Выйти
KZ

Мы думали, ребенок переутомился - родители рассказали об онкологии у детей

Рассказать в Telegram Расcказать Вконтакте

Яркие стены с нарисованными мультяшками, небольшой учебный класс, светлая столовая. Даже и не подумаешь, что столь уютное помещение предназначено для деток с диагнозом, услышав который, мамы сначала не хотят верить, а потом дают волю слезам. Онкология. Опухоль.

Правда, здесь их надежда возрастает – дети получают лечение под опытным и заботливым наблюдением врачей, становятся активнее, играют со сверстниками, загадывают желания, а потом и возвращаются к обычной жизни. Где нет постоянной боли, химиотерапии, страха родных.

15-летняя Алина лежит в отделении Центра детской онкологии КазНИИ онкологии и радиологии уже больше месяца. Рядом с девочкой – бабушка, которая воспитывает ее почти с рождения. В мае этого года бабушка заметила – подросток постоянно жалуется на головную боль и боль в глазах. Сначала все списывали на повышенную нагрузку: ребенок готовился к выпускным экзаменам после 9-го класса.

Пройдя все нужные обследования, внучка и бабушка были шокированы – у Алины выявили опухоль головного мозга. Потом была операция, а теперь – химиотерапия и лучевая терапия. Бабушка признается, что очень помогает забота и моральная поддержка, которую и она, и Алина получают от врачей и персонала Центра.

Кстати, девушка уже – состоявшаяся фотомодель, она участвовала в фотопроекте, который специально для деток создали Кира Ударцева с командой. В проекте дети перевоплощаются в любимых персонажей или представителей профессий – пилота, шофера и принцессу.

Девочка с огромными ресницами, Наргиля шести лет – тоже одна из пациенток. Ее мама Джамиля рассказывает, что в 2016 году стала замечать, что ребенок стал «крутиться на одном месте, говоря «я боюсь, боюсь».

«Появилась головная боль, дочь падала в обморок. Сначала думали, что судороги, когда я попросила – сделали МРТ. Выяснилось, что у дочки опухоль, которая еще и быстро растет. Стали собирать документы, мне было сложно это делать с больным ребенком, так что сбор растянулся на год.

Нас хотели отправить в Астану, но ждали чего-то, а ей становилось все хуже и хуже. Потом сделали операцию, дочь мучилась страшно. Я сама от переживаний ослепла, три дня ничего не видела. После операции она ничего не ела и не пила, а через 10 дней попросила кушать. Я так обрадовалась», - говорит Джамиля.

Мама и дочь приехали в алматинский Центр из Шымкента. Вся семья и младшая дочь остались на юге. Наргиля каждый день делает поделки и дарит их врачу – Быковской Анне Николаевне.

«У девочки - диффузная анапластическая астроцитома G3, не очень благоприятный вариант. Сейчас она получает химио- и лучевую терапию, и ей предстоит еще пять циклов», - говорит Анна Николаевна.

К слову, пять циклов, каждый с перерывом на три недели – это примерно год лечения.

4-летний Дархан лежит в больнице с папой. Так уж вышло, что вместе с болезнью сына судьба подарила семье малыша. Мама с годовалым крошкой осталась дома, а папе пришлось оставить работу, чтобы заниматься лечением старшего сына.

«У сына был судорожный синдром. Симптомы начались полгода назад, поначалу он просто махал головой. Думали – нервы, эпилепсия. Мы обследовались у невропатолога, потом нас отправили к хирургу. Сделали операцию, и вот теперь лечимся здесь», - говорит Медеу Камбаров.

Когда Медеу и его жена услышали диагноз сына, говорит папа, то заплакали. Сейчас стало легче – видно, что ребенок идет на поправку – он играет, смотрит мультики, судороги прекратились. Дархан уже ходил на встречу с дельфином в дельфинарий "Немо" и теперь ждет, когда сможет пойти еще и на шоу этих морских животных.

Врач-онколог Анна Николаевна рассказывает, что симптомы детской онкологии, как и само заболевание, очень отличаются от взрослой онкологии. Она отмечает, что у детской онкологии есть две проблемы, и одна из них – позднее обращение к врачам.

