KZ

За 24 часа до взрыва в Бейруте министр требовал разобраться с опасным грузом

Взрыв в порту Бейрута, огромный клуб дыма поднялся над городом
Взрыв в Бейруте. Фото: Naeblys/ Getty Images Plus

В порту Бейрута 4 августа произошел мощный взрыв такой силы, словно сам звук взорвался в ушах каждого жителя города. Волна взрыва подняла людей в воздух и разбросала по улицам так, что десятки человек до сих пор числятся пропавшими без вести. Фасады жилых домов, офисов и больниц полностью разрушены, сообщает NUR.KZ.

33-летняя жительница Бейрута Хала Окейли говорит, что в момент взрыва подумала, что их страна начала войну и противники стали бомбить.

Взрыв, который произошел в столице Ливана, называют одним из крупнейших неядерных взрывов в современной истории, пишет The Independent.

Расследование произошедшего и поиски виновных продолжаются: по предварительным данным, причиной возгорания стало почти 3 000 тонн взрывоопасной селитры аммония, хранящейся в ненадлежащих условиях.

Изучение десятков документов, интервью с должностными лицами ливанского порта, правительственными источниками, пожарными и очевидцами продемонстрировали некомпетентность должностных лиц.

С 2014 года местные власти предупреждали об опасном характере материалов, которые хранились в порту. Однако ни к каким действиям это не привело.

Пожарные, предположительно погибшие в результате взрыва, прибыли с недостаточными средствами для тушения тлеющего огня, который, возможно, начался с фейерверка.

Семь лет назад никто из членов экипажа российского корабля не мог предположить, что их путешествие, начавшееся в Черном море, в конечном итоге закончится уничтожением ливанской столицы.

Эта история началась 23 сентября 2013 года. 27-летнее грузовое судно Rhosus вышло из грузинского порта Батуми с грузом 2750 тонн аммиачной селитры, взрывчатого вещества, часто используемого в удобрениях и бомбах.

Корабль не должен был появляться в Бейруте. Судебный протокол, предоставленный The Independent, показывает, что предполагаемым конечным получателем была компания по производству взрывчатых веществ в Мозамбике.

Происхождение судна неясно. Им управляла компания, зарегистрированная на Маршалловых островах, и судно отправилось под молдавским флагом. Согласно документам, рассмотренным The Independent, он контролировался небольшим российским бизнесменом и резидентом Кипра по имени Игорь Гречушкин.

Гражданин России Борис Прокошев взял на себя управление судном, когда оно остановилось в Тузле, Турция.

И уже тогда на борту корабля назревали неприятности. В 2014 году капитан и его экипаж требовали их освободить из арестованного грузового судна. Затем экипаж был сменен, поскольку предыдущий отказался от работы из-за неуплаты заработной платы в течение четырех месяцев.

И лишь, когда Прокошев встретился с владельцем корабля, он понял, масштаб финансовых проблем Гречушкина.

"Это было странно - после того, как он подписал контракт на поставку, он отказался платить за две трети из них. Затем он приказал нам сделать дополнительную остановку в Бейруте, чтобы забрать еще одну партию", - говорит Прокошев.

В Бейруте Rhosus задержался из-за неуплаченных штрафов. По словам Прокошева, Гречушкин тогда решил "бросить" корабль и его экипаж из 10 человек на произвол судьбы. А после ливанские власти арестовали судно.

После нескольких месяцев часть команды Rhosus вернулась домой. А вот Прокошеву это не удалось. Он остался в заложниках у местных властей.

Капитана даже продал топливо, чтобы заплатить адвокатам.

Ливанские чиновники с самого начала знали, насколько нестабилен груз. Следующие шесть лет были отмечены многочисленными предупреждениями.

Первое предупреждение было сделано в феврале 2014 года, до того, как груз был выгружен.

В нем полковник Джозеф Скаф, руководитель ливанского отдела по контролю над наркотиками, предупредил отдел по борьбе с контрабандой Бейрута, что материалы являются "очень опасными и представляют угрозу общественной безопасности".

Компания Baroudi & Associates, которая представляла команду российского судна, сообщает, что в июле 2014 года были направлены письма должностным лицам порта Бейрута и министерству транспорта, "предупреждавшие об опасности материалов, перевозимых на корабле".

Вскоре после отбытия экипажа из Ливана груз был переведен на склад № 12.

Шесть лет спустя в порту всем стало известно, что ангар 12 "опасен". Но никто толком не знал, что находится внутри. Служащие полагали, что в нем хранилось конфискованное оружие. Однако на официальном уровне все знали, что там лежит. С 2014 года обеспокоенность по поводу содержимого судна высказывалась как минимум восемь раз. И все же, несмотря на опасность, фейерверки даже перенесли в ангар.

