Выйти
KZ

"Девчонки падали в обморок": как алматинские врачи борются с коронавирусом (фото)

Рассказать в Telegram Расcказать Вконтакте

Алматинские врачи продолжают бороться на передовой с опасной коронавирусной инфекцией. И если для части казахстанцев понемногу снимается карантин, то медработники все еще не знают, когда смогут выйти с работы и увидеть свои семьи, передает NUR.KZ.

"Спасли пациентов, кому боялись не помочь": доктор инфекционного стационара Алматы о коронавирусе

Абзал Малбасканов. Фото из личного архива

Заведующий инфекционным отделением Центра фтизиопульмонологии Алматы Абзал Малбасканов рассказал о борьбе с коронавирусом, которую ведет ежедневно вместе со своими коллегами, и как врачи переживают пандемию. Далее - рассказ от первого лица.

"Я закончил университет в 2008 году, интернатуру в 2009, потом устроился в Национальный центр проблем туберкулеза хирургом, в 2012 году перешел на работу в новую больницу и получил дополнительную специализацию по фтизиатрии и пульмонологии - то есть, все, что связано с легкими.

Когда появился коронавирус, мы думали, что до нас он не дойдет. В начале года начался ажиотаж, стали говорить о коронавирусе, эпидемия началась в Китае, потом - Корея. Началась подготовка и у нас. Государству нужно было вывозить наших студентов из Уханя и других провинций Китая.

Читайте также

Какой сегодня праздник: календарь на 29 октября

У нас состоялось собрание, на котором говорилось о скором возвращении студентов и о том, что нужны добровольцы. Я был один из их числа. Позже к нам приехали инфекционисты, они помогали организовать провизорный центр, куда помещали прибывших из-за границы.

"Спасли пациентов, кому боялись не помочь": доктор инфекционного стационара Алматы о коронавирусе

Абзал Малбасканов. Фото из личного архива

От масок оставались ссадины

Первый опыт - ходить в противочумных костюмах было сложно. Мы не могли в течение смены покушать, сходить в туалет. У нас были пролежни от масок, у девушек на лице оставались ссадины и разводы из-за раздражения кожи от масок, костюм - недыщащий, у кого-то началась аллергия.

Девчонки падали в обморок от недостатка кислорода и того, что долго могли не есть. Бывало и у меня, что помутнеет в глазах, посидишь в сторонке, придешь в себя - но маску снимать нельзя.

Когда начали приезжать наши граждане из других стран, где были очаги заболевания, их в аэропорту проверяли эпидемиологи, а мы работали как карантинный госпиталь.

Когда в Европе стала распространяться инфекция, тогда появился страх перед коронавирусом. А когда стали приходить сообщения, что умирают медики на передовой, это внушало еще больший страх. В дальнейшем мы решили, что, если начали, то нужно довести дело до конца, нам терять нечего.

Читайте также

Список стран с коронавирусом: куда лучше не ехать

Бывало, что люди не выдерживали, они уходили. Тогда я с позволения руководства позвонил врачам, с кем ранее работал, младшему и среднему персоналу, собрал команду и мы начали работать. Разделили зоны на грязную, промежуточную и чистую. Начались массовые поступления пациентов с уточненным диагнозом, многих привозили ночью.

"Спасли пациентов, кому боялись не помочь": доктор инфекционного стационара Алматы о коронавирусе

Абзал Малбасканов. Фото из личного архива

Люди не хотели верить в болезнь

Было сложно работать с пациентами, потому что многие не хотели верить в свою болезнь. Многие переносили заболевание бессимптомно, когда человек не чувствует проявлений болезни, но в ходе обследования она выявляется.

Многие связывают симптомы с гриппом, но при ОРВИ и гриппе есть, например, насморк, заложенность носа, а при коронавирусе мы наблюдаем снижение вкусовых качеств, обоняния, диареи. Есть ломота в суставах, слабость, головные боли.

Первое время у многих пациентов была температура 39, до 40 доходила и с трудом купировалась. Не у всех ярко выраженная клиника, но в основном, симптомы таковы - острый жар, першение в горле, удушливый кашель. Когда человеку становится хуже, появляется одышка, он не может вздохнуть полной грудью.

Читайте также

Живущая в Беларуси казахстанка рассказала о ситуации в стране без карантина и режима ЧП

Таких пациентов мы брали на ИВЛ, но зачастую обходились кислородными баллонами и масками.

У некоторых людей - 25-30% - болезнь протекает бессимптомно, это особенно опасно, так как, чувствуя себя здоровыми, они могут ходить в общественные места.

"Спасли пациентов, кому боялись не помочь": доктор инфекционного стационара Алматы о коронавирусе

Фото из личного архива

Сейчас разработан клинический протокол, согласно которому при бессимптомном течении и стабильном состоянии можно наблюдать на дому. Конечно, их нужно обследовать - сделать анализы и рентген, главное - не пропустить пневмонию или обострение других сопутствующих заболеваний.

Нередко люди чувствовали себя здоровыми и объяснить, им что ваш анализ показал положительный результат, было сложно. В основном, человек проходит несколько этапов - отрицание, гнев и принятие. Сначала все отрицают, что болеют, потом, когда приходит осознание, человек начинает скандалить. А после смиряется и принимает лечение.