«Опухоли головного мозга, например, сопровождаются головной болью, тошнотой, рвотой, повышенной утомляемостью, и меня всегда искренне удивляет – родители не обращают внимания на эти симптомы, списывая их на то, что ребенок набегался, загружен по учебе, устал и так далее.

Собирая анамнез, мы выясняем, что это тянется не месяц и не два. И только тогда обращают внимание, когда появляются серьезные признаки: непрерывные головные боли, локализованные в задней черепной ямке, шаткость при ходьбе. Ни одно заболевание не протекает бессимптомно, и это нужно уловить. При любой опухоли идет интоксикация организма; ребенок перестает бегать и играть как раньше, теряет интерес к игрушкам, чаще ложится», - говорит Быковская.

Второй проблемой Анна Николаевна называет позднее выявление.

«Мы кричим на каждом углу об онконастороженности. Раньше детская онкология была в новинку для  врачей. Сейчас мы говорим – лучше перестрахуйтесь. С симптомами в виде головной боли, тошноты и рвоты врачи отправляют к гастроэнтерологу.

Дискинезия желчевыводящих путей - это патология любого человека, врачи ее лечат и теряют время, нарастают симптомы, состояние ухудшается. Сделайте КТ головного мозга: не будет опухоли – лечите другие болезни. Детская онкология, в отличие от взрослой, благодарная. Если мы начинаем лечение вовремя, на ранней стадии, то мы гарантируем 100% выздоровление».

Многие опухоли, по словам врача, выявленные на первой-второй стадиях, вылечиваются. При этом у каждой опухоли есть свой возраст. Например, нейробластома и нефробластома проявляются у детей от 0 до 3 лет, второй пик – в 5-6 лет. Ретинобластома – наследственное, врожденное заболевание, оно может проявить себя в младшей возрастной группе. Остеогенная саркома встречается у детей старше 10 лет.

«У нас был 6-летний мальчик с остеогенной саркомой. Это не характерная опухоль, она должна была проявиться позже. У детей не бывает рака. Саркомы – это опухоли, которые отличаются от раковых, это – быстрорастущие образования», - рассказывает Анна Николаевна.

При этом она подчеркивает – онкоген живет в каждом из нас, и когда он активизируется – не знает никто.

«Если в раннем возрасте у ребенка появляется опухоль, то мы всегда предупреждаем – в период полового созревания ребенок должен быть под особым контролем, так как из-за гормонального всплеска может произойти рецидив. Был случай – 2-летняя девочка поступила с опухолью. Она лечилась до 4 лет, а в 14 у нее произошел рецидив, вновь было проведено лечение. В течение 10 лет она находится в стадии ремиссии, вышла замуж», - говорит врач.

Девочки, пережившие онкологию, выходят замуж, беременеют и тут начинаются новые проблемы. Правда, не со здоровьем.

«Каждый второй врач говорит им, мол, вы после онкологии будете рожать – и начинают их гонять по врачам, чтобы выявить, насколько целесообразно им иметь детей. На самом деле, за 37 лет, что я работаю в онкологии, могу сказать, что рождаются нормальные, здоровые дети. Только одна пациентка 25 лет назад, пережившая опухоль Вилмса (нефробластому) родила ребенка с первичной генерализованной нейробластомой».

По словам Быковской, в год в Казахстане выявляется 363 пациента с различными опухолями. Детская онкология вышла на второй место после детского травматизма, однако массовым заболеванием онкологию врач не называет.

Читайте также: 

Жители Рабочего поселка: Живем в шахтерской столице, а угля нет. Смеяться или плакать? (фото)>>

Келин и свекровь обвинили друг друга в избиении в Актобе>>

Астанчанка рассказала, как стала любовницей нескольких мужчин>>

Карагандинка рассказала, как потеряла дочь при теракте на «Норд-Ост»>>

Подпишитесь и узнавайте о свежих новостях Казахстана, фото, видео и других эксклюзивах первыми!

Читайте также
Мы думали, ребенок переутомился - родители рассказали об онкологии у детей