149774 Социальная ситуация в поселке накалена до предела Общество

Кто "греет руки" на трагедии в Кызылагаше?

В Кызылагаше идет совсем нелицеприятная борьба за место акима.Кто "греет руки" на трагедии в Кызылагаше?

Действующая власть кроет оппонентов и людей матерными словами, а в ответ получает смс-сообщения с угрозами расправы.После страшной мартовской трагедии – прорыва плотины и гибели десятков простых людей, в поселке Кызылагаш за считанные дни вырастают дома. Областные чиновники, засучив рукава, прилюдно сажают деревья, работают по колено в грязи и кормят оставшихся без крова. Такова отчетно-парадная сторона медали. Но наша поездка прошла без соглядатаев из числа чиновников, поэтому мы стали свидетелями того, от чего становится просто не по себе.Как можно наживаться на людском горе? Почему вместо того, чтобы нести траур по погибшим, люди вынуждены выбивать себе старые башмаки и терпеть матерную брань в свой адрес от местной власти?

Оказалось, что социальная ситуация в поселке уже накалена до предела.

Среди населения произошел раскол: одни – за действующую местную власть, другие – за перемены. Похоже, что обычные люди становятся пешками в борьбе за власть. А материальные блага и перспективы, по словам местных жителей, становятся инструментом для манипулирования ими.Если раньше журналистов встречали в палатках с радостью, то сегодня не хотят даже открывать двери.– Все равно не напишете, что здесь творится: местный аким вообще с цепи сорвалась… – говорит женщина, которая представилась как Айман. – До чего дошли – нас уже матом кроют! Больше ничего не скажу…– Ну и что, что кричит, а по-другому здесь нельзя, нам она ни в чем не отказывает… – рассказала нам в другой палатке мать троих детей Алена.– Да мы этого акима вообще в глаза не видели, – сообщили нам чабаны из 4-го отделения села, – нам вообще ничего не дают! Все себе хапают… Она так и говорит: “Я сюда на два месяца приехала…”.Сама аким Саулеш Амитова от нас прятаться не стала:

Я все-таки женщина, но, если надо, таким трехэтажным матом отвечу, мало не покажется…

– Мне тоже есть что сказать. Часть людей хотят меня убрать. Стали на телефон всякие гадости писать, матом крыть, дескать, не дадим тебе работать. Идут угрозы, отдала сотку в РОВД, там сейчас выясняют, кто это. Я все-таки женщина, но, если надо, таким трехэтажным матом отвечу, мало не покажется… Матерюсь, потому что нервы уже сдают. Муж говорит, на хрена тебе это надо, сиди дома – прокормлю. А то, что приехала я на два месяца, сама так говорю, пусть за место дерутся. Говорят, что это хлебное место… Не знаю.Вдали от палаточного городка стоит небольшое белое здание. К нему бежали люди, а из дверей доносились крики. Оказалось, это склад, который открыли сегодня…Гора поношенных тряпок была скинута прямо на пол. На ней, как мураши, лазили взрослые и дети, пытались нарыть среди хлама более или менее нормальную вещь. В другом углу свалена старая обувь – одна тапочка, башмак с лопнувшей подошвой… Такое впечатление, что эту одежду сняли с бомжей. Это же не помощь, а издевательство!– Если бы давали новые вещи, вы думаете, мы бы стали здесь рыться?! – откликнулись женщины. – Вот этот старый свитер распущу на нитки – носки свяжу!– Посмотрите, в чем мы ходим, вот помощь, которую дают! – сообщила другая женщина, демонстрируя свои дырявые башмаки! – А что? Мы ж по театрам не ходим…– Вещи не обработаны, неизвестно, какая инфекция здесь может быть! Но приходится брать и для детишек тоже… – говорит одна мамочка.Отсюда и разговоры, что гуманитарную помощь с новыми вещами пристраивает местная власть, а людям достаются только обноски. На это аким Саулеш Амитова ответила так:– Я сегодня первый раз с прокурором зашла на этот склад и спросила: что, новые вещи? Нет – обноски. А ведь я уже за это время четыре объяснительные прокурору написала!

Где же новые вещи? Как выяснилось, этого не знает никто! Даже местная власть…

Скандал разгорелся в палаточном городке и из-за продуктов питания. Люди утверждают, что им выдали просроченное сухое молоко:– Мы посмотрели, увидели на пачке, что молоко уже просроченное, пришлось выкинуть.Аким парирует:– Это все ложь! Уже были проверки санэпидемстанции. Даже вызвали хозяина этого молока из Кокшетау. Он сказал, что до 15 мая это сухое молоко пригодно к употреблению.Выходит, продукт – с пограничным сроком годности?

По словам сельчан, нормальные продукты продают на сторону…

Ходят разговоры про три КамАЗа с мукой, которую вывезли в соседние села Аксу и Капал.– На меня три заявления поступило, что продукты продаю. Потому что работать людей заставляю, – говорит аким. – Я даже к складу не подхожу, там стоят два местных продавца…Местная власть обвиняет людей в иждивенчестве. А люди говорят, что им не дают рабочие места.

Мы получили по 15 тысяч на взрослого, семь с половиной на ребенка – вот и все…

– Мы получили по 15 тысяч на взрослого, семь с половиной на ребенка – вот и все… Это было еще в марте, а в этом месяце еще неизвестно, дадут или нет, ходят слухи, что вообще останемся без денег… – говорит Ербол.Отчасти эти разговоры оказались правдой. Аким нам поведала, что действительно планирует, чтобы тем, кто не выйдет на работу, не платили:– Они хотят получать 60–70 тысяч! Зайдите в любую палатку, спросите, что они лежат на боку?Вернуться к прежней жизни сложно, бывшим хозяевам поголовья скота предлагают поливать деревья. В поселке выращивали плодоовощную продукцию, но стихия смыла плодородный слой, теперь земля представлена солончаками, в поселке бушуют пылевые бури…Какие рабочие места здесь будут созданы, чем будет жить село – на эти вопросы пока нет четкого ответа. Главное – дать людям крышу над головой. Что дальше – неизвестно. А пока некоторые нашли работу на местной помойке.Мы покидаем палаточный городок и выезжаем к четвертому отделению села по дороге, которая лежит вдоль огромной помойки. Сюда свезли все, что смыла стихия. Жуткое зрелище: разбитая детская коляска, порванная в клочья мебель, искореженные машины… Кучка людей роется в горах мусора.

Оказывается, помойка – это целый клондайк, и просто так по ней не полазишь!

Мол, “акимша” пригребла к рукам помойку, создает отряды из тех, кто хочет подзаработать. Они собирают кирпичи и металлолом. Потом получают часть выручки себе.Мы выслушали и мнение акима:– На сегодня у нас 17 человек вообще без домов. Да, я сказала, пусть на мусорке, чем кто попало будет лазить, это делает население, которое осталось без домов. Собирают металлолом оралманы. Один день – этот, другой – следующий. Я там вообще никакой власти не имею. Вот мужчина – у него 13 детей, а он остается бесквартирным, для них мы и собираем это. Закупили уже цемент. Я никого не нанимаю, мне этот металлолом даром не нужен. Есть здесь полиция, пусть они разберутся, кто виноват. Здесь вечерами такое бывает, сдают металлолом, потом пьют водку, ножи втыкают…И это рассказывает аким. Если идет битва даже за искореженный металл, что же говорить про продукты, материальную помощь?

Источник: Караван

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также


Комментарии 9

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .