KZ
В Кокшетау открыли памятник погибшим в катастрофе самолета SCAT

В Кокшетау открыли памятник погибшим в катастрофе самолета SCAT

Расcказать Вконтакте

В Кокшетау состоялась церемония открытия памятника 21 погибшим, находившимся на борту самолета «Челленджер 200» компании «Скат», 29 января 2013 года, сообщает Bnews.kz.

Родные погибших рассказали, что чувствуют сегодня, спустя 2,5 года после трагедии и как объединились в фонд «Мужская слеза».

Напомним, 29 января 2013 года в 13.13 часов дня разбился самолет «Челенджер 200» компании «Скат», сообщением «Кокшетау-Алматы». Страшная трагедия произошла недалеко от села Кызылтау Илийского района Алматинской области.

Выжить не удалось никому, погибли 5 членов экипажа и 16 пассажиров. Среди них было 8 жителей Акмолинской области.

Пришедшие на открытие мемориала памяти погибшим родных люди стараются улыбаться, ведь повод для встречи – добрый. Но на глаза то и дело набегают слезы: слишком внезапна, слишком неожиданная была беда. Слишком рано оборвались жизни. И слишком мало прошло времени прошло с того рокового дня.

В траурном списке – семья: супруги Галымжан Дюсенов и Индира Рахимбек, летевшие в Алматы вместе с двухлетним сынишкой Бекжаном.

«У горя, наверно нет шкалы, по которой измеряется сила боли, - женщина в черных очках, мама Галымжана, в интервью с корреспондентом старается совладать с голосом. - Тяжело всем, кто проводил в тот роковой день родных в аэропорт, не подозревая, что больше никогда их не увидят. И все же мне больнее, ведь в том самолете разбились сразу три члена семьи – сын, сноха и внук.

Прошло два с половиной года, но боль ни на йоту не стала меньше, наверно, она никогда не утихнет. Сын летел в служебную командировку, заодно хотели со снохой показать врачам сынишку. Тем же самолетом летел его лучший друг Арсен Шутиков».

39-летний Арсен Шутиков был другом детства. В Кокшетау он приехал поработать по приглашению друга. На протяжении порядка четырех лет Галымжан Дюсенов являлся президентом Айдабульского спиртового завода, позже открыл в Кокшетау бизнес.

«Я вслед за сыном переехала из Алматы. Галымжан очень полюбил Кокшетау, у нас в Алматы осталась квартира. Он говорил: «Мама, делай с ней, что хочешь, я не приеду. Мне здесь нравится». Ему нравились местные люди, он с ними хорошо ладил. Говорил, что здесь хороший климат, чистый воздух, красивая природа. Несколько лет он жил в поселке Айдабул и чувствовал себя счастливым. Я удивлялась, всегда думала, он ведь городской парень, вырос на Арбате».

У супругов остались двое детей 15 и 13 лет. «Я живу сейчас с ними здесь, в его доме и воспитываю их. Сын хотел жить здесь, вот мы и остались…», - говорит мама.

Между тем, как сообщает Tengrinews.kz, родные погибших в авиакатастрофе впервые высказали мнение об официальной версии крушения.

"Если честно, мы ждали совершенно другого, но получилось так, что обвинили на данный момент четверых человек. Им выдвинуты обвинения. Обвинения выдвинуты тем, кого уже нет в живых.  Следствие сводится к тому, что было очень много нарушений, которые повлекли за собой трагедию. Прямой последовательности во всем этом нет: в материалах дела конкретно не сказано, из-за какого именно действия весь самолет упал. Впоследствии все будет опубликовано. Но мне кажется, что сейчас просто ищут крайнего, чтобы просто дело закрыть, поставить точку. Впереди суд, заведено уголовное дело, нам предстоит еще долгий путь. Дело не закончится сегодня и завтра, возможно затянется на несколько лет. Но искать крайнего сейчас я не вижу смысла", – считает руководитель ОФ "Мужская слеза" Светлана Серикова.

Новости Казахстана
Mailfire view pixel