KZ

К чему привела мультивекторность казахстанской дипломатии

Иллюстративное фото
Фото: pixabay.com

Новое поколение креативной молодежи становится эффективным инструментом «мягкой силы» Казахстана. Таким мнением поделился исполнительный директор Казахстанского совета по международным отношениям (КАСМО) Искандер Акылбаев. В интервью NUR.KZ эксперт рассказал об эффективности дипломатической стратегии Казахстана и трендах международной политики в новых условиях.

- Независимости страны в этом году исполняется 30 лет. Как Вы считаете, насколько эффективно на данный момент выстроена внешняя политика Казахстана? Чего достигла наша страна за этот период?

- За последние 30 лет была проделана колассальная работа на внешнеполитическом поле. На заре независимости, сложные геополитические реалии во многом оценивались как основной барьер для выстраивания конструктивных отношений Казахстана с международным сообществом. Однако, руководство Казахстана эффективно совместило стратегическую гибкость вместе с четким пониманием национальных интересов.

Впервую очередь, это решение пограничных вопросов с нашими соседями. Как мы видим, зачастую конфликты между странами во многом возникают из-за нерешенных вопросов границ.

Казахстан построил свою внешнюю политику вокруг конкретных и последовательных концепций – мультивекторность и прагматизм. Мы не играем в чужие игры, а равноудаленно выстраиваем стратегические отношения с Россией, Китаем, США, Европейским Союзом и другими странами. Таким образом, за последние 30 лет Казахстан создал современную основу «казахской школы дипломатии».

- Какие мероприятия, в значительной степени повлиявшие на позиционирование Казахстана на международной арене, Вы бы выделили?

- Казахстан играет активную роль в медиации и переговорных процессах - мирные переговоры в Нур-Султане между Россией, Сирией и Западом. Казахстан выступал посредником между Турцией и Россией во время эскалации конфликта в 2016 году. Дипломатические усилия и техническая поддержка была направлена для содействия переговорам по иранской ядерной программе и украинскому кризису. Казахстан активно принимал участие в «афганском мирном процессе», поддерживая диалог между правительством Афганистана, талибами и другими повстанческими группировками.

Искандер Акылбаев
Искандер Акылбаев. Фото: из личного архива

Вместе с тем, важным направлением являются антиядерные инициативы Казахстана, как страны полностью отказавшейся от ядерного оружия.

Важно подчеркнуть, что избрание и участие Казахстана в качестве непостоянного члена Совета Безопасности ООН на 2017–2018 годы совпало с периодом значительных глобальных перемен. Несмотря определенные сложности, все это послужило существенной обкаткой казахстанской дипломатии, выработки дипломатического иммунитета, которое взрастило новое поколение казахстанских дипломатов.

- Вот Вы сказали, что Казахстан взял на себя роль медиатора в решении многих конфликтных ситуаций и спорных моментов между другими странами. Как Вы считаете, насколько эффективна данная стратегия?

- Исторический контекст и сложные географические реалии на протяжении долгого времени формировали правила игры внешней политики Казахстана, оттачивания собственный стиль переговоров.

Казахстан не раз становился удобной площадкой в периоды эскалации напряженности. Конечно, позиция медиатора, также подвержена давлению со стороны более крупных игроков, однако, за последние десятилетия дипломатия Казахстана прошла свой тест на прочность и доказала свою эффективность в глазах международного сообщества.

В целом, с ростом конкуренции в мире, страны, имеющие возможность выступать посредниками, впоследствии будут приобретать все большее значение. В этом отношении, такие страны как Казахстан вполне могут выступать в качестве стабилизаторов геополитики в будущем.

- Во всем мире меняются приоритеты, большинство стран на данный момент сфокусировалось на внутреннем развитии и отчасти обособилось. Как Вы считаете, не окажет ли эта тенденция негативное влияние на отношения Казахстана с другими государствами?

- 2020 год стал для Казахстана и международного сообщества «идеальным штормом». Вспышка коронавируса заставила государства «самоизолироваться» и убедиться в значимости цифрового измерения и необходимости структурных реформ государственного управления. Впервые привычный режим международных отношений и дипломатии переведен в режим «без рукопожатий». Так называемая «Зумпломатия» перенесла глобальные саммиты в онлайн-формат, что может оставлять чувство недосказанности и недопонятости во время переговоров, создавая для политических лидеров «трудности перевода». Вместе с тем, продолжающийся кризис на Ближнем Востоке, резкое падение цен на нефть, обострение отношений между США и Китаем, климатические изменения, рост населения и угроза киберпространства становится новым триггером глобальной напряженности.

В связи с этим для Казахстана стратегически важно усилять партнерские отношения, в первую очередь, с ближайшими соседями, уметь быстро адаптироваться и управлять изменениями на внешнеполитическом уровне.

- Какие перспективы в сфере международной политики и выстраивания отношений ждут Казахстан в будущем?

- Мир входит в процесс «перманентной непредсказуемости», поле для политического маневра будет уже и время принятия внешнеполитических решений будет все более ограниченным, требуя от Казахстана занять конкретные позиции по определенным вопросам. Вместе с тем, это может послужить важным стимулом к адаптации мультивекторной политики в новых, более сложных условиях современных международных отношений.

Внешняя политика, в ее традиционном понимании, трансформируется в эпоху социальных сетей и уход в цифровое измерение. Информационные технологии меняют традиционное представление о дипломатии, внешней политике, взаимоотношениях между странами и обществами. Страны, как Дания, назначают официально послов не в какую-либо страну, а, например, в корпорацию Google. В этом контексте, глобальные технологические корпорации стали важным стейкхолдером международной политики.

Появилось новое креативное поколение казахстанцев, продвигающих имидж страны в мире, а это уже говорит о необходимости системного осмысления «мягкой силы» Казахстана.

Казахстан, имея статус переговорной площадки, может играть на опережение, быть в авангарде разрешения международных конфликтов, выработки превентивных мер и конструктивных форматов диалога в регионе.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/nezavisimost/1914342-k-chemu-privela-multivektornost-kazahstanskoy-diplomatii/