KZ

Руслан Енсебаев рассказал об эффектах цифровизации и концепте «Государство как платформа»

Рассказать в Telegram Расcказать Вконтакте

«Цифра» все глубже проникает во все сферы жизни и делает многие процессы удобнее, прозрачнее, эффективнее. В этом каждый день на деле убеждается министерство финансов РК. О результатах и эффективности внедрения цифровых проектов в деятельности Министерства финансов РК в интервью NUR.KZ рассказал вице-министр финансов Руслан Енсебаев.

Вице-министр финансов Руслан Енсебаев об эффектах цифровизации, новых сервисах и концепте «Государство как платформа»

Фото: Асель Кенжалина

– В начале прошлого года министр финансов Алихан Смаилов заявил о том, что ведомство намерено полностью перейти на цифровой формат работы. Как далеко сегодня Минфин продвинулся в этом вопросе, и каков эффект?

В 2019 году общий эффект от цифровизации деятельности Минфина составил свыше 881 млрд тенге, из них 448 млрд тенге в виде поступлений в бюджет за счет внедрения и реализации таких проектов, как информационные системы «АСТАНА-1», «ЭСФ», «Маркировка товаров», Интегрированная база данных, «Система управления рисками», «Электронные государственные закупки», Онлайн-контрольно-кассовые машины. Еще 433 млрд. тенге составил косвенный эффект бизнеса и экономии государственных учреждений.

По цифровизации финансовой сферы проделан действительно очень большой блок работы. Это касается как внутренних бизнес-процессов – госзакупок, бюджетного планирования, финансового контроля, бухучета, так и внешнего контура, включающего упрощение процессов оплаты налогов и др.

В рамках госпрограммы «Цифровой Казахстан» большое внимание уделяется поддержке МСБ и созданию благоприятных условий для малого и среднего бизнеса. Цифровизация повысила прозрачность закупок и дала бизнесу равные возможности по участию в проводимых конкурсах и позволила увеличить количество поставщиков на один лот в среднем в 2 раза.

Но нельзя сказать, что работа в этом направлении началась в министерстве только в рамках госпрограммы «Цифровой Казахстан». Минфин – один из самых первых центральных госорганов, кто начал применять различные IT-технологии еще с конца 90-х, начала 2000-х годов. Другое дело, что технологии меняются, в последние годы вообще бешеными темпами, появляются новые возможности. Системы требуют модернизации, растет количество пользователей и нагрузка, над совершенствованием всего этого мы сейчас и работаем.

– Какие задачи в сфере финансов сегодня помогает решать цифровизация?

– Во-первых, это борьба с теневой экономикой. К сожалению, у нас во многих отраслях отмечается высокая доля бизнеса, находящегося в тени. Это значит, что не зарегистрированные налогоплательщики оказывают какие-то услуги, продают товары, получают от этого прибыль и не выплачивают положенные налоги. Многие объекты, недвижимость, транспорт, земля попросту не зарегистрированы. Имеют место и реальные факты мошеннических действий, которые приносят большие потери государству. И вот наша большая задача – минимизировать и полностью исключить контакт чиновников с услугополучателем за счет цифровых технологий, к примеру, на таможне. Это позволит исключить риски и повысить доходную часть бюджета за счет вывода бизнеса из тени.

Второе направление – это повышение качества услуг и повышения удовлетворенности. Есть проблемы, с которыми мы системно боремся. Взять ту же уплату налогов, с которой сталкивается каждый человек, будь то налоги транспорт, землю или недвижимость. Там разный блок проблем. К примеру, это актуальность данных, потому что не мы регистрируем объекты налогообложения, они регистрируются в других госорганах. Машины – в органах дорожной полиции, земля – в местных исполнительных органах, недвижимость – в НАО «Правительство для граждан». Но мы интегрируемся с их базами данных и проводим сверку и актуализацию данных. На сегодняшний день нами обработано более 25 млн. сведений и актуализировано свыше 3,6 млн. ошибочных сведений. К примеру, по автотранспортным средствам чаще всего ошибки связаны с некорректными данными владельцев или характеристики транспортных средств, а также ошибки с двойной регистрацией. По транспорту уже актуализировано свыше 940 тысяч ошибочных сведений, еще около 30 тысяч ошибочных записей (1,2%) будут доработаны в кратчайшие сроки. По земельным участкам актуализировано 116 тысяч, а по недвижимости – 2,6 млн сведений. Как видите, проделана колоссальная работа. Остались случаи, когда необходимо присутствие самого налогоплательщика.

– Как переход на цифру помогает бороться с должниками?

- В последние годы важную роль играет понимание аспектов поведенческой экономики, в соответствии с которой всех налогоплательщиков можно разделить на три группы.

Первая группа, 70-80 % налогоплательщиков – полностью законопослушные. Если они не вовремя оплатили налоги, то в основном, это проблема сложных систем, непонятного законодательства и т.д. Сейчас мы ориентируемся на эти 80%, чтобы сделать сервисы максимально удобными и тогда эти люди не будут иметь проблем с задолженностями и блокированием счетов. Мы провели большую работу по актуализации данных, интеграции с приложениями банков второго уровня и частных ИТ компаний. Запущен единый контакт центр. Проводим работу над обеспечением отказоустойчивости ИТ систем.

Вторая категория налогоплательщиков, примерно 15 %, идет на риски нарушения законодательства в расчете оказаться незамеченными. Но, если с ними правильно выстроить диалог, то они сразу исправляются. По сути, это тоже законопослушная категория. Для выстраивания такой работы, мы усиливаем нашу аналитическую функцию, чтобы минимизировать контакты, и не допустить коррупционных рисков. Мы анализируем все данные в системе управления рисками, выявляем эти риски и информируем налогоплательщиков. Большие данные позволяют своевременно выявлять такие факты и перейти от надзирательского к предупредительно-сервисному стилю администрирования. Благодаря чему повышается налоговая дисциплина в целом.

Третья категория налогоплательщиков – намеренно не желающие соблюдать требования налогового законодательства и применяющие мошеннические схемы. Для них уже применяются более жесткие меры: проверки и уголовные расследования.

– То есть вы планируете стимулировать налогоплательщиков платить налоги через предоставление удобных сервисов?

Да, это один из основных инструментов. Как я уже говорил, большая часть налогоплательщиков – законопослушные, но у них возникали проблемы из-за того, что не получали вовремя уведомления в связи с переездом и внутренней миграцией. А в итоге, в последний момент обнаруживали, что их счета заблокированы. Или, даже получив информацию о задолженности, не могли разобраться в процессе, а процесс сложный – нужно понимать, в какой налоговый орган оплачивать, на какой код платежа и т.д. Иногда люди совершали ошибки и деньги уходили на другой счет. Вот этот комплекс проблем систематизирован, мы провели большую работу и почистили большое количество ошибочных сведений. Произошла интеграция с популярными приложениями банков второго уровня, теперь люди получают push-уведомления о том, где они могут быстро, автоматически оплатить налоги без выбора реквизитов. Мы сейчас вводим в эксплуатацию такой сервис, который называется «Налоговый кошелек». На него можно будет отправить авансовую сумму, и система автоматически разнесет налоги по счетам, а пользователь будет получать уведомления об оплате.

- Можно ли сказать, что цифровизация способствует тому, что налоговая администрация начинает работать в новом формате?

- Да, принцип работы меняется, мы стремимся к тому, чтобы переходить на сервисный формат – концепт «Государство как платформа». Мы стремимся оказывать населению услуги, а не быть контрольным надзорным органом. Это старый режим. Сегодня, если мы выявляем нарушителя, который обналичивал счет, то начинаем работать с его контрагентами, предупреждаем, что это рисковый контракт, заключая такие контракты, они сами попадают в зону риска. Таким образом, за счет аналитики данных, сама экосистема будет выжимать из себя недобросовестных налогоплательщиков. В этом направлении мы в самом начале пути.

- То есть это и есть технология Big data в действии?

В минфине сегодня огромные массивы цифровых данных (более 350 млн. записей электронных счетов фактур, более 400 000 записей таможенных деклараций). Мы применяем углубленную аналитику, к примеру, для анализа движения товаров по всей цепочке продаж, от импортера до конечного потребителя. Это помогает обнаруживать аномальные сигналы и выявлять различные риски.

Некоторые налогоплательщики при таможенном декларировании указывают один объем, а по факту завозят и реализуют больше товаров. Это делается с целью снижения сумм таможенных платежей.

Раньше на каждую товарную группу выделялось 5-6 специалистов, которые вручную выборочно проверяли бумажные документы. На анализ по каждой товарной группе уходило до 3 месяцев. По объективным причинам охватить все товарные группы было невозможно.

