KZ

Народные умельцы Казахстана: Фестиваль кочевников в лицах (фото)

Фестиваль кочевой цивилизации – традиционное мероприятие в честь празднования Дня Столицы, на которое ежегодно съезжаются умельцы со всех уголков Казахстана.

Фестиваль представляет собой огромную ярмарку – в юртах и на открытых площадках представлены национальные музыкальные инструменты, изделия из кожи, серебряные украшения, живопись и картины, вышитые цветными нитями, рукодельные ковры, глиняные сосуды и т.д. Умельцы фестиваля с радостью поделились с журналистами новостного портала NUR.KZ секретами своего мастерства.

Роза Сарсебаева – мастер по изготовлению национальных кукол. Свои поделки умелица начала делать после притока в страну иностранцев – захотела познакомить приезжих с казахской культурой. В такой малой композиции можно показать многое – музыкальные инструменты, национальные костюмы, родственные связи и т.д. Материал используется только натуральный – бархат, керамика, металл, ткань, дерево.

«Цена представленных кукол колеблется от 1 до 16 тысяч тенге. К примеру, сидячих человечков изготавливать сложнее, чем стоячих – нужно сформировать реалистичную позу, долго подгоняя металлический каркас под нужную форму – поэтому такие куклы стоят дороже», - делится умелица.

Роза Сарсенбаева говорит, что бывают экспонаты и дороже – они делаются на заказ. В ее рукодельной коллекции есть серия кукол-музыкантов, женская серия, серия мать и дитя. Самые маленькие куклы сделаны «с юмором», отмечает мастерица. Их пропорции отличаются от человеческих, а сами куколки выглядят более миловидно.

Марат Сарсенбаев – мастер по глине из Алматы, в столицу приехал специально, чтобы показать детям технику изготовления из глины. У глинотворца очень много учеников - кто-то в дальнейшем стал скульптором, кто-то поступил на факультет дизайна, многие пошли по стопам учителя и тоже стали преподавать ремесло.

Чтобы своими руками сделать простой глиняный горшочек, нужно позаниматься хотя бы месяц: «Если один раз научиться, это умение останется на всю жизнь. Главное, нужно от души работать, полностью отдаваться делу – глина не терпит спешки», - говорит мастер.

Марат Сарсенбаев признается, что изготовление изделий из глины имеет свои финансовые сложности: «Немного туговато с оборудованием, краской, технологией. Заниматься одному довольно тяжело, ведь нужна печь, сушильный аппарат, мельница и т.д. На полное обеспечение производства не хватает финансов»

По словам умельца, самая лучшая глина поставляется из Украины. «В Казахстане тоже есть свои месторождения, например – в Алматы, Усть-Каменогорске, Кургальджине. Кто ищет, тот всегда найдет. Если пообщаться с геологами, можно открыть для себя много мест с хорошей глиной», - рассказывает мастер.

Владимир Земблевский - беркутчи из Астаны. Многие, услышав его славянскую фамилию, удивляются – нетипичная для вас профессия! Птицами занимается весь мир, у профессии нет национальности - улыбаясь, отвечает Владимир.

«Моему пернатому другу всего два года – для беркута это очень мало. С человеком они до ста лет живут. Хорошего беркутчи беркут хоронит. Моего красавца зовут Садак – это означает лук или колчан. Он оправдывает свое название. Птицы сами находят себе имя через какое-то время, проявляются такие черты характера или внешности, которые сами наводят на определенную кличку», - делится ловец птиц.

Добычей беркутов обычно становятся лисы, сурки, зайцы. Родной брат беркута Садака «брал» подсадного полугодовалого волчонка, рассказывает Владимир. У беркутов потомство кормит самец, самка выходит на охоту только когда птенцы подрастут, при этом девочки почти в два раза больше самцов.

