KZ

Эксперт: Казахстану нужна программа по сопровождению педофила после освобождения

Игрушечный медведь
Иллюстративное фото: Pixabay

На сегодняшний день за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних отбывают наказание свыше двух тысяч осужденных. 20% из них педофилы-рецидивисты. В Казахстане срочно нужна программа по сопровождению данной категории преступников после их освобождения. Такое мнение в один голос высказывают психологи и эксперты.

В отношении лиц, совершивших преступление, связанное с половой неприкосновенностью несовершеннолетнего, должна проводиться работа и после их освобождения. В противном случае это может повлечь за собой повтор преступления.

«То есть необходимо все силы направить на предупреждение повторных преступлений. Я хочу сказать, что у комитета уголовной исполнительной системы было очень хорошее начинание. Была дорожная карта «Встреча у ворот» — это когда осужденный выходил из мест лишения свободы, а его встречала организация, госорган и предоставлял ему комплект услуг, чтоб он не совершил преступления», — рассказала руководитель центра социально-психологической, правовой поддержки несовершеннолетних «Шанс» Ольга Рыль.

Немаловажно пересмотреть работу с данной категорией преступников и в местах лишения свободы. Там должна быть организована целая команда узких специалистов.

«Нам предложили два кейса. Один кейс был связан с тем, что выходил осужденный по статье, связанной с наркопреступностью. Отбывший наказание 10 лет. И второй кейс — молодой человек, изнасиловавший первоклассницу на дачных массивах недалеко от столицы. Мы в итоге выбрали первый кейс. Очень хороший результат был по осужденному за наркопреступление. Мы провели социальную реабилитацию, он прошел курсы для получения специальности. Хотя уже там, в местах лишения свободы, получил специальность сварщика и был готов работать. Мы его прописали, восстановили и вернули ему квартиру, которая была незаконно захвачена в период отбывания его наказания. И на сегодняшний день у него все нормально. Это был экспериментальный кейс», — поделилась спикер.

От второго кейса команда отказалась из-за преступления, которое способно повергнуть в шок любого человека.

«Второй кейс мы не взяли, потому что, когда изучили приговор и то, что совершил человек в 24 года в состоянии алкогольного опьянения, немыслимо. Тяжкое преступление в отношении малолетнего ребенка — изнасилование, повлекшее за собой тяжелые последствия для ребенка. Мы отказались. Когда человек осужден за такое преступление, в отношении него должна начаться работа там, в местах лишения свободы. С ним должен работать эндокринолог, психотерапевт, психолог, терапевт. Но этот комплекс услуг на территории зоны не организован. Там есть один психолог и нагрузка у него страшнейшая, а еще с учетом, что он аттестованный, либо это сотрудник из штата комитета уголовно-исполнительной системы, естественно, доверия к такому специалисту нет, не было и не будет. То есть с этой категорией должны работать независимые психологи. Например, неправительственная организация», — поделилась Ольга Рыль.

Установление доверительных отношений также должно стать первоочередной задачей для сотрудников уголовно-исполнительной системы. Механизмом здесь могут выступить как психологи, так и НПО. То есть организовать для бывшего осужденного место, куда он может обратиться во избежание рецидива.

«Нужен сопроводительный пакет, даже если информация об этом человеке будет закрытой. Он должен понимать, с чем он выходит на свободу, а главное — куда может пойти. Например, сможет обратиться в ту организацию, которая его вела на протяжении всего срока. К сожалению, у нас такого нет. Этим вопросом должно заняться не только МВД, но и министерство здравоохранения. Необходимо выработать специальный алгоритм по работе с данной категорией преступлений. Да и в целом с любой категорией, даже с лицами, совершившими убийство. Комплекс должен включать снижение агрессии, формирование устойчивой прогрессии, формирование планов на будущее. У нас зачастую получается, что человека осудили. Он отсидел и вышел непроработанный. Жаль, что дорожная карта МВД «Встреча у ворот» прекращена», — отметила руководитель центра социально-психологической, правовой поддержки несовершеннолетних «Шанс».

Кроме психологов, с ними должны работать и так называемые сценарные работники. То есть необходимо организовать сценарное планирование. Это инструмент, который позволяет управлять неопределенностью будущего.

«Когда выходил наш клиент в рамках дорожной карты, мы спросили у него, куда он пойдет, ведь его квартира пока занята. На что он ответил: «Я пойду к жене». Но мы-то знали, что жена с ним уже развелась, что у нее другой брак и живет она теперь в другом месте. Но в итоге, как оказалось, он пошел и первые дни жил у своей тещи, однако скрыл этот факт от нас. Потом мы узнали, что в течение последнего года он получал много посылок от других женщин. И учитывая, какой сложный момент был в его жизни, неопределенность с будущем, хорошо, что он не совершил преступление сексуального характера», — резюмировала Ольга Рыль.

Такие меры, считает эксперт, в первую очередь позволят повысить безопасность детей и сократить число рецидивов преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/society/1934602-ekspert-kazahstanu-nuzhna-programma-po-soprovozhdeniyu-pedofila-posle-osvobozhdeniya/