KZ

Боровое набирает популярность среди жителей СНГ

После известных трагических событий в Кыргызстане бодрая масса туристов из стран СНГ повалила на казахстанский курорт Боровое. Этим летом здесь легче встретить томича, омича, киевлянина или жителя Саха Якутии, нежели коренного алматинца. Чем же встречает иностранных гостей "казахстанская Швейцария"?

А встречает она их высокими ценами и холодной погодой. Ценовую политику местных акул туристического бизнеса понять можно – грех не воспользоваться иссык-кульским форс-мажором. А вот ненастная погода – целиком на совести небесной канцелярии. Такого холодного лета не припомнят даже старожилы. (Какая идиотская фраза!).

Пляжи пустуют, лодки укоризненно скрипят уключинами, ласты склеены, а надувные матрацы напоминают уставшую сдутую резиновую женщину. Что остается делать туристу в таких экстремальных условиях? Правильно – налегать на природу и местный фольклор. Благо, и того, и другого в Боровом хоть отбавляй.

Пляжи пустуют, лодки укоризненно скрипят уключинами, ласты склеены, а надувные матрацы напоминают уставшую сдутую резиновую женщину

Взять хотя бы чудом сохранившийся старорежимный бюст Ленина. Правда, теперь бронзовый Ильич к своему явному неудовольствию соседствует с наспех сооруженным монументом одному былинному богатырю.

Среднестатистический турист имеет возможность наблюдать, как Ленин ревниво оглядывает мощные пропорции своего оппонента и сокрушенно вздыхает. На бронзовой голове Ильича постоянно митингуют пыльные воробьи.

Они яростно стучат костяными лапками по лаконичному лбу вождя мирового пролетариата, отчего тот болезненно морщится, показывая хорошо сохранившиеся металлические коронки.

Или возьмем знаменитый лес Борового. Он тоже вдохновляет заезжего варяга. Крепкие стволы деревьев мелькают, как сотни мускулистых ног загорелых стайеров-нудистов. Ольха несется во весь опор, гремя на ходу стеклярусными сережками. Позорно сбиваясь на мелкую рысь, семенят пегие березы.

Они укоризненно качают дрожащими от холода ветками, роняя на бегу крупный пот березового сока. Степенно отдуваясь и пыхтя, шумно бегут вековые дубы, наступая своими слоновьими ногами на синюшные пятки испуганных осин. Из общей массы выбиваются сосны с янтарными стволами и в пограничных фуражках с зеленым околышем.

В здешних лесах водится много оленей, зайцев, белок и другой мелкой сволочи. Несколько лет назад в Боровое попытались завезти бурых медведей, но ввиду отсутствия ягодников и пасек, они конкретно оголодали. Вместо того чтобы мирно впасть в спячку, медведи шорохались по лесу, национализируя у бардов и лесников консервы "Зав-трак туриста". Дальше – больше: медведи стали выходить на трассу и просить таксистов подбросить их до Омска. В общем, что верблюду – жаксы, то медведю – кирдык.

Кстати, о верблюдах. В околонаучных кругах до сих пор не умолкают страсти относительно ономастических корней слова "Боровое". Русофилы считают, что название этой местности произошло от лексемы "бор", а казахолюбы утверждают, что корни надо искать совсем в другом месте: якобы здесь когда-то было много верблюдов-производителей ("бора" с казахского языка).

Не знаю, как раньше, а в туристический сезон "производителей" в Боровом очень много. Всюду слышны поцелуйные звуки и учащенное дыхание. На берегу застыли каменные парочки, а коттеджи изнывают от нахлынувших страстей.

Что же касается былин, легенд и саг, то Боровое – просто кладезь для практикующего фольклориста. Аборигены сразу волокут иностранного туриста к знаменитому камню Жумбактас, где рассказывают ему седую, как лунь, легенду о том, как кипчакскую принцессу поработили враги, а она в отместку бросилась с высокой горы Окжетпес в озеро. На этом месте и появилась скала Жумбактас – "камень-загадка".

Почему загадка? Да потому что если смотреть на скалу под разным ракурсом, то она напоминает сначала красну девицу, а потом желту старуху. В общем, то ли девушка, а то ли привидение. С практической точки зрения Жумбактас является грозным напоминанием потенциальным женихам, к чему может привести необдуманный брак с "мадам уже падают листья".

Кстати, о горе Окжетпес. Переводится это слово как "пуленедосягаемая". Опять же в этой легенде присутствует кипчакская принцесса, которая, достигнув полового созревания, взобралась на вершину горы и сказала претендентам на ее ложе: "Кто выбьет пулей платок из моей руки, тот и станет моим единоутробным супругом".

Много пороха было потрачено, но ни одна пуля не достигла даже середины горы. И тогда вышел джигит со снайперской винтовкой Драгунова… В общем, и свадьбу сыграли, и похороны отплакали.

А еще в Боровом есть гора Спящий батыр. Действительно, она очень напоминает дремлющего богатыря в шлеме

А еще в Боровом есть гора Спящий батыр. Действительно, она очень напоминает дремлющего богатыря в шлеме. Злые языки называют эту гору "Бухой батыр". То же самое касается "Чертовой катки" – длинного камня, отполированного миллионами задниц. Он находится на горе с говорящим названием Синюха.

Раньше считалось, что здесь катались черти и устраивали шабаш ведьмы. Сейчас тут тоже много "чертей" – пьяных и обкуренных.

Дабы окончательно закрыть алкогольную тему, скажу, что в Боровом есть гора Кирзуха. По преданию, тут бесследно пропал охотник, только кирзовый сапог остался. Есть смелая версия, что именно этим сапогом охотник хотел выбить платок из руки кипчакской принцессы. За что, собственно говоря, и поплатился.

Приезжайте в Боровое!

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/158754-borovoe-nabiraet-populyarnost-sredi-zhitelej-sng.html