KZ

Что значит побывать в рабстве в Казахстане

Казахстан находится в списке стран, не борющихся с трудовым и сексуальным рабством. Пять людей, не понаслышке знающих о том, что такое быть рабом, рассказали свои истории Esquire.kz.

Дильбар, 16 лет (г. Джизак, Узбекистан)

"Первая поездка в Казахстан обернулась для меня настоящим кошмаром. В марте этого года на весенние каникулы двоюродная сестра позвала меня в гости в Алматы. Обещала показать большой город, все так красиво описывала. Она уже несколько лет живет и работает там. А я дальше родного Джизака никогда не выезжала.

На автовокзале вместе с родственницей меня встретили двое мужчин. Я насторожилась, но отогнала дурные мысли, ведь рядом была сестра. Оттуда мы приехали на какую-то квартиру, где у меня забрали паспорт и сотовый телефон.

Дальше все происходило как в страшном сне. Сестра исчезла, и с тех пор я ее не видела. А мужчины сказали, что меня продали и теперь я должна заниматься проституцией.

Каждый день в эту квартиру приезжали клиенты. Меня насиловали. Чтобы я не пыталась бежать, сутенеры угрожали сбросить меня с крыши. Но не били, чтобы не испортить «товарный вид». Кормили хорошо, только водку заставляли пить часто. Через пару недель мои якобы хозяева вывезли меня в Актау. Там я тоже оказывала секс-услуги мужчинам разных возрастов. Много раз хотела сбежать, но куда идти, не знала. Город незнакомый, люди чужие.

Через некоторое время мы опять переехали, на этот раз в Шымкент. Здесь впервые после того, как я приехала в Казахстан, мне повезло. Один из клиентов, молодой мужчина, отнесся ко мне по-доброму. Когда мы остались одни, я стала умолять его помочь мне бежать, рассказала свою историю. Он вроде бы сжалился. Позже я узнала, что он, оказывается, обратился в правовой центр «Сана сезiм».

Примерно через неделю в квартиру ворвались сотрудники полиции. Никогда не думала, что так буду рада им, как братьям или родному отцу.

Меня освободили, а юристы центра предоставили убежище. Против моих сутенеров возбудили уголовное дело, а двоюродную сестру объявили в розыск".

Равшан, 50 лет (Узбекистан)

"Восемь лет подряд, с 2006 года, я каждое лето приезжал в Южно-Казахстанскую область на заработки. Работал на полях, собирал овощи, кукурузу, пшеницу. В прошлом году в конце мая нашел работу в Сайрамском районе – предложили хорошую оплату, и я согласился.

Нас, работников, было несколько человек. Поле, где мы должны были собирать картошку, арбузы и дыни, находилось очень далеко от ближайшего села. Сразу по приезде у нас забрали паспорта под предлогом регистрации в миграционной полиции, поселили в сарае.

Мы не сразу поняли, что платить нам никто не собирается. Кормили нас непонятной похлебкой и черствым хлебом. Когда рабочие начали возмущаться, их стали избивать. К нам приставили надсмотрщика, чтобы никто не сбежал. Мы выполняли всю черную работу, я провел там полгода.

Нас часто били просто так, чтобы запугать. За 6 месяцев моя одежда износилась, наступили холода, а рабочие так и ходили в летнем.

Я долго планировал побег, понимал, что если поймают, могут и убить, поэтому надеялся с первого раза вырваться на свободу. Так и получилось. Мне удалось бежать в ноябре. Ночью, когда все уснули, я незаметно выскользнул из сарая. Вокруг была одна степь. Не помню, в каком направлении я бежал, но бежал всю ночь без остановки. Было ужасно холодно, дырявые кроссовки не спасали от холода, я перестал чувствовать пальцы ног.

Утром я заметил жилые дома. Постучался в один, меня впустили. Хозяева оказались добрыми людьми. Обогрели, накормили, потом отвезли в сайрамскую больницу, потому что ноги меня плохо слушались. Врачи сказали, что у меня сильное обморожение и мне ампутировали пятки. Я теперь инвалид на всю жизнь.

Целый месяц я жил у приютившей меня семьи, боялся, что «хозяева» найдут меня. Чтобы не быть обузой для добрых людей, занялся попрошайничеством. Каждый день стоял у мечети и просил подаяние.