Приручение птицы зависит от опыта ловца. Беркутов берут как из потомства уже прирученной птицы, так и из дикой природы. Вернуть «одомашненную» птицу в природу вполне возможно, такой случай у беркутчи Владимира уже был: «У меня была самка, с которой я занимался около 3-4 лет. А потом пришло время вить гнездо. Так получилось, что ее избранником стал дикий самец, и ей пришлось выбирать между ним и мной. Я понял, что нужно отпустить ее, и уступил. Ее звали Кинжал, позже я еще встречал ее, но близко к человеку она уже не подлетала».

Калмырза Тасов - ювелир из Туркистана, занимается этим искусством более 10 лет. Работает в основном с серебром. Помимо современных способов изготовления серебра, например, с помощью газа, мастер использует один из древнейших способов работы – литье, совмещенное с выдувным аппаратом под названием «көрік». Раньше таким способом изготавливали оружие и прочие изделия из металла.

Длительность изготовления зависит от сложности, несложное кольцо можно сделать за одни день, на некоторые уходит по два-три дня. «Серебро с эмалью делается дольше, вот, например, смотрите, здесь я хотел нашу степь показать, нашу юрту – национальный колорит, в общем», - рассказывает мастер, попутно демонстрируя красивейший серебряный кулон.

По словам ювелира, украшения в разных частях Казахстана отличаются: «Например, в Восточном Казахстане часто можно встретить «зернь» - мелкие шарики или проволочки, которые напаиваются на ювелирные изделия, создавая узор. Такая зернь встречалась еще во времена саков. А в Южном Казахстане чаще можно увидеть эмаль. Вспомните, как выглядят мавзолеи – много керамики, это повлияло и на украшения. В некоторых местах используют «чернь» - выпуклые узоры более темного цвета».

Бибиажар Иманбеккызы – умелица по ковроткачеству из Шымкента. Начала заниматься ремеслом еще во втором классе, сейчас Бибиажар 66 лет. На фестиваль кочевых искусств рукодельница прибыла, чтобы поделиться опытом – вдруг кто-то решит посвятить свою жизнь сохранению национальных традиций.

Мастерица продемонстрировала мастер-класс по изготовлению «жел бау» - нарядных лент, которыми укрепляют юрты во время сильного ветра, а также используют для декора: «На изготовление одного жел бау уходит месяц, а таких лент нужно как минимум две»

Прядильный станок «өрме ағаш» у мастерицы-ткачихи оказался самодельный и довольно простой в изготовлении, но то, что на нем создавалось, изумляло своей красотой и сложностью узоров.

С помощью такого станка можно прясти ковры: «На ковер тоже уходит целый месяц, но при этом над ним должны работать одновременно 4 человека. В день мастерам придется тратить по 8-9 часов. Но прежде чем приступить к созданию ковра, нужно изготовить нити. Для среднего ковра размером 4 на 2 метра нужно около 25 килограмм овечьей шерсти».

Бибиажар рассказывает, что однажды она была приглашена компанией «Шеврон» в Атырау, где несколько ее жел бау в качестве сувенира закупили американцы, чтобы украсить свои дома и офисы. Она посетовала, что местное население не интересуют национальные вещи, тогда как иностранцы проявляют к ним большой интерес.

Меирбек Дильманов – представляет алматинскую компанию по производству национальных музыкальных инструментов. Умелец имеет музыкальное образование и занимается своим делом уже более 20 лет.

Об интересе народа к инструментам Меирбек говорит так: «Люди живо интересуются, что за инструменты, знакомятся, пытаются что-то сыграть, в общем, юрта не пустует. Они с удовольствием изучают, как что звучит, как выглядит, какой принцип игры».

Большим спросом по словам умельца пользуются домбра и кобыз. В последнее время люди также стали интересоваться игрой на жетыгене – это древний семиструнный щипковый инструмент, который напоминает гусли или лежачую арфу. Поступили от частных лиц заказы и на адырна – многострунный щипковый инструмент. Его было продано пока всего шесть штук, но мастер говорит, что это очевидный показатель заинтересованности народа древним музыкальным наследием предков.

Автор видео Виталий Перов

 

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/810694-narodnye-umelcy-kazakhstana-festiva.html