KZ

Карагандинка рассказала, как потеряла дочь при теракте на "Норд-Ост"

Светлана Губарева, жительница Караганды, которая пережила теракт на Дубровке, мечтает увековечить память погибшей дочери. Она хочет увидеть небольшую мемориальную доску с портретом своей дочери на стене родной карагандинской 38-й школы, в которой училась ее Саша, передает корреспондент NUR.KZ.

«Память не должна умирать! Хорошие ли воспоминания, или плохие, люди должны об этом помнить и знать, чтобы постараться уберечь своих детей», - уверена заложница, потерявшая в теракте единственного ребенка и жениха.

Спустя 15 лет после трагических событий на Дубровке, Светлана Губарева откровенно рассказала, как это было.

15 лет - ровно столько живут в Светлане удушающая скорбь, горькие воспоминания, неугасающая память, не дающие покой вопросы без ответа и маленькая надежда. Ровно 15 лет назад Светлана вместе с 13-летней дочерью Александрой и будущим супругом из США стали заложниками террористов в театральном центре на Дубровке в Москве.

«Сначала все было хорошо. Любимая дочь, жених, с которым мы хотели узаконить отношения и переехать в Соединенные штаты. Для получения визы невесты мы с Сашей поехали в Москву, туда же приехал мой жених Сэнди Алан Букер.

Мы вместе сходили на собеседование в посольство, и вышли оттуда самые счастливые - мы получили одобрение.  На радостях погуляли по Москве, а затем купили билеты на разрекламированный на тот момент мюзикл «Норд-Ост», - вспоминает Светлана.

Мюзикл не произвел на Светлану особого впечатления, но события, последовавшие после второго отделения, навсегда врезались в ее память.  Не успев начаться, мюзикл закончился, так как зал стал наполняться людьми в военной форме. Среди них было немало женщин.

Они буквально оккупировали находящихся в зале зрителей, многие из которых до последнего думали, что так задумано по сценарию музыкальной постановки. Люди пришли в себя и стали осознавать всю критичность ситуации лишь после выстрелов в воздух, которые произвел лидер террористов в маскировочной одежде.  Он стоял прямо на сцене.

«У нас были смешанные чувства. Реакция была очень разная у людей. Истерика, тихий плач, окаменевшие глаза и всеобъемлющий страх, который читался на лицах. Мы не понимали, что происходит, но вели себя очень тихо и старались не разозлить этих людей.

Помню реакцию Саши: она все время задавала вопросы. А Сэнди сразу понял, что нам угрожает реальная опасность. Между тем, террористы вели себя тоже по-разному. Одни были дружелюбны, другие источали агрессию. В то же время, нам давали пить и разрешали связаться по телефону с родными, чтобы оповестить их о том, что мы в заложниках.

У нас сотового телефона не было, поэтому мы не могли связаться ни с кем. Но нас обнадежил их главарь - Бараев, который пообещал отпустить иностранцев, то есть у нас был шанс спастись.

Люди спрашивали у них: «Почему вы нас захватили? Почему, в чем мы виноваты?» Они отвечали: «Ну вы же ничего не делаете, чтобы остановилась война в Чечне, вы же не выходите на демонстрации. Мы хотим, чтобы война закончилась!», - делится страшными воспоминаниями Светлана.

Несмотря на вполне, на первый взгляд, спокойную атмосферу, террористы все же были начеку. Так как связи с внешним миром у людей не было, Светлана прислушивалась к каждому слову, который доносился из радиоприборов в руках террористов.

Украдкой она слышала скудную информацию о том, что террористы расстреливают заложников. На такие новости Бараев реагировал остро. Он злился и повторял, что все это вранье, и подобное вранье говорят постоянно и о Чечне. А на самом деле, первое применение оружия было немного позже.

«Ольга Романова – девушка, которую убили первой. Она не была с нами, а пришла каким-то образом, пробралась в здание. Она вела себя очень агрессивно, пыталась сурово уговорить его отпустить заложников. Но ей это не удалось, они разозлились на нее и вытолкали в одну из боковых дверей. А там уже были выстрелы...», - рассказывает Светлана.

