История спасения Скрипалей: врачи думали, что начинается эпидемия

Сотрудники больницы в Солсбери, которым удалось спасти экс-сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочь Юлию, впервые поделились своими воспоминаниями о том, как они узнали, что их пациенты стали жертвами нападения с применением нервно-паралитического отравляющего вещества.

Скрипали были обнаружены 4 марта на скамейке в полусознательном состоянии, однако поначалу медики окружной больницы, куда доставили пострадавших, не могли понять, что именно с ними произошло.

По словам старшей медсестры больницы Лоры Уилкинсон, поворотным моментом стало то, что вскоре с аналогичными симптомами был госпитализирован и нашедший Скрипалей полицейский Ник Бейли.

"Вот тогда мы стали серьезно переживать, что это может превратиться в очень большую историю", - рассказала она в интервью Би-би-си.

"Мы задавали себе вопрос: а не может ли быть так, что наши два пациента с непонятным диагнозом - это только начало какой-то эпидемии, которая может оказаться всепоглощающей, с массой летальных исходов? Потому что в тот момент мы действительно не знали ответа".

Медсестра отделения, куда доставили Скрипалей, Сара Кларк, добавила, что сотрудники больницы боялись, что сами окажутся заражены непонятной инфекцией.

Она отметила, что на тот момент медики еще не предприняли никаких мер для собственной защиты.

Когда же врачам стало ясно, с чем они имеют дело, сотрудники больницы поняли, что шансы пациентов на выздоровление крайне невелики.

Однако после долгих недель лечения - с привлечением экспертов расположенной неподалеку лаборатории Портон-Даун - Юлия, а затем и Сергей были выписаны из больницы и продолжают восстанавливать здоровье в другом месте, которое держится в секрете.

Программа Би-би-си Newsnight поговорила с несколькими сотрудниками больницы, которые поделились своими воспоминаниями о необычных пациентах.

"Сам не верил"

Рассказы сотрудников демонстрируют, насколько важным стало то, что вовремя были приняты правильные решение: быстрая доставка в палату экстренной помощи, большая доза седативных препаратов, чтобы ограничить возможные повреждения мозга, а также использование советов, тестов и медикаментов, предложенных экспертами Портон-Даун.

Сначала, когда Скрипалей только обнаружили, врачи заподозрили, что у пострадавших передозировка опиоидами.

"Нам только сказали, что в отделение скорой помощи доставили двух пациентов в критическом состоянии и сейчас их привезут к нам", - вспоминает Сара Кларк.

Однако когда полицейские поняли, что один из пострадавших - бывший двойной агент разведки, персоналу больницы сообщили: не исключена вероятность того, что их пациенты стали жертвами спланированного нападения.

В госпитале был введен особый режим, и у отделения, куда перевели Скрипалей, выставили полицейскую охрану.

"Я говорил с дежурной медсестрой, - вспоминает доктор Данкан Маррей, старший консультант отделения интенсивной терапии, - и сам не верил в то, что между нами происходит такой диалог: мол, к нам в больницу доставили известного русского шпиона - при весьма необычных обстоятельствах".

По ходу лечения медики отбросили изначальную теорию о передозировке опиоидами, поняв, что они наблюдают симптомы интоксикации другого типа - отравления фосфорорганическими соединениями, то есть нервно-паралитическими веществом.

"Как только мы поняли, что это нервно-паралитическое вещество, мы подумали, что пациенты не выживут, - вспоминает консультант отделения интенсивной терапии Стивен Джукс. - Мы могли испробовать любые виды лечения. Мы могли обеспечить им максимальный возможный уход. Но все указывало на то, что выжить им не удастся".

Обоих Скрипалей накачали седативными препаратами - не только для того, чтобы иметь возможность подключить их к поддерживающим жизненные функции аппаратам, но и чтобы защитить от поражения мозг пациентов, что часто случается при отравлении НПВ.

Со временем дозу седативных препаратов уменьшили, а вентиляцию легких стали проводить через трахею: именно поэтому на видеозаписи Юлии Скрипаль, сделанной после выписки из больницы, у нее на шее можно заметить очевидный шрам.

Когда к Скрипалям стало возвращаться сознание, медикам пришлось хорошо подумать над тем, что они могут рассказать своим пациентам, чтобы не нанести вред полицейскому расследованию, и решить, когда можно будет допустить к ним детективов для допроса.

"Это очень сложные вопросы, - объясняет главврач больницы Кристин Бланшард, - потому что, с одной стороны, ты пытаешься убедить пациентов, что они в безопасности и за ними хорошо присматривают, а с другой - ты не хочешь давать им никакой информации, которая впоследствии могла бы помешать проведению полицейских расспросов".

Именно медики больницы, руководствуясь заботой о пациентах, настояли на том, чтобы международные проверяющие получили судебный ордер, прежде чем им позволят взять образцы крови Скрипалей.

"Эти пациенты находились в очень уязвимом положении, - объясняет доктор Джукс, - им было нужно, чтобы кто-то защищал их интересы, и без судебного ордера мы не могли позволить, чтобы кто-то делал с ними что бы то ни было без их согласия."

Когда состояние Скрипалей удалось стабилизировать и пациенты смогли говорить, основной задачей медиков стала стимуляция производства в их организме ключевого энзима ацетилхолинэстеразы, необходимой для восстановления нормальных жизненных функций.

После отравления НВП организм обычно сам вновь начинает производить этот энзим, но на это может уйти много месяцев.

По словам Маррея, при подборе различных сочетаний лекарств персонал больницы получал ценные советы от международных экспертов, в том числе и от специалистов Портон-Даун.

Эта всемирно известная лаборатория по защите от химического оружия делала анализы и предлагала варианты лечения.

Были опробованы и новые подходы к уже известным вариантам терапии. Доктор Джукс утверждает, что скорость выздоровления Скрипалей стала для него приятным сюрпризом, который он, однако, не может полностью объяснить.

Юлия была выписана 9 апреля, а на прошлой неделе записала видеообращение, в котором поблагодарила сотрудников больницы. О том, что выписан ее отец, сообщили 18 мая.

Несомненно, остаются вопросы по поводу состояния здоровья Скрипалей в долгосрочной перспективе.

По словам доктора Бланшард, им потребуется дальнейшая поддержка. "У нас есть весь мировой опыт по лечению трех пациентов от отравления "Новичком", и я думаю, можно сказать, что мы по-прежнему учимся", - говорит она.

Читайте также

Комментарии