KZ

Гендиректор 31 канала ответил на вопросы читателей NUR.KZ

Генеральный директор 31 канала Багдат Коджахметов ответил на вопросы посетителей портала NUR.KZ.

— Багдат, какие меры вы предпринимаете для поднятия рейтинга канала, запланированы ли новые проекты? Ожидается ли показ казахстанских сериалов на 31 канале?

— Мы давно и прочно занимаем лидерские позиции в ТОП-3, в настоящий момент 31 канал #1 в аудитории 6-54каз, в прайм-тайме, в Алматы. Как известно, тяжело забраться на гору, но еще тяжелее там удержаться. А если это интерпретировать в рейтинги, то это результат конкретных продуктов и наших действий, которые мы совершаем ради увеличения лояльности наших постоянных зрителей и для привлечение внимания пока нелояльной аудитории. Поэтому мы неутомимо работаем над тем, чтобы увеличивать свою востребованность и привлекательность. Что касается новых продуктов, каждый год 31 канал удивляет не только зрителей — это наша прямая обязанность — но и участников рынка: различными инновациями, среди которых и оформление канала, и различные акции, и само наше премиальное позиционирование, которое мы определили как семейное, безопасное, доброе, удивляющее. Исходя из этой политики, все продукты, которые мы производим или покупаем, предназначены, конечно, для поднятия рейтингов. В этом году мы снимаем пять новых сериалов. Среди премьер хочется отметить «Нархоз 2» (первый сезон этого ситкома остается пока единственным казахстанским телепродуктом, представленным на Каннском контент-шоу и успешно дистрибутированным на зарубежные телерынки). В этом году мы готовим сериал «IT молодец», который снимает известный казахстанский режиссер Аскар Узабаев, ситком «Женатики», представляющий собой спин-офф сериала «Городские легенды», над которым трудятся команда Даута Шайхисламова и Сабита Рахимбаева. Еще один яркий сериал в нашей линейке — «Адаскандар», или «Заблудившиеся»; это история о группе молодых людей, которые попадают в прошлые времена, в казахскую степь. Через эту фантастическую и историческую картину мы хотим показать зрителям и современной молодежи, что 31 канал хоть и является коммерческим каналом, но поддерживает общенациональные ценности, формирует сопричастность зрителя к успехам своей страны, к ее исторической идентичности, к ее культурным постулатам, традициям. Мы уверены, что сумеем интересным, понятным современному молодому поколению экранным языком рассказать, что здесь, в казахской степи, всегда был народ, который стремился к развитию и самосовершенствованию, как и все человечество.

— Какие шоу нам ждать в новом сезоне?

— В первую очередь хотел бы отметить шоу «Айтыс алаңы», где в абсолютно новой жанровой форме мы хотим преподнести классический, свойственный только казахскому народу айтыс. Это моя давняя мечта и мы убеждены, что проект станет хитом этого сезона. Далее: 31 канал первым в истории отечественного ТВ создал уникальную премию в сфере юмора и сатиры «Бурабай Әзіл Фест» — и уже с 13 сентября наши зрители могут наслаждаться интересным и, поверьте, невероятно смешным проектом. Также мы обрадуем зрителей вторым сезоном проекта “Дом весы”. На этот раз правила немного изменились, участников будет 16 и в каждой программе будет убывать по одному человеку. Финал программы состоится 31 декабря, где мы и узнаем, кто стал победителем, кто получит главный приз, а главное станет здоровым, популярным и богатым.

— Коснулось ли 31 канала изменение курса тенге и повлияет ли это на запуск новых проектов?

— Девальвация случилась в конце августа; к этому времени все наши проекты уже были отсняты, многие из них находились в финальной стадии производства, поэтому тут мы, конечно, «проскочили». Но у нас еще более амбициозные планы, и останавливаться мы не собираемся: тридцать первый канал будет радовать зрителей премьерами, чего бы нам это ни стоило. Конечно, часть нашего контента импортная: мы покупаем права на некоторые сериалы и художественные фильмы за иностранную валюту, и разумеется, предпринимаем значительные усилия для оптимизации нашей расходной части — нам, как коммерческой компании, как и любой другой на рынке, нужно выживать. Сказать, что последние изменения в экономике нас не коснулись, мы не можем: как и все, ждем стабилизации. Как только увидим ее — начнем более зримо понимать, каким будет сезон в 2016 году. Наш главный источник дохода — рекламный рынок. Рекламодатели в первую очередь начинают сокращать свои медиабюджеты, и все телевизионщики переживают сокращение рекламного рынка. Однако кризис — это время возможностей!

