149286 Депутат Бурханов хочет оградить детей от Алдара-Косе и называет его уголовником Общество

Нашли виновников кризиса образования в Казахстане

Помогут ли новые преобразования решить старые проблемы, пока не ясно. По мнению некоторых экспертов, источник бед следует искать не в вершках, а в корешках. И начать с детских сказок.

Нашли виновников кризиса образования в Казахстане
Фото: yuga.ru

О том, чем опасны Иванушка-дурачок и Алдар-Косе, и об акимах, которым не светят учёные степени, в интервью "Мегаполису" рассказывает доктор исторических наук, профессор, депутат мажилиса Камал БУРХАНОВ.

– Камал Низамович, о кризисе в системе образования говорилось задолго до наступления кризиса финансового. Насколько нынешние экономические трудности подлили масла в огонь? – Проблемы в системе образования родились не сегодня, это всё-таки консервативная система. Они начались ещё во времена становления нашей независимости. Массовое открытие вузов, их филиалов, переход на платное обучение привело к тому, что образование стало товаром.

По количеству университетов на душу населения мы впереди планеты всей. Но качество стало заметно уступать количеству. Вузы стали выпускать несметное количество экономистов, юристов, дипломатов. При этом востребованность этих специалистов на рынке труда учитывалась в последнюю очередь. Негативные последствия этого мы наблюдаем до сих пор. – Может начать следует со школ? Среднее образование тоже ведь переживает системные проблемы… – Я бы сказал больше. Начинать надо с младенчества. Вот смотрите, мы до сих пор рассказываем детям сказки про Алдара-Косе. Это разве правильно? Дети как губка впитывают модели поведения сказочных героев, воспринимают их как образец для подражания. Ведь кто такой Алдар-Косе? Это мошенник, обманщик. Всё, что он проповедует – это мошенничество, уголовно наказуемое преступление.

Ведь кто такой Алдар-Косе? Это мошенник, обманщик. Всё, что он проповедует – это мошенничество, уголовно наказуемое преступление

Или возьмите того же Иванушку-дурачка. Это же тоже ужас какой-то! У отца было три сына, два старших – умные, трудолюбивые, но ничего у них нет. А третий – дурачок и лентяй, который целыми днями лежит на печке. Но у него и царская дочка в жёнах, и щука – исполнитель желаний, и скатерть-самобранка.

Ну и кого мы вырастим с такими сказками? Вырастить-то вырастим, а вот обеспечим ли щуками, царскими дочками и скатертями-самобранками? Поэтому нужно пересмотреть подходы в образовании детей. Про этих героев можно говорить, но только как об отрицательных персонажах, мол, нельзя быть бездельником, нельзя быть мошенником. Надо воспитывать на положительных примерах. Конечно, это дело не сегодняшнего дня, но начать перестраиваться давно пора.

А то так и будем получать вчерашних любителей Иванушек, которые выросли, закончили юрфак и думают, что теперь деньги сами будут сыпаться им в руки. – Стратегия индустриально-инновационного развития предполагает высокий уровень развития науки, которая тоже переживает не лучшие времена. Тем не менее, учёных с каждым годом становится всё больше и больше. Кандидатами и докторами наук становятся люди, которые имеют к науке весьма сомнительное отношение – достаточно заплатить пару миллионов. Как быть с такими учёными? Зачем, скажем, акиму района учёная степень? – Да, с этим у нас очень сложная ситуация. Конечно, порядок навести можно. И нужно. Сейчас в парламент пришёл новый законопроект об образовании. Вопрос с учёными степенями теперь рассматривается немного шире. Нынешняя градация кандидатов и докторов наук складывалась ещё в первой половине ХХ века, в эпоху учёных-энциклопедистов. Было непаханое поле для научных открытий.

Сейчас пришло другое время, и оно требует изменения философии науки. Раньше она заключалась в том, что каждая кандидатская диссертация – это научное открытие.

Каждая докторская – решение определенного направления в науке. В настоящее время в Казахстане защищается около двух тысяч кандидатских и докторских диссертаций. По логике, это почти две тысячи научных открытий! Но почему-то весь мир не стоит в очереди за нашими открытиями, ни одно из них мы не продаём, и никто не интересуется ими!

В настоящее время в Казахстане защищается около двух тысяч кандидатских и докторских диссертаций. По логике, это почти две тысячи научных открытий!

Если в Японии сделают 500 открытий, то половина из них уже претендуют на Нобелевскую премию! Тут же начинается борьба за них, мировая слава, ведущие компании пытаются их заполучить, конкуренция бешеная… Поэтому сама философия науки претерпевает кризис. Наука ушла далеко вперёд, и сейчас невозможно требовать научного открытия от претендентов на учёную степень. Всего лишь десятая часть защитивших кандидатскую диссертацию специалистов в год остаётся в науке.

