KZ

Ученые пожаловались на "распил" выделяемых им средств

Рассказать в Telegram Расcказать Вконтакте

Советская академическая система построения научного сообщества была гораздо проще, чем современная казахстанская система управления наукой.

И это притом что масштаб исследовательских работ был несоизмеримо большим. Ведущую роль в науке СССР играли настоящие ученые, профессиональные исследователи, а не чиновники-назначенцы.Сравнительный анализ двух систем профессор Виктор Тейфель, руководитель лаборатории физики Луны и планет Астрофизического института им. В. Г. Фесенкова, выложил на дискуссии в Институте политических решений. В СССР Академия наук обладала статусом полноценного министерства. В ней президиум и отделения, под ними – НИИ и лаборатории: вот и все!

Зато сейчас – Высшая научно-техническая комиссия при Правительстве РК, Комитет науки при МОН РК, Национальный центр государственной научно-технической экспертизы, Национальный научно-технический совет, потом идут уполномоченные органы высшего и нижнего уровня, и в последнюю очередь – НИИ с ничего не решающими учеными советами. Грандиозный бюрократический небоскреб на крохотном, рассыпающемся под его тяжестью научном фундаменте! И чем же заняты ученые, которыми так плотно и неусыпно руководят многочисленные чиновники? Главным образом пишут отчеты!

Еще большее недоумение у профессора Тейфеля вызывает статус ученого. В отличие от уборщицы, моющей в лаборатории полы и являющейся постоянным сотрудником со всеми вытекающими отсюда юридическими последствиями, все ученые "на птичьих правах"! Они работают по возобновляющемуся (или невозобновляющемуся, на усмотрение "верхов") годичному контракту! И уж совсем гений – парадоксов друг необходим, чтобы разобраться в финансировании науки.

При годовом бюджете в 42 млрд тенге фундаментальным исследованиям, собственно науке в классическом понимании этого слова, достается четыре миллиарда!

"Куды деньги деются?".

Этот парадокс с легкостью объяснил Евгений Малишевский, директор научно-консультационного центра Национальной телекоммуникационной ассоциации Казахстана:

– Это глубокое заблуждение, что науку финансируют по остаточному принципу. Денег на нее выделено немерено! – заявил он. – Вопрос в том, куда эти деньги исчезают и почему они не доходят до ученых. Система управления наукой построена специальным образом, чтобы создать полную безответственность в принятии решений по движению денежных средств.

После "распила" до ученых в лучшем случае доходит 20–30 процентов выделяемых денег.

Псевдокомиссии, советы – все они способствуют безответственности и бесконтрольности. А чтобы создать иллюзию контроля и чтобы ученые не задавали лишних вопросов, их загружают ежемесячными, ежеквартальными, полугодовыми и годовыми отчетами.

Все при деле!

– Все свернулось к модели, когда финансируются проекты – кто что предложит! Приведу в пример данные по информационно-коммуникационным технологиям, на этот год выделено 173 миллиона, – продолжает Евгений Малишевский. – Большинство названий одобренных работ – псевдонаучные! Уже из этого сразу ясно, что там результата не будет! Там, где максимальный откат, там и суммы заложены громадные. А те проекты, которые получают максимальные баллы оценки, не финансируются! Зато финансируются с очень низким баллом оценки! Есть темы, у которых даже название – как словесный мусор! Зайдите на сайт Комитета науки – почитайте!

Новости Казахстана
Ученые пожаловались на "распил" выделяемых им средств
Mailfire view pixel