KZ

СМИ рассказали о менталитете казахстанцев

Самый бесчувственный, не злоупотребляющий спиртным, как те, что по соседству, любящий похулиганить и сторонящийся оценок сексуальности, зато ратующий за семейные ценности.

Кто бы вы думали это? Это – Казахстан, если смотреть на него через призму различных рейтингов, замеров, индексов и статистических данных. Vласть решила выяснить, по каким еще фактам можно судить о Казахстан и о присущих его гражданам привычках и наклонностях.

Для начала необходимо отметить, что любая, даже утрированная попытка определить менталитет, должна предприниматься только после дифференциации самого понятия. А оно не принадлежит полностью к какой-либо области научного знания. Тем не менее, большинство специалистов склонны относить его к социологическому понятийному аппарату. Однако и здесь возникают определенные сложности: сами социологи практически не используют его ни в теории, ни, тем более, в эмпирике, что, вероятно, обусловлено чрезвычайной многоаспектностью данного понятия.

Условно все признаки той или иной ментальности можно разделить на "хорошие" и "плохие". На вопрос "В чем измеряется менталитет?" в обществе привыкли шутливо отвечать: "В литрах". Этот широко распространенный стереотип, возможно, действительно имеет право на существование – во всяком случае, в нем не сомневаются некоторые отечественные специалисты в области различных пагубных зависимостей.

Например, Алтынай Ескалиева, директор республиканского научно-практического центра медико-социальных проблем наркомании, не так давно в интервью для Zona.kz выразилась именно в таком духе: "Есть определенный менталитет страны, менталитет национальности, который позволяет употреблять алкогольные напитки в более раннем возрасте и, тем самым, формирует зависимость".

В целом же, алкоголиков, как выяснилось, в Казахстане не так много – всего чуть более 200 тысяч человек, что в процентном соотношении составляет около 1,2%.

Однако Ескалиева отметила, что эту цифру можно смело умножать на пять, если попытаться определить общее количество тех, кто "вообще употребляет алкоголь в той или иной степени". Итак, в совокупности мы имеем лишь порядка миллиона казахстанцев, которые не откажутся от спиртного. На лицо повод для гордости – в соседней России количество употребляющих алкоголь неуклонно стремится к 90%.

Вторым не менее известным "показателем" менталитета страны является уровень лености её населения, в том числе и экономической. Радует то, что здесь наблюдается снижение уровня экономической пассивности населения, который на конец 2012 года составил 28,3%.

А вот еще интересный факт - количество праздников в республике с каждым годом только увеличивается, а, следовательно, сокращается среднемесячное число рабочих дней, как при пятидневной, так и при шестидневной рабочей неделе.

Сравнивая нас с партнерами по Таможенному союзу, можно констатировать, что казахстанцы в 2012 году работали меньше остальных: количество праздничных выходных дней в Казахстане достигло 15, в России – 12, а в Беларуси – лишь 9.

Определенную характеристику страны обуславливает и уровень преступности – его качественный, а не количественный аспект.

Достаточно лишь сказать, что за четыре месяца текущего года, согласно данным комитета по правовой статистике и специальным учетам генеральной прокуратуры, 75% от всех зарегистрированных преступлений пришлись на кражи, хулиганство и мошенничество. При этом по всем трем статьям количество преступлений по сравнению с прошлым годом значительно увеличилось: краж стало больше на 16,4%, фактов хулиганства – на 40%, фактов мошенничества – на 41%. В позитивном смысле менталитет ассоциируется, в первую очередь, с такой абстрактной категорией, как уровень духовности населения.

Духовность в Казахстане, в свою очередь, все больше связывают со степенью проникновения религии в общественное сознание. По данным национального агентства по делам религий, в Казахстане на законных основаниях осуществляют свою деятельность представительства 17 мировых конфессий. Абсолютное большинство казахстанцев, судя по данным социологического исследования Института политических решений, идентифицируют себя с той или иной религией.

63,5% опрошенных в 2011 году горожан заявили о своей принадлежности к исламу, 28,7% - к христианству.

"Наследников советского атеистического прошлого значительно меньше – 5,9% жителей городов считают себя атеистами", - отмечают эксперты института. При этом, к сожалению или к счастью, более половины жителей казахстанских городов считает, что первый признак религиозности – это "соблюдение человеческих и морально-этических норм". По словам авторов исследования, именно этот фактор "первостепенен как для мусульман (55,5%), так и для христиан (61,3%)".

Действительное наличие у общества высоких морально-этических качеств можно выявить, например, посредством изучения развития культуры благотворительности и волонтерства.

В том же 2011 году стало известно, что Казахстан в мировом рейтинге благотворительности занял только 110-е место из 153-х возможных.

Соседи же республики по региону уверенно вошли в первую сотню стран по степени участия граждан в благотворительной активности. Денежные пожертвования казахстанцев составляют лишь 12 % от общей благотворительной помощи, на волонтерскую активность приходится ровно четверть. Между тем исследование только по Алматы показало, что оказанием материальной помощи по возможности занимается только 21% горожан. К слову, различные международные структуры предлагают и другие рейтинги стран, основывающиеся на ряде исключительно субъективных показателей.

К примеру, ежегодно рассчитываемый индекс счастья включает в себя "удовлетворенность жизнью людьми". За последние шесть лет Казахстан в этом рейтинге успел побывать на 125 месте в 2006 году, подняться до 91 места в 2009 году, и вновь опустится до 119 места по итогам прошлого года.

"Уверенность в завтрашнем дне" пытались (в числе других показателей) измерить эксперты Global Monitor, которые по итогам составили индекс счастья регионов Казахстана, в котором лидирующие позиции заняли Алматы, Астана и Атырауская область.

Однако в конце прошлого года стало известно, что Казахстан вошел в "тройку" самых бесчувственных стран мира по версии международного агентства по изучению общественного мнения Gallup. Социологи пришли к выводу, что лишь 38% граждан Казахстана могут считаться "эмоциональными". Вместе с Казахстаном на третьем месте расположились Россия, Украина, Беларусь, Кыргызстан и даже Мадагаскар с Непалом.

Однако особое возмущение у казахстанцев может вызвать совсем не этот факт, а то, что некоторые средства массовой информации сетуют на незаслуженное отсутствие Казахстана в тех мировых рейтингах, которые измеряют сексуальность граждан той или иной страны. Здесь, как и во многих предыдущих аспектах, можно обнаружить как объективные причины, так и массу субъективных, связанных, в том числе, с особой казахстанской ментальностью. Судить о ней можно исходя из традиционных представлений общества об устройстве семьи.

Исследование, проведенное Институтом политических решений в апреле 2012 года, показало, что почти 44% респондентов поддерживают "патриархальную систему, существующую в рамках современного института семьи", где главенствующую роль играет мужчина. При этом интересно, что за гендерное равноправие все-таки ратует чуть больше половины алматинцев.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/264789-smi-rasskazali-o-mentalitete-kazahstanczev.html