KZ

Эксперт Минздрава: Почему жениться можно в 16, а к врачу ходить только с родителями?

Здоровье – это не только отсутствие болезней и отклонений, но и состояние физического, социального и психического благополучия. Но что значит психическое благополучие? Сейчас, будучи продвинутым поколением, увлекающимся «самокопанием», мы знаем, что основы психики закладываются в детстве. Однако нынешние законы создают барьеры перед подростками, которым в этот период так нужна помощь медицинских специалистов. Почему-то отбывать срок в колонии можно с 14 лет, создавать браки с 16-и, а ходить к врачу в этом возрасте – только под руку с папой и мамой?

Амбиции взрослых ограничивают детей в правах на здоровье

О здоровье подрастающего поколения и репродуктивной грамотности населения мы побеседовали с генеральным директором Республиканского научно-практического центра психического здоровья Министерства здравоохранения РК, кандидатом медицинских наук Николаем Негаем в рамках спецпроекта Минздрава «Дені сау ұлт – қуатты мемлекет!».

- Николай Анатольевич, сейчас общественный резонанс вызвала инициатива Министерства здравоохранения снизить возраст для получения медицинской помощи без присутствия родителей до 16 лет. Как считаете, реформа обоснована?

- Вопрос доступности оказания помощи достаточно уязвимой группе населения – подросткам – является достаточно актуальным. Если посмотреть в корень проблемы, то на чаши весов нужно поставить две темы: 1) контроль родителей над своими детьми, лишение конфиденциальности и личной жизни; 2) здоровье и жизнь ребенка. Контроль объясняется желанием родителей видеть своих детей, соответствующими их чаяниям.

Но есть определенные проблемы, особенно в области ментального здоровья, которые дети не готовы обсуждать с родителями. Во-первых, насилие – физическое, психологическое, сексуальное. Во-вторых, употребление психоактивных веществ. В-третьих, раннее вступление в половую жизнь.

Опыт показывает, что юноши и девушки зачастую хотят обратиться за помощью к медицинским специалистам, но не могут, так как необходимо присутствие родителей. Но рассказать об этом им они не готовы.

Амбиции взрослых ограничивают детей в правах на здоровье

- Чем чревато такое отношение к их проблемам?

- Если их не решать, они становятся факторами психических расстройств, являются основными пусковыми механизмами, триггерами для совершения суицидальных попыток. То есть ребенок считает, что ему некому помочь, и происходит фрустрация. Всемирная организация здравоохранения отмечает, что своевременно оказанная помощь при любых изменениях психического здоровья является наиболее важной.

На сегодняшний день мы внедряем программу превенции суицидов. За учебный год 2017-2018 опросили более 140 тысяч подростков. Выявили группу риска суицидального поведения – около 2,5%. После бесед направляли их к врачам, но родители не хотели идти за помощью, хотя сам ребенок этого просил. Они не хотят признавать опасность ситуации, считая, что в их семье проблем с психическим здоровьем быть не может.

- Из-за чего происходит такое отрицание?

- Во-первых, это стигма к психическому здоровью вообще. Во-вторых, стигма к укладу жизни – то есть ребенок должен быть таким, как описано в книгах или заложено в представлении определенных людей. То есть мы говорим, что родителю нужно обратиться к психиатру, так как у его ребенка депрессия. Но в этот момент он думает не о самой проблеме, а о том, как после этого смотреть в глаза родственникам, друзьям, соседям. Страх, что об этом узнает общество. В одном городе мы пригласили маму, так как у дочери были выявлены суицидальные наклонности из-за проблем в семье. Но женщина отказалась от помощи, несмотря на желание 17-летней девочки пойти к психологу.

- А самостоятельно ей обратиться на данный момент не позволяет закон…

- Даже если обратится, медицинский психолог вынужден будет ей отказать, так как нужна явка с родителями. И тогда дети идут на улицу или в Сеть. Есть мнение, что суицидальное поведение формируется под влиянием Интернета. Абсолютно нет. Просто дети с этой предрасположенностью там начинают искать выход. И находят. Но он, к сожалению, суррогатный, негативный. Поэтому доступность медицинской помощи и принятие ребенком после 16 лет самостоятельного решения о ее необходимости является актуальным.

Меня удивляет, почему не было широкого обсуждения, когда вводилась норма о возрасте сексуального согласия с 16 лет? Или возрасте для уголовного наказания и лишения свободы непосредственно ребенка без участия родителей в некоторых случаях с 14 дет? Почему в 16 подросток может создавать семью и жить самостоятельной супружеской жизнью, распоряжаться своим правом о передачи наследства, но не может обратиться за помощью к врачу?