Кроме фискальных функций, мы осуществляем анализ наценки для выявления наиболее востребованных товаров, импортируемых в Казахстан.

Например, наценка на филе форели составляет более 450%. Это говорит о наличии спроса на данный продукт внутри страны. Несмотря на то, что у нас есть собственные рыбные фермы, форель все же завозится в страну извне. Возможно, следовало бы инвестировать в развитие существующих или запуск новых рыбных хозяйств.

Таким образом, данный анализ наценки позволяет оценить спрос по каждой позиции товаров и учитывать эту информацию при реализации программ локализации продукции и импортозамещения.

Как вы видите, большие данные сегодня – это все декларации, все счета-фактуры, которые накладываются друг на друга, а специальные модели быстро находят нарушения, которые заложены в алгоритмах. Но самое продвинутое во всем этом – самообучающиеся алгоритмы, которые будут находить вот эти аномалии, паттерны, шаблоны. Так мы движемся в сторону искусственного интеллекта.

– С 1 января все предприниматели, производящие денежные расчеты с клиентами по товарам и услугам применяют кассовые аппараты с онлайн-передачей данных. Был ли переход легким? И что мы имеем сегодня?

- Точки розничных продаж – это конечное звено в торговой цепочке. Без ее оцифровки остальная работа тоже бессмысленна. Поэтому очень важно для всех, кто занимается розничной торговлей, оказанием услуг, обеспечение онлайн контрольно-кассовыми машинами. По плану переход на КММ должен был состояться до 2025 года, но так как сейчас у нас ускоренная цифровизация, мы эти сроки сократили до 2022 года. Обязательное применение ККМ вводили поэтапно, создавая определённые стимулы. К примеру, для субъектов, применяющих специальный налоговый режим на основе патента и упрощенной декларации, при покупке онлайн-ККМ уменьшается сумма уплачиваемых налогов на стоимость онлайн-ККМ, но не более 50% от суммы уплаченных налогов в год. Вместе с тем была автоматизирована услуга постановки на учет кассовых аппаратов, что позволило сократить время на регистрацию до 1 дня, ранее это занимало до 3 рабочих дней.

С 2019 года расширен перечень операторов фискальных данных с одного до четырех. В результате этих мер, в настоящее время, количество онлайн-ККМ составляет порядка 97% от общего количества ККМ, зарегистрированных на текущий момент.

У нас осталась последняя группа налогоплательщиков – ИП на спецналоговых режимах, патенте, их сегодня порядка 200 тысяч.

Мы сейчас по опыту РФ рассматриваем режим для самозанятых – предпринимателей, у которых нет наемных сотрудников, это могут быть таксисты, те, кто оказывает услуги через интернет платформы по уборке, ремонту, электронной коммерции. Они получают определённый доход, но понятно, что не надо их заставлять покупать кассовую технику. Для этой группы были созданы бесплатные мобильные приложения, где они регистрируются, идет определенный учет оказанных услуг или проданных товаров и с этой суммы производятся выплаты, как ЕСП. Но при этом самозанятые сразу легализуют свою деятельность, появятся в базах данных, у них будут начисления и они могут спокойно получать кредиты и автоматически становятся участником программы медстрахования. Вот эти вещи мы максимально упрощаем, и предоставляем в бесплатном режиме.

– Какую роль при этом играет сам услугополучатель? Должен ли он требовать чек?

- Это один из очень важных аспектов – культура требования чеков. То есть должны быть заинтересованы как бизнес, так и граждане. Для этого мы сейчас тоже прорабатываем комплексную программу, чтобы население было замотивировано требовать чеки, получать кэшбеки и бонусы.

К примеру, крупные производители товаров выражают заинтересованность в реализации механизма «налоговый кешбэк». Вместе с тем они предлагают включить опцию «коммерческий кешбэк», которая будет мотивировать бизнесменов участвовать в проекте. Суть данного механизма заключается в том, что крупные производители товаров, например, молока, смогут видеть какой товар у аудитории пользуется спросом в зависимости от региона, и смогут получать информацию, о том, что потребитель купил именно тот самый товар, который указан в чеке. Как результат: производители будут видеть своего покупателя, а потребители получать преференции и бонусы по товару.

- Спасибо за беседу!

Новости Казахстана
Руслан Енсебаев рассказал об эффектах цифровизации и концепте «Государство как платформа»
Mailfire view pixel