В письме от 20 мая 2016 года глава таможенного управления Шафик Мери обратился к судье по неотложным делам с просьбой разрешить продажу или экспорт опасных запасов ливанской компании. Он упоминает, что это угрожает безопасности порта и рабочих.

Год спустя в письме от 28 октября 2017 года в тот же суд новый глава таможенного департамента Бадри Дахер повторяет ту же просьбу. Но он так и не получил надлежащих инструкций о том, что делать.

В декабре 2019 года госбезопасность запросила расследование опасных веществ в ангаре 12 и завершила свои выводы в январе. Об этом через несколько месяцев сообщили президенту и премьер-министру.

Президент Мишель Аун признал, что почти за три недели до взрыва - 20 июня - ему вручили отчет и сообщили, что опасный материал находился там семь лет. Он сказал, что немедленно приказал военным и силовикам "сделать то, что необходимо".

Премьер-министр Хасан Диаб, правительство которого ушло в отставку в понедельник, в тот же день получил такое же письмо и отправил его в Высший совет обороны для получения рекомендаций в течение 48 часов. Однако и даже после этого ничего не было сделано.

Этот вопрос был поднят и за 11 дней до взрыва, когда министр общественных работ Мишель Наджар впервые узнал об опасных запасах. По его словам, из-за карантина произошла небольшая задержка. Поэтому он провел разговор с генеральным менеджером порта Хасаном Корайтемом по этому поводу лишь в понедельник, за 24 часа до взрыва.

Директор порта ответил, что пришлет всю необходимую документацию, чтобы каждый мог разобраться в этом вопросе. Но было уже слишком поздно.

13 минут, решивших судьбу города

Днем во вторник, 4 августа, 23-летний портовый электрик Джо Акики позвонил своей матери и сказал, что он начинает ночную смену.

Большинство портовых рабочих уходят каждый день в 16:00. На месте происшествия было сравнительно мало людей, когда несколько часов спустя начался пожар.

Незадолго до 18:00 по местному времени Акики стоял на крыше здания, которое было частью зернохранилища Бейрута. Он начал снимать черный дым, клубящийся над складом 12, который находился примерно в 40 метрах от него.

В ролике камера перемещается слева направо через потрепанный ангар. На заднем плане слышны слабые сирены, возможно, принадлежащие приближающейся пожарной команде.

Джо Акики снимает горящий склад за несколько минут до взрыва.

Примерно в то же время, в 17:55, сотруднику пожарной команды к востоку от порта позвонили из полицейского управления Бейрута и сообщили, что на одном из складов произошел пожар.

Бригада из 10 человек - девять мужчин-пожарных и фельдшер - была отправлена ​​на место происшествия всего двумя минутами позже.

Как ни странно, там не было портовой бригады, которая могла бы показать им место возгорания и передать ключ. Пожарным потребовалось время, чтобы определить место возгорания. По словам представителей пожарной охраны, если бы они знали, что находится на складе, получили бы ключ, то у них было бы время потушить первоначальный пожар, приказать об эвакуации или спастись.

Первый взрыв услышали многие. Люди стали выходить из домов, предприятий, офисов, чтобы узнать, что случилось.

В 18.04, Акики отправил свой трехсекундный клип без каких-либо объяснений в групповой чат WhatsApp: с того момента о нем никто ничего не слышал.

К этому моменту пожарные осознали всю масштабность ситуации: пожар оказался намного сильнее, чем они ожидали.

В 18.08 пожарные Элиа Хизами и Чарбель Карам позвонили в штаб и потребовали немедленной помощи. Они предупредили, что у них всего "три тонны воды", которых недостаточно для борьбы с таким сильным пожаром.

Разбор Бейрут
Бейрут. Фото: Maxim Grigoryev\TASS via Getty Images

Но прежде чем кто-либо в пожарной части смог собрать оборудование, ангар 12 взорвался.

По словам активистки Сары Ассаф, это была не случайность, а результат многолетней коррупции на всех уровнях общественной жизни со стороны руководства страны.

В пятницу президент Аун заявил, что не несет ответственности, сказав, что он не знал, где был размещен нитрат аммония.

Хасан Диаб в своей речи об отставке в понедельник обвинил политическую элиту и его предшественников в том, что они скрывали проблему в течение семи лет.

Казахстанские военные медики были направлены в Бейрут для оказания помощи пострадавшим.

После взрыва в Бейруте начались митинги и акции протеста. Народ требуют отставки президента Ливана Мишеля Ауна и парламента в полном составе.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/incident/emergency/1869147-za-24-casa-do-vzryva-v-bejrute-livanskij-ministr-treboval-razobratsa-s-opasnym-gruzom/

Автор: Айдана Юдина
За 24 часа до взрыва в Бейруте министр требовал разобраться с опасным грузом