Недавно был случай, когда психологи выявили высокие тревожный и депрессивный уровни расстройства у 17-летней девочки. Когда стали искать причины, узнали о насилии со стороны отчима. Девочка не хотела, чтобы об этом узнала мама. Но с помощью опытных педагогов ее удалось успокоить, а затем поговорить с матерью. В итоге с подростком поработал психиатр, ее спасли от суицида. Женщина развелась, ей тоже оказали необходимую помощь.

Амбиции взрослых ограничивают детей в правах на здоровье

- Да, ведь она тоже перенесла огромный стресс.

- Именно. В норме мы не воспринимаем стрессы и иные негативные воздействия, поставив некий щит. Это нормальная защитная функция организма. Но зачастую она мешает спасти жизнь ребенка. В этом и основной подтекст необходимости своевременной помощи подросткам.

Когда мы только начинали внедрять практику превенции суицидов, совместная обращаемость от представителей группы риска составляла всего 3%. Вы только представьте: 97% ребят, находящихся на грани, оставались без необходимой помощи, потому что их родители не были готовы или не хотели, чтобы дети ее получили. Хотя дети были согласны и просили об этом.

Сейчас этот процент значительно выше: в ряде регионов 33%, в некоторых – максимальный, до 70%. Но масштаб проблемы все же налицо.

- Общественность смутила тема абортов, решение по которым подростки смогут принимать самостоятельно.

- К сожалению, сейчас, когда врач отказывает от помощи из-за отсутствия родителя, подросток отправляется на криминальный аборт, который совершается в негигиеничных условиях, с использованием препаратов, оказывающих пагубное воздействие на здоровье. Или, как следствие, факты, когда девушки рожают в общественных туалетах, выбрасывают плод в мусорный контейнер.

Необходимо понимать, что врач никогда не делает аборт сразу. Существует определенный подход. Даже со взрослой женщиной беседуют, дают время на обдумывание. Есть стратегии поведения врача. Почему-то его воспринимают как отрицательного героя. Так мыслят неосведомленные в медицине люди. Хотя это специалист с достаточно высоким интеллектом, уровнем культуры, внешним и внутренним кодексом чести. Я не встречал ни одного врача, который хотел бы намеренно нанести вред пациенту.

- Какие истины необходимо понимать родителям, чтобы вырастить психически здоровых детей?

- По долгу службы я часто беседую с ребятами. Они очень прогрессивные и сами понимают, что им нужно. Первая проблема, которую они называют, – это непонимание родителей. Вторая – отсутствие личного пространства. Даже нарушение личного пространства у взрослого приведет к расстройству психики – например, бессоннице, чувству тревоги.

В большинстве родители считают, что воспитание детей – это некий контроль за определенными моментами, в определенных ситуациях. Контроль за детьми, а тем более подростками, необходимо исключать однозначно. Должны присутствовать другие три постулата: доверие, направление (то есть направить туда, где ребенок может реализовать) и создание личного пространства. Тогда будет взаимопонимание, косвенно будет осуществляться и контроль, поскольку ребенок сам захочет говорить даже на сложные темы.

Поэтому по большому счету изменения в доступности медицинских услуг не коснуться семей, где нормальные доверительные отношения. Проблемы возникают у тех, где что-то не так.

- По итогам беседы мы можем сделать вывод, что здоровый образ жизни проявляется не только в физическом состоянии, но и психическом?

- Поскольку здоровье – это физическое, социальное и психическое благополучие, все фактора влияют друг на друга и невозможны друг без друга. При гриппе, к примеру, появляется усталость, раздражительность. И напротив при депрессии сказывается влияние на физическое состояние – болит голова, меняется пульс, повышается или понижается давление. То же самое при отсутствии социальных благ: если вам нечего есть, то о каком здоровом питании может идти речь, также вы эмоционально подавлены и физически измождены.

Но чтобы вырастить здоровое поколение, мы должны сделать доступными медицинские услуги. Сейчас мы ограничиваем ребенка в правах на получение медицинской помощи, а значит ограничиваем в правах на здоровье. Об этом говорится во всех международных документах. А мы подписали международную конвенцию и должны ей соответствовать. Почему можно наказывать детей в 14, но нельзя лечить в 16? Это нонсенс.

Нынешнюю ситуацию ассоциативно я вижу так: ребенок висит над пропастью, а мы, взрослые, можем просто протянуть руку и вытащить его, но нам нужно идти искать родителей, чтобы попросить на это разрешение, – заключил эксперт.

Текст и фото: Рашида Мухаметкалиева

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/health/healthcare/1765858-ekspert-minzdrava-pocemu-zenitsa-mozno-v-16-a-k-vracu-hodit-tolko-s-roditelami/