144883 Крис Пейдж: Это глупо и уничижительно для людей Политика

Британский эксперт высказался по поводу Таможенного союза

Британский эксперт по вопросам таможни Крис Пейдж прибыл в Казахстан по приглашению таможенной службы. Но несмотря на это, он открыто критикует работу таможни, и по поводу Таможенного союза между Казахстаном, Россией и Белоруссией имеет своё собственное мнение. Мы попросили зарубежного эксперта поделиться этим мнением с читателями "Мегаполиса".

Британский эксперт высказался по поводу Таможенного союза
Фото: visualrian.ru

Чтобы не выдворили?– Президент Казахстана не так давно раскритиковал правительство, что оно не отслеживает ситуацию с импортными товарами. К примеру, яблоки провозят, указывая их стоимость в 80 тенге за килограмм, а вот в магазинах эти же яблоки стоят уже 300 тенге. Должна ли таможня как-то влиять на ситуацию? – Я не хочу не соглашаться с вашим президентом, чтобы меня не выдворили из страны (смеется). Вообще это нормально, что товары могут продаваться дороже, чем когда их завозят в страну. Естественно, что пока товары достигнут конечного потребителя, они проходят вторые-третьи руки, и отсюда возникает какая-то маржа для очередного посредника. Не хочу никого обидеть, но это немножко упрощенный подход – сравнивать цены на рынке и декларированную стоимость товара. Таможня пытается сравнить цену импорта и конечную цену. Это ошибочно. – Но ведь существует риск того, что импортер намеренно занижает стоимость товара на границе, чтобы сэкономить на пошлине? – Безусловно, такие импортёры есть. Вопрос в том, какова вероятность таких случаев? Всемирный опыт показывает, что очень мало импортеров, которые пытаются обойти закон. Нет весомых причин беспокоиться по этому поводу. Таможне важно определить, в каких направлениях, какие группы импортеров представляют высокий риск. Необходимо сконцентрировать внимание на тех, кто представляет большую угрозу, и оставить в покое тех, кто работает нормально. – Вы сами верите в то, что доставка товара от границы Казахстана до прилавков казахстанских магазинов обходится дороже, чем производство этого товара в Китае или в Киргизии? – В принципе это вполне реально. Это полностью зависит от производителя, качества, рынка, на котором продан товар, затрат на транспорт, количества рук, которые сменяются в процессе доставки. Друзья, прекрасен ли союз? – Если учесть, что Казахстан в основном экспортирует сырье и при этом очень мало товаров производит сам, выгоден ли Казахстану Таможенный союз? – Это вопрос к специалисту по макроэкономике, а не к таможенному эксперту. Но с точки зрения таможенного контроля, возможны последствия, которые еще не были изучены… – Например? – Хочу сказать, что внутренние границы в рамках Таможенного союза перестанут существовать – с точки зрения таможни. И в тех людях, которые сегодня работают на границе, уже не будет необходимости. Им будет нужно искать другую работу. Это реальность. Я не уверен, что это до конца понимается здесь. – Почему же? По оценкам казахстанских экспертов, большая часть так называемых "челночников" и две трети таможенных брокеров останутся без работы. Первые – потому что для них уберут упрощённый порядок провоза товара. Вторые – потому что большинство, если не все брокеры, не осилят обеспечение в один миллион евро. К тому же оформлять грузы на российско-казахстанской границе не будет необходимости… – Что касается обеспечения в один миллион евро. Личное мое мнение: это глупо и слишком уничижительно для людей. В Европейском союзе при создании единого экономического пространства такие вопросы даже не поднимались. Задачей Европейского союза было создание единого рынка, и необходимо учитывать то, что Еврозона росла постепенно. После завершения Второй мировой войны в составе Евросоюза было не более шести стран. Через некоторое время стало 12, сейчас – 27. Возможно, через пару лет будет 31 государство.

Рост количества участников занимает несколько лет. Идут постоянные консультации с представителями торговли, перевозчиками, брокерами, производителями и так далее. Бизнесу нужно время, чтобы почувствовать реальность и найти другие рынки. Я не знаю, какая на самом деле ситуация творится здесь. Но мне кажется, что решение о создании Таможенного союза было принято несколько поспешно, и у предпринимателей практически нет времени осознать и адаптироваться. Без вины виноватые? – Знакомы ли вы с системой управления рисками, разработанной казахстанской таможенной службой? Если да, то как вы её оцениваете? – Да, знаком. Чувствуется, что таможня прилагает большие усилия, чтобы использовать СУР в работе. И я прибыл отчасти и для того, чтобы помочь усовершенствовать систему. Если её внедрят – ситуация изменится в лучшую сторону. – Что конкретно должно измениться? – Надо понимать, что большая часть импортных товаров не является объектом риска. Сегодня у вашей таможни почему-то возникает чувство, что её пытаются обмануть и что-то идет не так. Это далеко не так. Не каждый бизнесмен хочет обмануть таможню. Необходимо понять это. В действительности, количество недобросовестных участников ВЭД ничтожно мало. Чтобы понять это, таможенникам необходимо работать с предприятием в целом: беседовать с бизнесменом, изучать его работу в комплексе. Нельзя принимать решения только на основе одной бумаги. Толстый намёк – Вы сами-то хоть стояли у терминала на границе? – Да. Вообще я начал работать в Лондоне в 1975 году, и был самым младшим по должности клерком. В 1997-м завершил свою деятельность в таможне в качестве начальника управления и был ответственным за обучение таможенников как в Великобритании, так и за рубежом.

Сегодня занимаюсь консультированием таможенных служб по всему миру. В Казахстане, кстати, уже в шестой раз, так что знаком более или менее с казахстанскими реалиями. Могу сказать, что основная проблема таможенной службы – это бюрократия. Чем больше бумаг необходимо заполнить, тем сильнее желание решить вопрос быстро – но мимо казны.

Однако ваша таможенная служба делает очень много, чтобы изменить ситуацию и сделать свою работу более качественной и прозрачной. Кстати, если вы хотите спросить, брал ли я взятки, работая в таможне, то отвечу сразу: нет, не брал. – Однако вам их предлагали!? – Только один раз. Сумма взятки не была указана точно. Но мне намекнули, что если я не отведу свой взгляд от того, что я сейчас инспектирую, то за мной потом присмотрят. Вопрос серьезный, он касался уголовного расследования. В Великобритании вообще очень редко предлагают взятки таможне…

Источник: Мегаполис

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также


Комментарии 0

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .