KZ

Алматинка рассказала, каково быть лесбиянкой в Казахстане

Гулзада Сержан – феминистка, активистка ЛГБТИК и со-основательница феминистской инициативы «Феминита» - открыто говорит о своей ориентации и проблемах, с которыми сталкиваются девушки в нашей стране.

Гүлзада Сержан признается, что сама не раз становилась заложницей устойчивой общественной позиции в отношении лесбиянок и объектом дискриминации женщин.

«До 90-х годов я и слова-то не знала такого - «лесбиянка», - говорит она. – Влюблялась в девочек и не видела себя в гетеросексуальных рамках. И, чтобы не встраиваться в эти рамки, вообще думала, что к тридцати годам закончу жизнь самоубийством.  Мои родители скончались, когда я заканчивала университет и только-только начинала трудовую деятельность. В то время я еще не была знакома ни с одной лесбиянкой, не говоря об ЛГБТИК сообществе».

В конце девяностых Гулзада узнала, что лесбиянок можно найти в Москве, поэтому отправилась туда учиться в магистратуре.

«Можно сказать, поэтому большинство проблем, которые сейчас переживают молодые женщины в сообществе, меня обошли стороной. Но это не означает, что я была довольна своим одиночеством, оторванностью от социальной жизни. Она появилась у меня с появлением ЛГБТИК сообщества в Казахстане. Если бы и были родители живы сейчас, в чем они смогли бы меня упрекнуть? Я всю жизнь работаю, закончила несколько ВУЗов, училась в Штатах, знаю языки, имею множество друзей и знакомых», - рассказывает женщина.

Гулзада отмечает – у казахстанских ЛБК женщин немало проблем. Как минимум – это непонимание и отказ родственников от общения с ними, дискриминация в учебе и карьере и невозможность жить открытой жизнью. Девушки вынуждены уезжать в большие города, где их никто не знает, прячутся, чтобы до родственников не добрались слухи о том, что они живут с женщинами.

Некоторые выходят замуж для отвода глаз и придумывают для родственников «правильную» историю, где она – примерная жена и мать.

«Если брать какие-то конкретные случаи, то в нескольких городах Казахстана лесбиянок пытались «излечить от недуга» родственники. Заманивали их в аул, лечили с помощью «баксы-балгеров» (целитель – прим. ред), запирали в одиночестве и применяли к ним физические и моральные пытки. Чиновники и правоохранительные органы также не просвещены в вопросах гендерной идентичности и сексуальной ориентации.

Есть случаи, когда полицейские вымогали деньги, шантажируя лесбиянок тем, что расскажут родителям или родственникам об их ориентации. Если полицейским становится известна сексуальная ориентация жертвы преступления, то девушкам задают вопросы: «Ты по виду «нормальная», почему ты лесбиянка?», «Кто из вас мужчина, кто женщина?», - рассказывает Гулзада.

Бывают и вовсе ужасающие ситуации.

«Около гей-клубов гомофобы избивают посетителей. Например, одну лесбиянку маскулинного типа избивали, но, когда узнали, что это женщина, остановились и отошли. Но, через некоторое время одумались, поняв, что она тоже представительница ЛГБТ, и вернулись избивать дальше», - говорит Гулзада.

Такое происходит потому, считает Гулзада, что обществу не объясняют определение гендерного равенства.

«Многие представители правоохранительных органов и медицинских служащих не знают и не понимают несенситивность и некорректность такого отношения к гражданам, которые не вписываются в бинарную модель. По сути, для оказания правоохранительной помощи и поддержки гражданам, гендерные выражения в виде мужчин или женщин не должны быть помехой.

Права любого человека должны быть соблюдены вне зависимости от их принадлежности к какому-либо полу.  Для представителя правоохранительных органов не должно иметь значения,  пишет заявление о нарушении своих прав мужчина или женщина. Если представителю очень важно узнать гендер человека, то можно попросить назвать пол по паспорту», - объясняет правозащитница.

Кроме того, в обществе развита дискриминация женщин, которая, по мнению Сержан, связана с недоработкой в законах.

«Например, проблемой женщин становится так называемый харассмент, то есть сексуальное домогательство, к примеру, на рабочем месте. Получается, что даже если женщина докажет, что к ней приставал шеф, то по действующему законодательству она не сможет привлечь его к ответственности. Еще одной проблемой становится такая лазейка в уголовном кодексе, как возможность примирения в случае изнасилования. Изнасилованные женщины вынуждены довольствоваться тем, что насильник дает им деньги за совершение преступления, и примиряются», - рассказывает Гулзада Сержан.

Поделитесь этой новостью в Whatsapp или в соцсетях

⇓⇓⇓

Читайте также:

Казахстанка с ужасным недугом сумела открыть успешный бизнес>>

Женщине с четырьмя почками из Павлодара требуется срочная операция>>

Правозащитники нашли нарушения в договорах о сносе домов на Жансугурова>>

В элитном районе Алматы открылся эротический отель (фото)>>

Астанчанка рассказала, зачем сделала себе «европейские» глаза>>

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/1496268-almatinka-rasskazala-kakovo-byt-les.html