KZ

Кто и как должен судить Владислава Челаха

Рассказать в Telegram Расcказать Вконтакте

В конце ноября в Казахстане ожидается начало одного из самых громким судебных процессов этого года – суд над рядовым пограничных войск КНБ РК Владиславом Челахом, обвиняемым в убийстве четырнадцати сослуживцев и егеря на высокогорной заставе "Аркан-Керген".

По словам адвоката обвиняемого Тулегена Берликожанова, вероятнее всего дело пограничника будет рассматриваться в Талдыкорганском областном суде.

Рядовой Челах обвиняется по восьми статьям Уголовного кодекса и девяти эпизодам.

По этим статьям Челаху грозит весьма суровое наказание, вплоть до пожизненного заключения, в том случае, если суд все же признает его виновным.

Правда, пока неизвестно точно, будет ли этот процесс открытым для общественности или все же пройдет в закрытом режиме.

Вероятнее всего, если судить по двум другим резонансным процессам этого года – суду над участниками беспорядков в Жанаозене и "делу Козлова" – рассматриваться дело будет при открытых дверях.

Тем не менее редакция Total.kz решила опросить экспертов и заинтересованные стороны: каким все-таки должен быть процесс – открытым или закрытым, военным либо гражданским или, может, отдать судьбу Челаха в руки суда присяжных?

Геннадий Бендицкий - Журналист

На мой взгляд, судебный процесс по делу о гибели аркан-кергенских пограничников должен проводиться в открытой форме, потому что особо-то скрывать там нечего.

Однако я не исключаю, что в этой истории могут быть моменты, которые с морально-этической точки зрения являются информацией не для общего доступа.

Не с юридической точки зрения и не с точки зрения национальной безопасности, а именно с моральной-этической точки зрения.

Стоит задаться вопросом: почему хотят закрыть процесс? Ответ только один: есть нелицеприятные вещи, которые пытаются скрыть. Но рано или поздно мы об этом узнаем

Я вполне допускаю, что сразу как это произошло, были люди, которые попытались с перепугу, не поняв, что происходит, ввести следствие в заблуждение – сымитировать нападение на заставу извне.

Именно это породило бурю версий про VIP-охотников, террористические группы, браконьеров. Но мы знаем, что все произошло просто: были какие-то неуставные отношения и в результате один солдат перебил всю заставу.

Кстати, в армии подобное случается часто. В данном случае поражают только масштабы. Но рано или поздно любая фальсификация вылезает наружу.

Когда результаты расследования пошли вразрез с этими версиями, уже очень тяжело было убедить общественность, что все это мог натворить один новобранец.

Стоит задаться вопросом: почему хотят закрыть процесс? Ответ только один: есть нелицеприятные вещи, которые пытаются скрыть. Но рано или поздно мы об этом узнаем.

Артур Платонов - Журналист, телеведущий

Открытым будет суд или закрытым – решение принимается в суде, в зависимости от того, существуют ли материалы, связанные с государственной тайной.

Возможно, там есть какие-нибудь нюансы, о которых ни вы, ни я не имеем представления. Исходя из общих соображений, возможно, имеет смысл, чтобы он был открытый.

У нас в Казахстане подобные судебные процессы куда более демократичные, чем в странах, которые мы считаем образцом демократии.

У нас в Казахстане подобные судебные процессы куда более демократичные, чем в странах, которые мы считаем образцом демократии

Я сильно сомневаюсь, что в Соединенных Штатах либо в Великобритании процессы, связанные с государственной границей, были открытыми.

Туда не то что не пускают журналистов, туда даже коллег судей часто не пускают. Поэтому наше пристрастие всегда делать суды открытыми, в угоду как раз иностранцам, на мой взгляд, часто неправильно.

Нужно исходить из целесообразности интересов государства, своего государства, а не чужого. Тем более я думаю, что вряд ли в Соединенных Штатах было бы позволено, чтобы адвоката финансировал какой-то зарубежный фонд.

Тамара Калеева - Президент Международного фонда защиты свободы слова "Адил соз"

Безусловно, суд должен быть только открытым. Потому что общественность очень сомневается в том, что следствие, и не только следствие, проходило действительно честно.

Главное, чтобы суд был честным, а судьи – компетентными. Тогда непринципиально, суд с присяжными или без присяжных

И эти подозрения, что Челаха хотят сделать крайним или подставить, не исчезают. Поэтому, если власть хочет, чтобы приговор вызывал доверие, суд надо проводить только открыто.

Главное, чтобы суд был честным, а судьи – компетентными. Тогда непринципиально, суд с присяжными или без присяжных.

Гульжан Ергалиева - Главный редактор сайта Guljan.org

Суд должен быть открытым однозначно. По-моему, здесь никаких двусмысленностей быть не может. Потому что сам случай неординарный.

