KZ

"Дверь закрыли пленкой, врачи приходили с улицы": мальчику из Кокшетау нужны 9,5 млн тенге, чтобы вылечиться

Автор:

В полтора года Диару Хамитову сделали плановую прививку АКДС. Дома у мальчика поднялась температура, появилась мелкая красная сыпь. Мама списала все на потничку, дала лекарство, чтобы сбить температуру. Спустя несколько минут малыш уснул. Тревогу забили позже, время шло, а Диар не просыпался. Собрав ребенка, Анна повезла его в больницу, передает NUR.KZ.

Фото: instagram.com/help_diar_mama

«Через несколько минут после того, как у сына взяли анализ крови, его сразу поместили в реанимацию.

Оказывается, у Диара критично упал гемоглобин, такую реакцию дала прививка на фоне невидимой ветрянки, старшая дочь перенесла ее перед новым годом, а сын вроде бы не заразился, так бывает.

В этом никто не виноват, наш случай – один на миллион. Здесь врачи не виноваты, они сделали все, чтобы спасти моего сына», – так началась история Анны.

Три дня Диар провел в реанимации. Когда состояние мальчика стабилизировалось, его перевели в инфекционное отделение. Анна с содроганием вспоминает об этом.

«Все было, как в плохом кино: дверь нашей одноместной палаты со стороны коридора закрыли пленкой, врачи и медсестры приходили к нам с улицы.

Сын не отзывался на имя, не двигался и не мог кушать, постоянно текли слюнки, глотательный рефлекс просто исчез. Да, было страшно. Но я всегда знала: чтобы сын жил, я должна действовать», - говорит женщина.

Когда Диара выписали, он ничего не умел, как будто вернулся на полтора года назад. Ребенка поставили на учет все возможные врачи, мальчик прошел лечение, потом реабилитацию...

Анемия – таков самый простой и постоянный диагноз. Постепенно стал восстанавливаться опорно-двигательный аппарат, в три года Диар пошел в детский сад. Это стало очередным испытанием для Анны, матери, воспитывающей двоих детей в одиночку.

«Мы поменяли семь групп, такого ребенка никто не хотел брать. Это и понятно: он требовал внимания столько, как остальные малыши вместе взятые. Только одна воспитательница поддержала меня и помогла поверить, что все будет хорошо.

Ее вера, а также забота нянечки Жанар-апай поддерживали мое стремление продолжать попытки социализации сына. Диар был особенным во всем, он даже не лежал в кроватке, как остальные дети, он спал на паласе в группе», – рассказывает мама.

Потом снова была реабилитация. Подходил школьный возраст, и врачи направили Диара на ПМКП.

В июле 2017 года мальчик опять попал в реанимацию, пошел сбой в составе крови. Он перестал ходить, кушать, замкнулся в себе. Было от чего прийти в отчаяние, но Анна никогда не опускала руки.

«Мы были в столице, в Омске, но никто не мог сказать, что происходит с моим мальчиком, все только разводили руками и ставили очередной диагноз, а их у Диара много.

Иммунодефицит первичный и не верифицированный, с тромбоцитопенией, с неврологическими и психиатрическими направлениями – это основной диагноз, который осложняется аутизмом, дисфункцией билиарного тракта, тромбоцитопатией…

И еще множество медицинских терминов, за каждым из которых – долгое лечение и надежда, что все преодолимо, Диар будет здоров», - рассказывает мама мальчика.

Со временем Анна поняла, что на родине помочь сыну не смогут. Оставалось надеяться на лечение за границей. С помощью интернета были выбраны две клиники: в Гонконге и Ливе (Турция).

Первый вариант был дешевле, но когда Анна пришла в банк перечислять первый взнос, знакомая остановила ее: счет, указанный в проспекте, не означал организацию. Так женщина чуть не стала жертвой мошенников, чудом сохранив деньги, собранные с большим трудом.

Клиника «Liv Hospital Ulis» приняла ребенка, и врачи назначили лечение.

«Спасибо неравнодушным людям, которые помогли собрать недостающую сумму для поездки в Турцию. Там совершилось чудо: за две с половиной недели Диара в прямом смысле поставили на ноги.