Остальные 90% – бизнесмены, чиновники и Бог знает кто. Не понимаю, зачем им нужны научные степени, если они вне науки. С докторами наук еще сложнее. Всего 1% из них остаются в науке и продолжают эту деятельность. К сожалению, акимы, ставшие докторами наук, – это уже девальвация. Многие из таких учёных не знают, где находится та или иная библиотека и как туда попасть. – Насколько будут ужесточены требования к желающим "остепениться" на ровном месте?– Здесь дело даже не в ужесточении требований. Проект закона "о науке" в стратегическом плане очень верный и предполагает переход от одной философии к другой: от научных открытий к интеллектуальному уровню претендента на звание PhD, к его умению заниматься научными исследованиями. Если раньше научная степень присваивалась за открытие, то теперь предполагается академическая – за возможность открывать. – То есть учёные будут в науке, а не в акиматах или правительстве? – Да. Теперь 90 процентов желающих защищаться не пойдут. Потому что если ты аким, то извини, но сначала ты должен уйти в отставку, закрыть акимат на ключ и на три года пойти учиться. – Что мешало раньше проводить такой отсев? – Наша еще советская система высшего образования включала в себя три ступени: дипломированный специалист, кандидат наук, доктор наук. Западная модель состояла из бакалавра, магистра и PhD. В ходе реформ 90-х годов мы взяли нижнюю часть, внедрили и бакалавриат, и магистратуру, а верхняя часть осталась советской. Получилась такая непонятная гибридная система, поэтому она и не работает.

В ходе реформ 90-х годов мы взяли нижнюю часть, внедрили и бакалавриат, и магистратуру, а верхняя часть осталась советской

Теперь переход на полноценную модель неизбежен, да он будет трудным. Не только с моральной точки зрения для уже защитившихся докторов наук, среди которых появятся 25-летние соратники…

Сложность в том, что сама форма подготовки PhD не готова. Работы непочатый край, простое копирование не пройдёт. Но повторюсь, чтобы избежать нынешней путаницы, начать работу необходимо как можно скорее. Пути назад уже нет. – Камал Низамович, подготовка хороших специалистов требует хорошей материальной базы, в том числе и учебной литературы. Повышение стоимости обучения руководство многих вузов объясняет повышением заработной платы, улучшением материально-технической базы, пополнением книжного фонда. Но в холле практически каждого вуза вы обязательно увидите очередь студентов, желающих "отксерить" страницы необходимого учебника. Так чем же пополняются книжные фонды, если студенты годами охотятся за одними и теми же книгами? – Процесс формирования библиотеки каждый университет проводит самостоятельно. Конечно, государственные вузы несколько выигрывают, потому что у них сохранилась база еще с советских времён, они только пополняли. Частные вузы проводили эту работу с нуля. Каждый подходит к этому по-разному.

В КазГУ, например, где я работал деканом, мы работали по такому принципу. Каждый преподаватель озвучивает список современной литературы по своему предмету, выбирает самую лучшую. Затем списки этих учебников обсуждаются, согласовываются на кафедре, и уже подаётся заявка от факультета. Далее идёт непосредственный закуп литературы. Это ежегодный процесс. Конечно, процесс пополнения книжного фонда в некоторых вузах может хромать: что-то просмотрели, что-то проигнорировали… Есть и объективные причины.

Конечно, процесс пополнения книжного фонда в некоторых вузах может хромать: что-то просмотрели, что-то проигнорировали… Есть и объективные причины

Скажем, в государственных вузах приобретение книг осуществляется в рамках закона "О госзакупках". И здесь он может сыграть злую шутку. Скажем, есть хороший учебник по 500 тенге и есть похуже – за 300. По закону "О госзакупках" следует приобретать те, которые дешевле. В итоге книжный фонд слабеет. Сегодня знания в мире оцениваются дорого, поэтому здесь нормы закона "О госзакупках" в системе образования не срабатывают. Я считаю, что в этом вопросе экономии быть не должно.

С другой стороны, сейчас время Интернета, и позволить себе электронные учебники, каталоги, обеспечить доступ студентов к современной научной литературе в мировом масштабе может практически любой вуз.

Нынешние технологии позволяют получать знания, не выходя из дома, поэтому, думаю, что будущее за электронными учебниками. Главное, чтобы у студентов было стремление приобретать эти знания.

Источник: Мегаполис

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также


Комментарии 4

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .