходят в отставку, если их подчиненные допускают коррупционное деяние. Это закон и его никто не вправе нарушать.

Айгуль Соловьева
Фото: из личного архива Айгуль Соловьевой

- Как Вы считаете, какую роль играет превенция в борьбе с коррупцией и какие механизмы необходимо внедрить, чтобы предупредить возникновение коррупционных деяний?

- Превентивные меры необходимы, потому что важно не доводить ситуацию до коррупционного преступления. Среди механизмов я бы выделила цифровизацию (открытые данные), подотчетность гражданам. Кроме всего этого, важную роль играет пропаганда образа жизни без взяток и допущения коррупционных нарушений. Для этого функционируют площадки «Адалдық алаңы», которые запрашивают антикоррупционные планы, эти планы анализируются и определяются как внутренние, так и внешние риски. Внешние риски определяет Департамент по превенции Агентства по противодействию коррупции РК, а внутренние рассматриваются отдельно каждым государственным органом совместно с общественностью.

На мой взгляд, превенция – это очень важный механизм, потому что арестовывать всех подряд и содержать их в местах заключения – это очень дорогостоящее удовольствие. Для этого и внедрены превентивные инструменты – чтобы коррупционные риски заведомо выявлялись и не доводились до преступления. Это помогает создать такую систему, в которой в принципе совершение коррупционных деяний будет очень сложным. Причем при активности гражданского общества как оффлайн, так и онлайн, это будет недопустимо.

- У многих людей до сих пор присутствует некий страх перед тем, чтобы рассказать о факте совершения коррупции другими лицами. Вы согласны с этим? Если да, то что нужно сделать, чтобы этот страх прошел?

- Безусловно, донесение у нас относят к какому-то сексотству или предательству. На самом деле во всех цивилизованных странах донесение является абсолютно нормальным явлением. Людям необходимо определиться, либо мы готовы жить в таком обществе, где есть коррупция, либо мы готовы бороться с этим, а не только возмущаться. Поэтому донесение о коррупционном деянии я считаю правильным и ответственным гражданским поступком.

Тут даже дело не в страхе, а больше в нашей ментальности. Нам надо избавляться от этой черты. Человек, который прикрывает коррупционера - сам является сторонником подобных преступлений. Чтобы избавиться от этой толерантности к подобным преступлениям, необходимо превращаться из населения в граждан. Но раз общество возмущается и процент этот растет, значит есть смысл во всех антикоррупционных мероприятиях. Это должна быть взаимная ответственность государства и гражданского общества. Тогда успех не заставит себя долго ждать.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/nezavisimost/1913814-kak-iskorenit-vzyatochnichestvo-v-kazahstane/