KZ
Почему антимонопольщики на самом деле разрешили «Казахтелекому» купить KCell
Новости Политика и Экономика

Почему антимонопольщики на самом деле разрешили «Казахтелекому» купить KCell

Расcказать Вконтакте

На модные нынче встречи в формате «без галстуков» стали приходить крупные бизнесмены. Еще несколько лет назад ни из одного из них слова было не вытащить: дела шли в гору, а деньги любят тишину. Сегодня ситуация кардинально поменялась.

Почему антимонопольщики на самом деле разрешили «Казахтелекому» купить KCell

Коллаж NUR.KZ (фото Ustinka.kz и dixinews.kz)

Предприниматели из списка Forbes сами потянулись за разговорами. Понятно, что сложно, и нужно как-то объяснять, что происходит с их компаниями, но, судя по всему, многие просто чувствуют железную руку власти, сжавшуюся на горле. Это последствия государственного капитализма, куда страна скатывается без остановки.

Пришла очередь объясниться Ерлану Оспанову, главе «Верного капитала». Помимо чисто местечкового вопроса, почему инвестиционная компания хочет участвовать в реконструкции «Ботанического сада» в Алматы, основной вопрос был все же про рынок мобильной связи, который неожиданно стал меняться.

Одобрение покупки национальным оператором связи «Казхателекомом» крупнейшего мобильного оператора KCell для Оспанова якобы стало неожиданностью, но в это сильно уже не верится.

По его словам, он узнал об одобрении сделки только из официального сообщения ведомства, и из того, что написано в пресс-релизе, не совсем понятно, на каких условиях эта сделка разрешена:

«Мы сделали официальный запрос в антимонопольный комитет, чтобы нам предоставили этот документ. После того, как мы изучим, мы сможем сформировать мнение».

И особо отметил, что «Верный капитал», являясь акционером Beeline, «имеет право подать в суд и обжаловать решение, принятое КРЕМом. Пока мы считаем, что эта сделка не способствуют развитию конкуренции. И она идет не в пользу развитию телекоммуникаций».

По его мнению, то, что на компанию возложили ответственность по сохранению брендов Kcell и Activ, все это шито белыми нитками:

«Однозначно там будет влияние «Казхателекома». И ни о какой независимой работе этих компаний я бы не говорил. Останется два игрока, а это дуаполия. Это рано или поздно будет иметь свои последствия. А то, что глава «Казахтелекома» заявил, что тарифы повышаться не будут, – поживем увидим».

Дело в том, что, несмотря на все права и возможности, обжаловать решение, принятое регулятором, не будут - ни к чему это не приведет, и, более того, «Верный капитал» и ответы Оспанова показывают, что они, на самом деле, сделку всерьез не воспринимали. Да, копий было сломано много, публичные слушания, дискуссии, но в конечном итоге все надеялись, что решение не будет одобрено КРЕМом. Но, как оказалось, зря надеялись. «Казахтелеком» получил право приобретения 75% голосующих акций Kcell.

Для полноты картины немного погрузимся в историю. Дуаполия уже была, на рынке существовали только KСell и Beeline, и все бы было хорошо для них, но на рынке появился шведский TELE2, и появилось конкурентное поле, которое всех раздражало и которое существенно изменило расклад. Цены на связь быстро пошли вниз. Пользователи пошли за дешевым предложением к лоукостеру от связи.

При этом, сам KСell тоже менялся. Менялись его собственники и, в конечном итоге, последние 7 лет компанией владеет TeliaSonera. Она выкупила у «Казахтелекома» в 2011 году 49% акций мобильного оператора за 1 миллиард 519 миллионов долларов. Теперь консолидированный TeliaSonera пакет акций в 75% «Казахтелеком» выкупает за 750 миллионов долларов, во всяком случае, Halyk Finance оценил весь Kcell в 333,8 миллиардов тенге - почти в миллиард долларов.

Следует обратить внимание, что у национальной компании, возможно, получится провернуть уникальную, можно сказать, даже историческую для Казахстана сделку: сначала продать, а потом выкупить актив вполовину дешевле, чем за него было получено и добавить к этому еще 26% акций сверху. И это без учета того, что за эти годы KСell провел модернизацию сетей, ведь отдавая 7 лет назад контроль над оператором, только перешедшего из 2G в 3G, сегодня он получает раскрученного гиганта с абонентской базой более чем в 10 миллионов человек. Подобный финт, в свое время, мог сделать и «Верный капитал», если бы выкупил ранее проданный АТФ Банк у UniCredit, за сумму в миллиард меньше, чем получил.

Конечно, Оспанов не зря говорит о конкуренции, которую может не выдержать Beeline. Соревноваться с государством очень тяжело, особенно, если оно заточено на победу в конкуренции. Согласен с ним и Марк МакГанн – генеральный директор по коммуникациям холдинга Veon, куда входит казахстанский Beeline. В интервью Forbes он в частности сказал, что «если на рынке останутся два игрока, это будет возврат в монополию, которая была на рынке 10-20 лет назад. Слияние «Казахтелекома» с Kcell сосредоточит 65% рынка мобильной связи РК в одних руках». Хотя, с точки зрения закона, да и рынка, два игрока - уже не монополия.

Так почему же антимонопольный орган не нашел причин отказать «Казахтелекому» в сделке, разве что ограничил его в праве на поглощение. Доводы железные.

По мнению регуляторов, анализирующих покупку «Казахтелеком» и «Мобайл Телеком-Сервис», компании, представляющие на рынке бренды «Теле2» и «Алтел», не входят в одну группу лиц, так как контрольный пакет в данном товариществе принадлежит шведской компании «Tele 2 AB». Таким образом, в настоящее время АО «Казахтелеком» не имеет рыночной доли на рынке услуг предоставления сотовой связи. Считается, что фактически «Казахтелеком» войдет на рынок сотовой связи путем владения акциями «Кселл». И с точки зрения буквы закона все верно и при этом даже гениально.

Согласно соглашению, подписанному в 2015 году, национальный оператор связи не имеет даже отношения к мобильному рынку, он является соучредителем KhanTengri B.V. с шведской компанией. При этом доли там распределены: что-то типа 51,52% на 49,48%.

Но КРЕМ не может учитывать тот факт, что у «Казахтелекома» есть право приобрести по зафиксированной в 2015 году цене акции, принадлежащие материнской TELE2, и получить полный контроль над KhanTengri B.V.

При этом, он не может пришить к делу возможности. Обе покупки могут быть, а могут не быть, так что его вывод отражает реальное положение дел, а не планы и намерения. При этом, все понимают, что, если обе сделки закроются, то у КТ на руках будет сконцентрировано 63% всех абонентских номеров в стране. Достаточно посчитать.

На конец третьего квартала 2017 года абонентская база Теле2 и Алтел насчитывала 6,8 миллиона абонентов, абонентская база KСell составляла 10 миллионов абонентов, итого - 17 миллионов абонентов, против 10 у Beeline.

Еще раз повторюсь: здесь главное слово «может». На момент подачи заявки у «Казахтелекома» на руках только пакет в совместном предприятии. Поэтому КРЕМ и говорит, что «все заявления, озвученные о возможной монополизации сегмента рынка мобильной связи, были признаны беспочвенными».

Конечно, можно предположить, что национальный оператор не закрывал опцион с TELE2 умышленно, дабы смягчить процедуру прохождения согласований при покупки более крупного оператора. Во всяком случае, сделку поспешили провести через регулятор до истечения обязательств перед шведами. В любом случае, для того, чтобы закрыть опцион, КТ придется снова обращаться к антимонопольщикам, но тогда покупка будет выглядеть не столь значительно, относительно 40% абонентов, сосредоточенных в KСell.

КРЕМ, понимая безвыходность ситуации, ищет способы предотвратить дисбаланс рынка и выставляет условия, при которых новый владелец обязан будет учитывать интересы потребителей даже в ущерб самим себе.

Так, после покупки, в течении трех лет нельзя менять тарифы. Сохранить бренды и при этом расширить покрытие сети 4G в сельских населенных пунктах и активизировать работы по внедрению стандартов 5G не позднее 31 декабря 2021 года.

Требование от «Казахтелекома» ввести обособленное управление по принципу «китайской стены», подразумевая независимый менеджмент, на который не имеет влияние акционер, выглядит попыткой сделать красивую мину при плохой игре.

Еще одно - компания должна осуществлять политику преемственности к прошлым обязательствам, в том числе сохранять действующие договора с иными участниками рынка сотовой связи. Тут стоит напомнить, что KСell и Beeline несколько лет назад договорились о совместном строительстве станций, разделив города и зоны ответственности.

Таким образом, Beeline действительно оказывается в неудобном положении, из борьбы двух равных и одного поменьше, компания попадает в ущемленную позицию, при этом «Казахтелеком» хоть и становится доминантом и имеет 63% рынка, в течении трех лет он не сможет оказать серьезного сопротивление, и в целом, ситуация может быстро измениться при умелой работе команды желто-черных.

Удивительно, что Veon не купил Kcell сам через подставные компании. Сам бы он точно не прошел бы антимонопольный, но на то он и транснациональная компания, чтобы уметь выкручиваться. При этом у него остается шанс разыграть карту по-крупному. Известно, что «Самрук-Казына» продает часть своей доли в «Казахтелеком» и Veon может выкупить этот пакет с рынка, тогда ситуация окажется много интереснее.

Слияние «Теле2-Алтел» и Kcell расширяет возможности всем участникам группы, в их распоряжении оказывается доминирующий объем частот, и именно это больше всего беспокоит сегодня Beeline, но для этого следует общаться и договариваться с Министерством информации и коммуникаций, тем более, что КРЕМ отправил в адрес органа в области предписание, реализация которого обеспечит развитие здоровой конкуренции.

Что касается потребителя, то ему искренне до лампы, кому кто принадлежит. Он понятия не имеет, что «Казахтелеком», хоть и национальный оператор, но не принадлежит государству на 100%, что TELE2 - наполовину шведский, а КСеll принадлежит TeliaSonera совместно с турками. Ему главное качество и доступная цена.

Автор: Денис Кривошеев

Хотите быть всегда в курсе самых интересных событий?
Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
Ваша реакция
5
0
9
1
1
7
0
Спасибо за Ваше мнение Вы уже голосовали
Читайте также
Загрузка...
Комментарии
Mailfire view pixel