KZ
"Страшно – аж жуть!" 10 самых страшных книг по версии наших читательниц

"Страшно – аж жуть!" 10 самых страшных книг по версии наших читательниц

Расcказать Вконтакте

Принципиально не смотреть фильмы ужасов – легко.

Чаще всего жанр фильма ясен уже по жутковатого вида афише или трейлеру, в котором сплошь месиво, мертвецы и чудища. Увидишь такое – и бежать!..

А вот когда берешь в руки книгу, здесь все далеко не так однозначно. Что скрывается там, за нейтральной обложкой, на пятистах страницах с отвлеченной аннотацией?.. Ведь страшно до дрожи в коленях и капелек холодного пота по спине может стать не только от сочинений дядюшки Кинга и иже с ним, но и от книг, к которым вурдалаки, маньяки и нашествия кровожадных крыс не имеют никакого отношения…

Десять девушек назвали книги, которые, независимо от жанра, заставили их неоднократно вздрогнуть во время прочтения.

Эрих Мария Ремарк "Искра жизни"

Алина, 25 лет: "Я не люблю страшных книг и фильмов, поэтому избегаю их. Нет, не "ужастиков", а свидетельств о самых настоящих людских зверствах. "Искра жизни" Ремарка – возможно, единственная ужасающая книга, которую я прочитала. Художественный роман, основанный на реальных событиях.

Концлагерь, описанный в романе, под собой подразумевает печально известный Бухенвальд, хотя назван по-другому. А какие там люди! Внешне потеряв человеческий облик в результате пыток и мучений, внутри они просто сверхчеловеки! Иначе бы просто не выжить.

Правда, в романе описано множество историй разных людей, в том числе детей, и большинство из них настолько ужасны, что даже не хочется такое упоминать. Пытки, изнасилования, ситуации, когда детям, для того чтобы выжить, приходится есть трупы… Такие вещи для меня намного страшнее любых ужастиков".

Цитата:

"Только в романах встречается дешевая фраза о том, что дух не сломить. Я знал хороших людей, которые были способны лишь на одно – выть как звери. Сломить можно почти любое сопротивление. Для этого требуется только достаточно времени и случай".

Джордж Оруэлл "1984"

Анна, 24 года: "Прочитала Оруэлла лет в 19, и вряд ли когда-нибудь перечитаю: пять лет прошло, а до сих пор помню будто каждую страницу. Читала перед этим "Скотный двор" – было мерзко, но не страшно, а "1984" накрыло с головой. Начала читать вечером, закончила к утру – меня мама так и нашла на том же месте с квадратными глазами и трясущимися руками. Не хочу знать, что творилось с автором тогда, но это наверняка такой особенный внутренний ад безысходности и беспомощности, вылившийся вот в такое. С трудом понимаю, почему Оруэлла нет в списке нобелевских лауреатов – произведения гуманистичнее не найти. Наверно, эта книга, от которой невозможно оторваться, но и хочется никогда не знать такого. "1984" как-то определила во мне на всю жизнь этот страх перед одинаковостью, тоталитаризмом, перед согласием людей с существованием Большого Брата. Нет, камеры вешать на перекрестках – это меня не смущает, но повсеместное желание запретить другим делать что-то как тенденция последнего времени – смущает очень. И пугает, да".

Цитата:

"Иногда, – сказала она, – тебе угрожают чем-то таким… таким, чего ты не можешь перенести, о чем не можешь даже подумать. И тогда ты говоришь: "Не делайте этого со мной, сделайте с кем-нибудь другим, сделайте с таким-то". А потом ты можешь притворяться перед собой, что это была только уловка, что ты сказала это просто так, лишь бы перестали, а на самом деле ты этого не хотела. Неправда. Когда это происходит, желание у тебя именно такое. Ты думаешь, что другого способа спастись нет, ты согласна спастись таким способом. Ты хочешь, чтобы это сделали с другим человеком. И тебе плевать на его мучения. Ты думаешь только о себе".

Стивен Кинг "Кладбище домашних животных"

Татьяна, 35 лет: "Самый страшный сюжетный поворот для любой матери (неважно, в кино или в книге) – это когда погибает маленький ребенок. Это до того пронзительно, до того тяжело… И вот с этой книгой у меня было так же. Плюс для меня было ужасно, невыносимо и жутко все, что в этой книге происходило. Сама тягостная обстановка и то, как использовалось то кладбище: там хоронили людей и животных, которые потом возвращались домой, но только уже в виде зомби.

Здесь главный герой стоял перед выбором: вернуть ли самого близкого тебе умершего человека, пусть и таким путем, или потом всю жизнь жалеть, что мог, но не сделал этого. Неизвестно, как бы на его месте поступил каждый из нас. И хотя того, что описано в книге, в общем-то не бывает на самом деле, глубоко сидящий в нас страх потерять любимого, родного человека заставляет переживать события этой книги всей душой. Этим она и страшна. И гениальна".

Цитата:

"Ржавые, полузабытые страхи есть у любого человека, и люди вынуждены возвращаться к этим воспоминаниям, ворошить их, даже если рана при этом начинает снова болеть, словно уродливые и зловонные гнилые зубы в черных коронках воспаленных нервов; зубы с больными корнями. Остается это в забытых, вредных подвалах памяти: если Бог – добро, то Он дремлет где-то в самых крепких снах".

Светлана Алексиевич "Цинковые мальчики"

Жанна, 30 лет: "Во времена военных действий в Афганистане я была еще слишком маленькой, чтобы что-то понимать. Но гроб – металлический, блестящий на солнце, который привезли однажды женщине в нашем подъезде, – мне запомнился. Это были какие-то необычные похороны. И только потом я узнала, что такие гробы с телами своих сыновей и мужей получили очень многие женщины в Советском Союзе…

"Цинковые мальчики", как и все книги Алексиевич, – пронзительна, правдива и горька. Читая, плачешь без остановки, дрожишь, как от холода, но читаешь все равно. Чтобы знать. Хоть и страшно.

Эта книга – документальная. Вся состоит из лоскутков воспоминаний людей, имевших отношение к той войне, позже объявленной "политической ошибкой": солдат, офицеров, матерей, врачей, жен, вдов…

Когда читаешь о Великой Отечественной войне, там хоть и страшно, но ты понимаешь, что люди отвоевывали Родину, сражались с фашистами, которые томили узников в концлагерях и травили в газовых камерах. А эта война, она никому не была нужна. И &

Новости Казахстана
Mailfire view pixel