— Собираетесь ли Вы начинать онлайн-вещание?

— Мы отлично понимаем, что паттерн потребления контента — любого: развлекательного, образовательного, информационного — серьезно меняется. У многих смартфоны, планшеты, казахстанцы сегодня имеют быстрый, неограниченный по объемам трафика интернет. Мы ведем огромную работу, и уже скоро начнем присутствовать во всех средах, где есть наш зритель. В его смартфоне или айпаде появится наше кроссплатформенное мобильное приложение, в Smart TV — множество новых разделов, как с эфирным контентом, так и с дополнительными материалами. Конечно, мы готовим масштабную площадку нового формата нашего представительства в интернете, и все это вместе вряд ли можно назвать просто “онлайн-вещание” — это принципиально новая платформа и среда, это совершенно другая механика взаимодействия зрителя с контентом, и речь тут идет об огромном окне новых возможностей, как для зрителей, так и для нас. Мы кропотливо занимается этой работой, и, уверен, скоро у нас будет заслуженный повод гордиться ее результатами.

— Багдат, как вы относитесь к обсуждавшемуся запрету индийских, корейских, турецких, российских сериалов, и заменой их исключительно на отечественные продукты?

— Если масштабировать этот вопрос глобально — я сторонник качественного замещения любых иностранных продуктов местными; как патриот, я и сам не жалею на это сил, и всем коллегам срекомендую работать на развитие отечественной продакшн-индустрии. Это касается и телевизионных программ, и любых товаров нашего ежедневного обихода. Что касается наших отечественных сериалов; к сожалению, по себестоимости они пока гораздо дороже, чем импортные продукты, а по привлекательности для казахстанских зрителей — на нынешнем этапе своего развития — не так интересны. Пока еще мы не дошли до такого качественного рывка, который сделал бы казахстанские продукты более маржинальными, нежели иностранные. Могу привести пример: в Турции в 2000-х годах постановлением правительства был введен запрет государственным каналам на покупку иностранного контента. Это привело к тому, что через несколько лет Турция практически завоевала весь мир своими сериалами! Мне при этом, знаете, не нравится слово «запрет»: продуктов должно быть много, хороших и разных, в том числе и с точки зрения страны происхождения. Но мне нравятся слова «поддержка» и «протекционизм», и тут мы очень рассчитываем на эффективное участие государства. Если иностранные продукты показываются на, например, нишевых форматных каналах в кабеле, где могла бы быть ограничена национальная реклама — почему бы и нет? Если такой форматный выбор делает менеджмент коммерческого, частного канала, который ничего не просит у государства — чтож, мы на свободном рынке. Но вот когда целиком и полностью государственные, или даже квазигосударственные телекомпании, живущие исключительно на деньги налогоплательщиков, поддерживают этими деньгами иностранную телеиндустрию — это уже как-то слишком.

— Вопрос, который, кажется, не имел шансов не прозвучать. Почему у Вас на телеканале так много рекламы?

— Ну раз уж он прозвучал, и пользуясь этим удобным случаем, хочу поблагодарить наших зрителей за то, что они терпят рекламу: кстати, иногда на рекламных блоках рейтинги бывают выше, чем в самой программе. Без рекламы мы, стопроцентно частная компания, не смогли бы жить. Без тех денег, что мы зарабатываем на рекламе, мы бы не смогли делать «Информбюро», «Дом-Весы», мы не смогли бы снимать наши уникальные проекты и радовать наших зрителей. Этот объем рекламы — он не выше и не ниже, чем у конкурентов — и есть наш источник дохода, и зрители должны понимать, что не бывает сплошных тортов, иногда в прослойке встречается и “изюм” в виде рекламы, и его тоже приходится употреблять. Слушайте, мы устойчиво занимаем вторую позицию в национальном телерейтинге; при этом, если не принимать во внимание каналы-ретрансляторы, состоящие на 90% из российского контента, то среди национальных вещателей мы — первая кнопка страны. И уж совершенно точно мы — главный семейный канал Казахстана. Это обнадеживает меня и всю нашу команду и дает веские основания рассчитывать на то, что зритель относится к рекламе с пониманием.

— Почему на 31 канале совсем нет образовательных, просветительских проектов?