Кроме того, вызвал очень большой общественный резонанс, который сводится к несогласию с официальной версией и вызывает много тревог в обществе касательно безопасности на границах.

Сама ситуация после событий на "Аркан-Кергене" и других террористических актов в горах – все это говорит о том, что это звенья одной цепи.

Сама ситуация после событий на "Аркан-Кергене" и других террористических актов в горах – все это говорит о том, что это звенья одной цепи

И поэтому мы должны знать правду, что будет на суде, какие будут аргументы и факты и доказательства вины Челаха, а, возможно, кого-то еще.

И потом это же не государственная тайна. Сами знаете официальные органы: чуть ли не с первого дня начали проводить обширную пропагандистскую работу о вине рядового.

Все рассказали, все показали основные аргументы его вины. Так что теперь скрывать?

Теперь мы должны видеть, что скажет защита, имеет же обвиняемый право ответного слова. И если власть закроет этот суд, будет нечестно. Значит, обвинять можно открыто, а защищать открыто нельзя.

Евгений Жовтис - Правозащитник

Какие могут быть сомнения?! Конечно же, процесс должен быть открытым по той простой причине, что к нему привлечено такое большое общественное внимание.

Если процесс будет закрытым, то он оставит общество в вопросах при любом развитии событий – будет ли или не будет признан виновным Челах.

Если процесс будет закрытым, то он оставит общество в вопросах при любом развитии событий – будет ли или не будет признан виновным Челах

В противном случае останутся сомнения, потому что очень много людей сомневается в официальной версии. Для того чтобы это все устранить, необходимо проводить открытый судебный процесс.

Желательно с участием суда присяжных. Я слышал, что там несколько томов дела о гибели пограничников на "Аркан-Кергене" имеют секретный характер и поэтому еще одного адвоката назначили, который получил доступ к этим материалам.

Поэтому можно провести только одно заседание в закрытом режиме, на котором будут рассматриваться секретные материалы дела.

А в остальном, если власти заинтересованы в том, чтобы не оставить в обществе никаких сомнений, процесс должен быть открытым.

Светлана Ващенко - Мать Владислава Челаха

Я пока не знаю, будет ли суд открытым. Но, как мне сказали, половина суда будет открытой, а половина – закрытой.

Закрытым процесс будет в то время, когда будут рассматриваться секретные материалы. Я сама хочу, чтобы суд был полностью открытым.

Сейчас я даже не знаю, будет суд военный или обычный. Если честно, я даже еще не думала, как было бы лучше в данном отношении

Все должны быть в курсе, как протекает процесс.

Сейчас я даже не знаю, будет суд военный или обычный. Если честно, я даже еще не думала, как было бы лучше в данном отношении. Конечно, с присяжными больше шансов оправдать Влада.

Но я не исключаю, что в их числе могут оказаться и специально подобранные люди. Нам остается только надеяться.

Татьяна Рей - Мать пограничника с "Аркан-Кергена" Дениса Рея

Я все узнаю только из интернет-СМИ, нас ведь никто не оповещает. Насколько мне известно, суд будет закрытым. Я уверена, что он должен быть открытым.

Ведь, если будет суд присяжных, откуда мы знаем, кого туда наберут. А так общественность была бы в курсе всего. Правоохранительные органы могут же набрать туда своих людей, которые против Влада.

А если дело будет рассматривать военный суд…

Даже не знаю что и предположить, чем это может обернуться для Владислава Челаха. С другой стороны, на военном суде, может, все будет по справедливости происходить, мне так кажется

Даже не знаю что и предположить, чем это может обернуться для Владислава Челаха. С другой стороны, на военном суде, может, все будет по справедливости происходить, мне так кажется.

Но, вообще, я даже не знаю сейчас, кому верить, а кому не верить. Суд присяжных для Челаха, наверное, был бы лучше, если знать конкретно, что за люди будут.

Главное, чтобы правильный вердикт вынесли. Присутствовать на суде я планирую в любом случае, как и другие родители. У нас еще много вопросов к правоохранительным органам.

Сергей Пашевич - Руководитель казахстанского союза "Боевое братство"

Я думаю, что суд должен быть открытым. Вокруг дела Челаха столько шума, поэтому если суд сделать закрытым, то это усугубит ситуацию.

Родители ведь будут принимать участие в этом процессе. Их будут спрашивать, опрашивать, все равно все станет известно

Родители ведь будут принимать участие в этом процессе. Их будут спрашивать, опрашивать, все равно все станет известно.

В противном случае пресса будет только строить домыслы, поэтому данный судебный процесс непременно должен быть открытым. И скорее всего это будет военный суд.

Обычный суд вряд ли сможет дать оценку, так как для него это было бы абсолютно новым делом. И присяжные, я думаю, не смогли бы определить степень виновности или невиновности Челаха.

Новости Казахстана
Кто и как должен судить Владислава Челаха
Mailfire view pixel