KZ

"Цена жизни - пост в соцсетях?": трансплантолог обратился к противникам трупного донорства

Рассказать в Telegram Расcказать Вконтакте

Главный трансплантолог страны Болат Баймаханов обратился к лидерам общественного мнения, далее приводим текст обращения.  

Цена жизни пациентов, ожидающих донорские органы – один пост в соцсетях? – Болат Баймаханов

Фото: Pixabay.com

Более 3000 казахстанцев ждут своей очереди на пересадку печени, почки, сердца, легкого. И если у тех, кому нужна трансплантация почки, есть возможность с помощью гемодиализа поддерживать жизнь до определенного времени, то у остальных реципиентов жизнь может оборваться в любую минуту!

На сегодня 2601 человек ждут своей очереди на трансплантацию почки, из них 74 ребенка… Смертность в листе ожидания может достигать 30%. Вдумайтесь в эти цифры! Это те, кто не увидит предстоящую весну, не увидит лето, не встретит новый год с родными и близкими, не закончит школу, не создаст семью, не вырастит детей... Большинство людей понимают необходимость посмертного донорства. Проблема лишь в кучке активистов, которые в силу своей неосведомленности или желания посеять смуту, критикуют тему трупного донорства.

Но кто стоит за конфликтующими сторонами? Ответ – умирающие медленной смертью пациенты, отчаявшиеся от безысходности! И вы, господа активисты, выступая против трупного донорства, боретесь не с врачами - вы боретесь с беззащитными умирающими людьми.

Суть недовольства критикующих в том, что людей якобы не будут осведомлять об изъятии органов. Якобы, людей перестанут лечить, чтобы получить необходимые органы для пересадки, а врачи при этом получат свой гонорар. За более чем 50 лет действия презумпции согласия, ни в одной стране мира, где действует эта норма, не было и не будет ни одного случая неоказания помощи с целью изъятия органов больному, у которого не была констатирована смерть мозга. Это противоречит всем канонам гуманности и милосердия. Кроме того, специальными нормами исключена аффилированность на всех уровнях.

Презумпция согласия действует в Казахстане с 2009 года. С тех пор врачи не обязаны спрашивать разрешение у родственников умершего пациента, но мы это делаем в каждом случае. Потому что не чувствуем полной поддержки со стороны государства и правоохранительных органов. Ведь в случае недовольства со стороны родственников умершего донора, благие намерения медиков спасти больного обернутся судебными тяжбами.

Единственный шанс для пациентов с терминальной органной недостаточностью - пересадка органа. В ряде западных стран после принятия презумпции согласия количество трансплантаций увеличилось в три раза! Практически все страны Европы переходят с презумпции несогласия к презумпции согласия. Потому что главным для них является человек и его шанс прожить на этой земле еще десятки счастливых лет.

Каким надо быть бессердечным, чтобы выступать против посмертного донорства, делать вызов обреченным людям! В то же время, я уверен, что подобных взглядов наши псевдоборцы будут придерживаться до первого критического случая с кем-то из них и их близких.

У тех, кто категорически не согласен отдавать свои органы после смерти, есть право отказаться от посмертного донорства официально при жизни. Но лидеры общественного мнения продолжают набирать хайп на этой теме. Один из них общественный деятель Мурат Абенов. Как может человек абсолютно некомпетентный в этом вопросе обсуждать его? Равна ли цена дешевой информационной кампании цене жизни тысяч пациентов? Стоит ли один пост господина Абенова сотен жизней детей, ожидающих донорские органы?

Ежедневно ко мне приходят родители детей, ожидающих трансплантации, сами пациенты, они хотят жить, изо всех сил борются, дети загадывают желания феям. Мне хочется дать им контакты тех, кто яростно возражает против трупной трансплантации. Попробуйте-ка, г-н Абенов, сказать прямо в глаза умирающему ребенку, чтобы он готовился к смерти, скажите это его плачущим родителям. Цена же всему – наличие полного комплекта органов у умершего, уже завершившего свой путь на этой земле.

Тех, кто подозревает трансплантологов в каком-либо умысле, приглашаю на трансплантацию печени, чтобы они увидели адский труд команды из более 30 человек, которая 12-14 часов делает операцию, при этом теряя свое здоровье. Поверьте, каждый из нас мог бы и не делать этого, это громадный стресс для врачей, но как жить, зная, что трансплантация спасает их жизни. И мы готовы делать это.

А пока мы спорим, еще несколько десятков пациентов так и не дождались своей очереди на пересадку органов. И цифра растет с каждым днем. Ведь времени у тех, кому показана трансплантация практически не остается…. Как сказал Далай-лама, «.. нет такого человека, который не ценил бы доброту и сострадание». От лица всех медицинских работников и ожидающих трансплантацию пациентов, мы взываем о сострадании к тем, кого еще можно спасти…

Новости Казахстана
"Цена жизни - пост в соцсетях?": трансплантолог обратился к противникам трупного донорства
Mailfire view pixel