Когда на следующий день мы делали рентген или компьютерную томографию легких, у вроде здорового человека на снимке выявлялась двусторонняя пневмония. Эта зараза такая коварная, что незаметно проникает в организм и убивает. Однако у нас не было летальных случаев и, надеюсь, не будет.

Читайте также

"Халявы нет, надо работать": казахстанская семья рассказала о сложностях жизни в США

За пациента мы горой

За каждого пациента мы стоим горой перед болезнью. Лечащие врачи всегда находятся рядом или подменяют друг друга. Тяжелых мы ведем комплексно - сразу два-три врача.

"Спасли пациентов, кому боялись не помочь": доктор инфекционного стационара Алматы о коронавирусе

Фото из личного архива

Прямого лечения, как вы знаете, нет. В свободное время мы изучаем иммунологию, биохимию, патогенез, этиологию. Благодаря этому "вытаскиваем" пациентов. Уже несколько пациентов, кому, мы думали, не сможем помочь, мы спасли, и они уже выписались и вернулись домой.

Каждые три часа мы проводим термометрию и пульсометрию, проверяем насыщенность крови кислородом.

Конечно, у людей есть страх перед болезнью. Это естественная реакция, особенно, у молодых. Пожилые ко всему готовы, видимо, сказывается жизненный опыт.

Первое время нас тоже переполняли эмоции, но переживать бесконечно мы не можем - это как на войне – там солдаты ведь тоже каждый день не плачут. Приходится смиряться и дальше работать. Если мы будем падать в обморок или впадать в эмоции, то это не поможет пациенту.

Приходится друг друга поддерживать. Бывали у сотрудников моменты слабости, когда теряется надежда – помогу ли я, смогу ли. Тем не менее, все мы болеем душой за своих пациентов.

Читайте также

Врач из "инфекционки" Алматы рассказал, как идет борьба с коронавирусом на передовой

"Спасли пациентов, кому боялись не помочь": доктор инфекционного стационара Алматы о коронавирусе

Фото из личного архива

Недавно мы выписали пациента, который находился на лечении более 40 дней. За него долго боролись и победили. Мы были очень рады - и за свой труд, и за парня - надежда в его глазах стимулирует на дальнейшую работу.

Когда мы провожаем выздоровевших пациентов, то становимся в ряд и аплодируем ему, потому что он возвращается домой.

Сами мы буквально живем в больнице и не видимся с семьей. Лично я здесь с 18 марта. Хоть мы и защищаемся, соблюдаем контроль и специальную методику одевания, а у всех сотрудников результаты на сегодняшний день - отрицательные, потенциальные риски все же есть.

Мы даже не выходим на улицу, ведь пациенты тоже не могут выходить из своих палат. В знак солидарности мы тоже не выходим на прогулку.

Желаю, чтобы народ был един

Руководство организовало гостиницу для медсестер и младшего персонала. Иногда мы тоже ездим туда отдохнуть, но в основном на это не хватает времени. Персонал работает посменно, и эти смены не должны контактировать друг с другом, на случай, если кто-то заразится друг от друга.

Читайте также

Почему Казахстан не стал намеренно заражать граждан COVID-19, пояснил Биртанов

"Спасли пациентов, кому боялись не помочь": доктор инфекционного стационара Алматы о коронавирусе

Абзал Малбасканов. Фото из личного архива

Девчонок мы стараемся не загружать в ночное время, а сами, конечно, и по ночам работаем - поступления бывают, анализы иногда приходят ночью, а к 6 утра должны быть готовые списки на забор анализа для лаборантов.

Мы стараемся дать друг другу возможность отдохнуть, если кто-то выбился из сил, сами делаем остальную работу. У нас нет деления - это моя работа, а это - не моя, мы работаем командой и помогаем друг другу.

Нужно соблюдать защитные меры. Диванных экспертов, которые говорят, что в Казахстане ничего такого нет - много. Но во всем мире это происходит, и у нас, и в соседней России - она в два раза обошла Китай.

Когда есть время, мы заходим в соцсети и видим, как хвалят президента Беларуси за то, что он не ввел карантин. Но мы, медики, разговариваем с коллегами из этой страны и они рассказывают, что там много заболевших. Этого могут не видеть, официальные СМИ об этом не говорят, и люди верят в то, во что хотят. Если был бы организованный карантин, он не был бы таким длинным.

Читайте также

"20 лет ее ждала": алматинка мечтает поставить дочь на ноги

Дочь считает дни

Дома меня ждут жена и дети - им 3, 5 и 8 лет. С семьей я общаюсь через WhatsApp, по мессенджеру поздравлял с днем рождения дочь и жену. Старшая дочь говорит, что гордится мной, ждет меня и считает дни до моего возвращения - я обещал подарить ей велосипед.

Что я хочу пожелать казахстанцам? Я желаю, чтобы народ был един. Эта болезнь не смотрит на доходы, на национальную принадлежность, вероисповедание. Она показывает, что мы все - люди и мы должны быть едины. Разобщенное общество – слабое общество. Когда у нас будет единство, то все проблемы будут позади. Нужно поддерживать друг друга и быть добрее".

Мы благодарим медицинских работников Казахстана за их работу и огромный вклад в борьбу с коронавирусной инфекцией.

Новости дня - в нашем Instagram>>

Читайте также
"Девчонки падали в обморок": как алматинские врачи борются с коронавирусом (фото)
Mailfire view pixel