Когда мы приехали домой, он, отказывавшийся от любой еды на протяжении 6 лет, увидел банан, взял его в руки и стал есть. У меня на глазах были слезы. Впервые за долгое время я плакала не от безысходности, а от счастья», – делится Анна.

Через некоторое время у Диара начала появляться более четкая речь, он стал стремительно развиваться, самостоятельно кушать, обслуживал себя сам. На контроль в Лив ехали с легким сердцем. Мальчик прошел осмотр, сдал анализы и пошел с мамой гулять.

По возвращению у Диара поднялась высокая температура, градусник показывал 40 градусов. Снова реанимация, а потом счет – за два дня клиника запросила более 3 тысяч долларов.

Анна написала пост в соцсетях, и снова ей помогли погасить долг. Диар с мамой вернулись домой, чтобы продолжать бороться.

И вновь тревога поселилась в доме Анны. Обследования, анализы, поиски больницы, в которой смогут поставить верный диагноз…

В Омске предположили, что это вирусное заболевание. Температура не падала, у Диара начались судороги, четвертый раз за месяц ребенок оказывался на больничной койке.

«Это страшно: смотреть, как твоего ребенка перекручивают судороги, он кричит, а ты ничем не можешь ему помочь. В таком состоянии его не взяли в поезд, под капельницей в машине мы повезли Диара в Алматы», – вспоминает Анна.

Диагноз поставили быстро: цитомегаловирусная инфекция, домой вернулись с рецептом и новой проблемой: на лекарственные препараты понадобилось два миллиона тенге, которых у семьи не было.

Опять откликнулись добрые люди, помогли собрать нужную сумму. Это стало спасением для мальчика: на фоне аллергии обычные иммуномодуляторы не помогали.

Жизнь постепенно налаживается. Анна встретила достойного спутника жизни, родила третьего ребенка. Не зацикливаясь на своей проблеме, работает и активно помогает другим семьям, положение которых ей до боли знакомо.

Диар – ученик первого класса областной специальной коррекционной школы-интерната № 1, ему 7 лет.

Правда, из-за особенностей иммунной системы он не может сидеть за партой с одноклассниками: любой вирус в его организме развивается моментально, поэтому школьную программу он осваивает дома.

Мальчик веселый и общительный, умеет сам одеваться, знает наизусть длинные стихотворения. Сейчас у Диара новое увлечение – конструктор «Лего».

«Чтобы к этому прийти, нужны были непрерывные занятия круглые сутки и без выходных. Увлечение смартфоном я не приветствую, это тормозит развитие.

Даже в больницу мы брали магнитные конструкторы, чтобы не прекращать занятия. Исключение – мультики посмотреть, пока ребенок лежит под капельницей», – отмечает Анна.

В данное время Диару нужна иммунотерапия и заключительная полная расширенная диагностика в Турции, чтобы исключить необходимость пересадки донорского костного мозга. А это – 24 470 долларов (около 9,5 млн тенге), неподъемная сумма для Анны.

«Если иммунограмма поднимется, значит, формируются антитела и иммунитет постепенно восстанавливается и оперативное вмешательство не потребуется. Любая сумма, даже самая минимальная, поможет нам в лечении Диара.

У него есть шанс на полноценную жизнь, пока мы боремся, я верю, что мой сын будет здоров», – говорит мужественная женщина, жизнь которой однажды превратилась в постоянное ожидание чуда.

Помочь Диару можно, пополнив счета семьи:

Сбербанк: 4424 7710 1241 4088 (Лапшина Анна Евгеньевна)

Народный банк: KZ7060151630000003750

Карта Gold: 5169 4931 5805 1337 (Данияр Талгатбекович – гражданский муж, ИИН 881104350571)

Qiwi: 87761876181

Пополнить Каспи депозит можно через ИИН 880416450859 (Лапшина Анна Евгеньевна)

Со всеми выписками и документами можно ознакомиться на странице в Инстаграме @diar_budet_zdorov.

Подпишитесь и узнавайте о свежих новостях Казахстана, фото, видео и других эксклюзивах первыми!

Рекомендованные статьи

Нур в социальных сетях