KZ

Приехавший в Алматы житель Донецка рассказал о войне

Рассказать в Telegram Расcказать Вконтакте

Приехавший по приглашению на работу в Алматы житель Донецкой области рассказал в интервью газете "Мегаполис" о том, что он увидел во время вооруженного конфликта у себя на родине.

Степан Гащук приехал в Казахстан недавно из города Горловка, что недалеко от Донецка. Его пригласила на работу одна известная компания. На Украине у него остались жена и родственники.

"Приехав в Казахстан, в Алматы, я увидел, как на самом деле могут жить люди. Ваша страна уникальна! У вас здесь нет вражды между собой. Люди разных национальностей и вероисповеданий дружат между собой. Такого я нигде не видел, даже в США и Европе, где бывал много раз. Можно сколько угодно ругать Назарбаева, а мне доводилось это слышать, но то, что он делает, заслуживает всяческих похвал. В вашей стране нет и не было войны, а это – самое главное! Знаете, ещё полтора года назад я был за всеобщую демократию, за либерализацию общественных отношений. Теперь я резко поменял свои взгляды. Теперь я уверен, что самое ценное – это мирная жизнь, а всех тех, кто кричит о демократии, о либерализме, надо немедленно изолировать. И пусть меня в этой связи "ватником" назовут", - сказал Гащук.

По словам Степана, никто в Донбассе не хотел отделяться от Украины. В мае 2014 года решался вопрос о недоверии новому правительству, которое состояло из людей, занимавших высокие государственные должности при Януковиче.

Степан рассказывает, что, когда в Киеве начался Майдан, в Донбассе было тихо. Только после апрельских событий в Славянске и стрельбы в Красноармейске появились первые блокпосты. Хотя и стояли на них личности с "полукриминальным" видом, однако никто не угрожал и не грубил. Степана они останавливали пару раз – проверяли документы и отпускали. Вооружены они не были, только некоторые имели охотничьи ружья.

Тем не менее, в стране было объявлено о начале антитеррористической операции. Эту информацию общественность и СМИ восприняли "на ура", так как Донбас всегда считался "бандитским регионом". Тогда же пошли и разговоры о вторжении российских войск, хотя никто не хотел повторения крымского сценария, которого, возможно, боялось правительство, говорит Гащук.

Степан не может подтвердить, участвовали ли россияне в тех конфликтах, так как принадлежность людей в камуфляже определить невозможно. Много вооруженных людей появилось в июле 2014 года, когда ополченцы оставили Славянск.

По словам Гащука, тогда по Донецку прокатилась волна грабежей и мародерства. Причем участвовали в этом представители обеих сторон.

"Бандиты. Понятно же, что каждая война – это скопище бандитов со всего мира. Так было и в Донецке, этого нельзя отрицать. Под предлогом войны всё списать можно: и грабежи, и насилие, и убийства", - говорит он.

Степан рассказывает, что они с женой, после того, как в Донецке начались боевые действия, переехали в Киев, а затем в Одессу.

"Но закрепиться нам там не удалось. Поскольку мы из Донецка, на нас смотрели, как на врагов украинского народа: так вам и надо, сами захотели, вот и получили", - рассказывает Степан.

Когда в октябре в Донецке стало тихо, они вернулись туда. Однако затишье длилось недолго. После новогодних праздников начался массированный обстрел города. В это время россияне помогали продовольствием, лекарствами и разными тёплыми вещами. Однако вскоре город вновь опустел. Жизнь в нем практически остановилась, и вернутся ли теперь люди назад, неизвестно, говорит Степан.

По его мнению, прежний мир восстановится на Украине не скоро.

"Виноваты в этом безответственные политики, которые, преследуя свои корыстные интересы, стравили между собой родителей и детей, братьев и сестёр. Даже в моей семье разногласия имеются. Я уже говорил, что у меня есть родной брат в Днепропетровске. Он попал под мобилизацию. Звоню ему, спрашиваю: "– И ты пойдёшь? Он мне отвечает: – Конечно, пойду!" Меня это сильно поразило. Он же сам родом из Горловки и хорошо знает, кто на самом деле разрушил город! Как знает, что ему, возможно, придётся и убивать. Кого?! Своего друга детства Ваську из соседнего подъезда, ушедшего в ополчение после гибели своей 10-летней дочери, попавшей под миномётный обстрел? Или, может, кого-нибудь из своих оставшихся в Донецке племянников, которые могут случайно оказаться не в том месте в ненужный час?" - говорит Степан.

Он рассказал, что выехать из Донецка сейчас очень сложно – на приграничном блокпосте нужно ждать 10-14 дней разрешения на выезд и отлучаться никуда нельзя. А на границе потом еще сутки нужно очередь отстоять. Выехавшие тоже не могут попасть назад. На украинских постах говорят, что если кто-либо заедет на территорию террористов, то обратной дороги нет. Такие правила были введены в октябре 2014 года, в результате чего простые люди стаи заложниками ситуации.

Новости Казахстана
Приехавший в Алматы житель Донецка рассказал о войне
Mailfire view pixel