Потом мы узнали, что есть такой центр, где помогают людям, попавшим в рабство. Так я попал в «Сана сезім». Мне предоставили убежище, а юристы обратились в правоохранительные органы. В областной полиции (ДВД ЮКО) возбудили уголовное дело, но дожидаться суда я не стал, уехал на родину, чтобы поскорее увидеть детей и жену. Восстановить документы мне помогла Международная организация по миграции. Больше мне ничего не надо".

Гульмира, 20 лет (Толебийский район, ЮКО)

"На шестом месяце беременности меня бросил любимый мужчина. Мы не состояли в браке, просто жили вместе. Когда он ушел, я решила начать жизнь заново, выйти замуж. Через «Агент» (социальная сеть) познакомилась с Арманом. Он показался хорошим человеком, звал к себе, в Шымкент. И я поверила, поехала, теперь-то понимаю, как это было глупо.

Когда я пришла в его квартиру, там сидели еще несколько парней, они что-то отмечали. Арман предложил мне присоединиться, выпить с ними. Я отказалась, тогда он рассердился и изнасиловал меня.

Потом надо мной надругались его товарищи, заявившие, что отныне я буду оказывать мужчинам интим-услуги. Никого из них не смутило мое положение. Целый месяц меня держали в этой квартире в центре Шымкента. В день я обслуживала по 3-4 клиента. Если отказывалась, мне угрожали смертью, обещали выбросить с 4-го этажа и устроить это как несчастный случай.

Из этого ада меня спас один клиент. Просто добрый, порядочный человек. Он обратился к правозащитникам, а те в свою очередь позвонили в УБОП ДВД ЮКО. Сейчас против людей, державших меня насильно в квартире, возбуждено уголовное дело. Его ходом я не интересуюсь, мне главное, чтобы родственники не узнали о том, что случилось".

Илхом, 50 лет (г. Гагарин, Узбекистан)

"В январе 2015 года мой сын Сардор с друзьями поехал на заработки в Караганду. Наш земляк по имени Суннат позвал их на стройку. Видимо, работа кипела, через месяц сын позвонил и сказал, что нужны еще люди, предложил приехать, пообещал устроить в местную столовую. Я по профессии повар.

И в феврале я и еще трое моих знакомых прибыли в Караганду. Там у нас сразу забрали паспорта, чтобы зарегистрировать в миграционной полиции. Так они объяснили.

Потом Суннат и его товарищ по имени Кайрат разделили рабочих на две группы и отправили в разные районы на стройку. Одних отправили в село Абай, а остальных, в том числе и меня, в Майкудук. Позже мы поняли, что таков был план наших «работодателей»: максимально отдалить нас друг от друга, чтобы мы не сбежали все вместе.

Первые два месяца мы работали молча, но когда закончили несколько объектов, а нам все еще не заплатили ни копейки, рабочие стали возмущаться. Тогда Кайрат и Суннат стали избивать парней. Каждый вечер приезжали с битами и били молодых ребят. Меня, как самого старшего, не трогали. Как я понял, у этих двоих был свой начальник по имени Бекзат, а Кайрат и Суннат были нашими надсмотрщиками. Даже местный участковый Арман был подкуплен. Он приезжал к нам, смотрел, как мы живем, а жили мы в подвале, спали на холодном полу. Участковый спрашивал, где наши документы и уходил.

Когда мы заявили, что обратимся в правоохранительные органы, Суннат посадил одного из парней в машину и увез. Подъехав к зданию карагандинского РОВД, бедняге приставили нож к горлу и пригрозили: смотри, если что, подкинем вам наркотики и сдадим в ментовку.

Так нас заставили молчать.

Но мир не без добрых людей. На стройке в Майкудуке я подружился с соседом, местным жителем. Он помог нам, позвонил нашим родственникам в Узбекистан и моему другу детства в Тараз. Тот в свою очередь сообщил о нас своей сестре, которая живет в Караганде. Она нашла для нас грузовой автобус и помогла двум нашим группам рабочих пересечься.

В этом автобусе, набитом коробками, мы и сбежали, бежали без оглядки до Тараза. Там три дня мы все вместе жили у моего друга, потом уехали в Шымкент, где нам посоветовали обратиться в «Сана сезiм». Юристы центра сняли нам квартиру и помогли восстановить паспорта.