Между тем, периодически террористы стреляли в воздух. А перед этим они заставляли ложиться людей на пол. По мнению Светланы, конкретного намерения начать расстрел заложников у них не было. Но угрозы были. К тому же, террористы все это время изготавливали пояса «шахидов» - пояса "собирались" прямо на месте и приматывались к женщинам скотчем.

Еще Светлана помнит, как кроме Романовой погибли еще два человека. Один из них тоже пробрался в здание снаружи. Он вроде как искал своего сына, но в зале такого ребенка не оказалось, и мужчину расстреляли, заподозрив, что он «подосланный». А на третьи сутки, 25 октября, у одного из молодых мужчин-заложников сдали нервы. Он бросился с бутылкой на женщину-террористку. В этот момент по нему открыли огонь. Пули не задели его, но насмерть поразили другого заложника и ранили женщину.

«У людей в тот момент была паника. Третьи сутки, все устали, и кажется террористы тоже. Мы были отрезаны от внешнего мира. Среди нас были журналисты, им разрешали передавать информацию. После того, как был убит Павел Захаров, Бараев вновь сообщил нам, что утром намерен отпустить иностранцев. Нам дали связаться с посольством, и была договоренность, что мы уйдем в 8 утра. Но так не случилось.

Я уже потом опомнилась в больнице. На момент штурма я спала и, видимо, из-за ядовитого газа, впала в кому. Пришла в сознание в реанимации. Описать свое состояние я не могу, была рвота, тело было покрыто чем-то таким липким. Но самое страшное, что могло, со мной уже случилось. Я навсегда потеряла свою Сашу и Сэнди (мужчина тоже погиб - прим.ред.)», - не скрывая рыданий, делится Светлана.

Со временем Светлана стала не просто заложницей террористического акта, она стала заложницей своих воспоминаний. До сих пор женщина не может спокойно вспоминать, как погибла ее дочь. По мнению Светы, Саша стала жертвой равнодушия и халатности тех, кто транспортировал пострадавших.

«Представьте себе, маленькая девочка на дне переполненного автобуса. Ее положили умирать в этот ПАЗик, а сверху накидали других пострадавших и повезли в больницу. Да, врачи потом делали все возможное, но было слишком поздно.

Убивает больше всего осознание того, как бесчувственны бывают люди. Поэтому я хочу, чтобы люди знали все это, более того, я мечтаю, чтобы на стене школы появилась маленькая мемориальная доска в память о моей Саше. Ведь такое горе может случиться с кем угодно.

Никто не застрахован от терроризма. А мемориальная доска могла бы напоминать людям о том, что терроризм — это не где-то там, а реальная угроза обществу. А быть может, она кого-то могла бы наоборот остановить, заставить задуматься....  Но, к сожалению, власти города не разделяют моей точки зрения», - сетует карагандинка.

Еще Светлана мечтает, чтобы в мире появился сорт роз имени Александры Летяго. Дочь Светы очень любила розовые розы...

Сама Светлана создала сайт в память о жертвах теракта.

Напомним, террористы захватили заложников 23 октября 2002 года в театре на Дубровке в Москве, где проходил мюзикл "Норд-Ост", 26 октября состоялся штурм театра. Позже объявили о ликвидации 40 террористов, погибло 130 заложников. "Норд-Ост" стал ассоциироваться с терактом.

Читайте также:

Воспитатель детского сада в Кызылорде посадил ребенка на горшок на улице>>

Жителю Шымкента грозит штраф в 4,5 млн за на распространение порнографии>>

Лишившаяся ног в ДТП Екатерина Парафиева: Никого не виню>>

Вынесен приговор по резонансному делу о групповом изнасиловании в Балхаше>>

Мисс Талдыкорган отказалась раздеваться до белья в Америке (фото)>>

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/incident/terrorism/1657664-karagandinka-rasskazala-kak-poteryal/