— Знаете, мы пытались их снимать, но зрители не ждут от 31 канала таких форматов. Несмотря на высокую сопричастность нашего зрителя к родному социуму, к своей стране и ее успехам, он не хочет советов, не рассчитывает, что его будут поучать. От нас ждут развлечений: семейных, ненавязчивых, безопасных, удивляющих, смешных; это доказывает, что наше уникальное позиционирование прекрасно работает. Просветительство, обучение — это прерогатива других СМИ, которые на это нацелены.

— На казахстанском рынке по-прежнему много прямой или отложенной ретрансляции. Что нужно сделать, чтобы стал наконец реальным реванш отечественных телепродуктов? Что Вы делаете для развития нашего рынка?

— К сожалению, сегодня казахстанские каналы находятся в заведомо несправедливом положении на собственном рынке. Иностранные вещатели без каких-либо ограничений, или находя лазейки в национальном законодательстве, или напрямую его игнорируя, вещают на нашей территории; кроме этого, они отъедают очень приличный кусок местного рекламного пирога. При этом казахстанские телеканалы ограничены в своих действиях. Мы должны из каждых шести часов три вещать на казахском языке, мы должны обеспечить определенной процент контента отечественного происхождения в сетке… И мы делаем это, но потому, что правильно чувствуем и понимаем ту аудиторию, эмоциональным потребностям которой стремимся соответствовать. Иностранные же, в частности, российские каналы ничего не должны: они полностью освобождены от выполнения этих законов. В Казахстане 99 процентов населения знают русский язык, это факт; к сожалению, меньше половины знают казахский язык, и уж тем более смотрят телевидение на языке своей страны. Поэтому сегодня мы открыто говорим, что на казахстанском рынке сложилась несправедливая ситуация, и все каналы, иностранные в том числе, должны соблюдать законодательство, если нацелены на размещение казахстанской рекламы. Если не размещают рекламу — пусть вещают на любом языке мира, который существует. Надеемся, что люди от которых это зависит нас услышат.

— Вопрос от внимательного читателя: почему Вы покинули телевидение в 2006 году? И что заставило Вас вернуться обратно?

— В 2006 году я вырос до Главного редактора на одном из республиканских каналов, и понял, что это предел моей карьеры: дальше расти мне никто не давал. Тогда за пару лет сменилось семь Генеральных директоров канала, многие из них были так далеки от телевидения, что приходилось буквально обучать их азам медиа индустрии. Как понимаете просто устал от этого. Мне как раз поступило предложение из Министерства внутренних дел: к этому моменту я очень серьезно увлекался пиаром, коммуникационными технологиями, работал над кандидатской диссертацией по политологии, и счел происходящее вокруг меня отличным шансом попрактиковать свои научные изыскания на реальной почве. Я об этом нисколько не жалею; считаю, что это была одна из важнейших школ в моей жизни, благодаря которой в том числе и состоялся сегодняшний Багдат Коджахметов. В 1992 году, когда я впервые пришел на телевидение, моя наставница Лязиза Аймашева говорила: телевидение — это как наркотик. Если ты поработаешь здесь несколько лет, уйти далеко уже никогда не сможешь. Оказалось, что это так и есть.

— Насколько мне известно, у Вас пятеро детей. Вы руководите одним из ведущих телеканалов страны. Всегда ли Вам удается уделять время воспитанию потомков?

— У человека существует всего пять главных ценностей: семья, здоровье, друзья, душа и работа. И вот жизнь устроена так, что семье в этом уравнении часто приходиться страдать. Но сейчас я уже не такой молодой, как раньше, когда мог пренебрегать семьей. Сегодня семья для меня — самое важное. Если возникает ситуация, когда надо будет пожертвовать чем-либо, семья будет единственным чем я не пожертвую никогда. Моим старшим почти за двадцать, они выросли в ситуации, когда папу видели редко; зато младшие дети видят меня чаще. И очень благодарю судьбу за мою вторую половинку Салтанат Калиеву, без нее и ее любви многое не состоялось бы вообще.

— Какие передачи Вы смотрите с семьей на 31-ом?

— Мы с супругой как истинные новостийщики обязательно смотрим «Информбюро». По выходным дням наши дети предпочитают смотреть анимацию и семейные фильмы, наши родители все сериалы, и юмористические шоу. В общем, мое мировоззрение, и, надеюсь, мировоззрение моих близких тесно соприкасается с теми ценностями, которые проповедует и тридцать первый канал. Семейность, открытость, доброта, позитивные и искренние эмоции. Уверен, что и все наши зрители — по-настоящему хорошие люди.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/883159-gendirektor-31-kanala-otvetil-na-vopros.html

Гендиректор 31 канала ответил на вопросы читателей NUR.KZ