Наших работодателей сейчас разыскивают. Но ждать, когда их поймают и накажут, мы не хотим. Нам бы поскорее вернуться домой. Уже пол-лета прошло, младшие дети скоро в школу пойдут, а мы еще ничего не заработали".

Владимир, 49 лет (Нижний Тагил, РФ)

"Я 15 лет провел в рабстве в Казахстане. То, что пережил, даже врагу не пожелаю. В 2001 году я гостил у родственников в Екатеринбурге. Вернуться домой, в Нижний Тагил, решил автостопом. Меня подобрал дальнобойщик по имени Олег – он показался мне хорошим человеком.

По дороге мы решили перекусить в придорожном кафе. Выпили по кружке пива, а что было дальше, я не знаю. Я отключился, видимо, мне что-то подмешали в пиво. Очнулся уже в каком-то маленьком домике посреди степи. Вокруг - ничего, кроме загона для овец. Насколько хватает взгляда – только голая степь. Позже я узнал, что оказался в Южно-Казахстанской области. Меня продали в рабство. Хозяева сразу предупредили: бежать бесполезно, ближайший город находится в сотнях километров от нас.

В светлое время суток я пас овец. Вечером пригонял их на фазенду, чистил загон. В этом состояла моя работа. Кормили меня очень плохо, часто ходил голодным. Иногда хозяева колотили меня для профилактики, чтобы не вздумал бежать. Да и куда бежать? В этой стране я был впервые в жизни. Боялся затеряться в степи, замерзнуть или, еще хуже, стать добычей хищников.

Первая возможность выбраться на свободу появилась через два года. Я пас овец, когда вдалеке заметил автомобиль. Я побежал за ним, замахал руками, закричал, чтобы остановился. И водитель меня увидел. Я рассказал ему свою историю и попросил помочь добраться до ближайшего города. Слышал, что из Шымкента можно уехать в Россию.

Мужчина за рулем сразу согласился, и я сел к нему в машину. По дороге он кому-то позвонил и долго разговаривал по-казахски, я не понял о чем. Но через полчаса увидел, что мы подъезжаем к нашей фазенде. У ворот меня уже встречал хозяин.

За попытку побега меня несколько часов били лопатами. Я неделю потом не мог встать с постели, думал, умру. Когда пришел в себя, решил, что больше не буду убегать. И так прошло 15 лет.

Моя единственная дочь пыталась меня искать, но безуспешно, а с женой я разведен.

15 лет я как будто не жил, не думал, оторвался от действительности. Может, сам стал, как овцы, которых пас? Что-то произошло со мной в последние годы, я вдруг понял, что не боюсь смерти – смерти вообще не надо бояться. Надо сопротивляться, бежать. Если поймают опять – пусть убьют. Лучше так, чем жить в неволе.

Весной 2015 я снова сбежал с фазенды. На этот раз добрался до Шымкента и всякими оказиями нашел и обратился в центр поддержки попавшим в рабство. Меня отправили в Кокшетау на реабилитацию, в приют «Коргау», созданный для таких, как я. Сейчас я жду, когда мне сделают документы и я вернусь домой. Я уже связался с дочкой. Она, оказывается, уже вышла замуж и живет в Санкт-Петербурге. Родственники считали меня погибшим".

Описанные истории произошли на территории Казахстана за последние два года. Только с начала 2015 года в Южно-Казахстанской области за помощью к правозащитникам обратились 1756 человек, попавших в трудовое или сексуальное рабство и подвергшиеся насилию различного характера: физическому, психологическому, сексуальному, экономическому. В большинстве случаев это молодые мужчины и женщины в возрасте от 21 года до 30 лет.

Юрист правового центра «Сана сезiм» Даулет Жекенов говорит, что в рабство чаще всего попадают одинокие люди и несовершеннолетние из неблагополучных семей, гастарбайтеры и приезжие из Узбекистана. Ведь таких людей мало кто разыскивает – это отлично знают современные рабовладельцы.

Пережившие рабство зачастую не хотят писать заявление в полицию, боясь огласки. Поэтому доказать вину рабовладельцев удается не всегда.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/incident/crime/836416-chto-znachit-pobyvat-v-rabstve-v-kazakhs/