143891 Они создавали липовые кредитные карточки и начисляли на них по 500 тысяч евро Общество

Две сотрудницы ТуранАлем Банка похитили $3,5 млн

Специалист по карточному бизнесу Любовь Глебова и координатор развития агентской сети ТуранАлем Банка Олеся Суркова на протяжении пяти месяцев обворовывали банк.

Две сотрудницы ТуранАлем Банка похитили $3,5 млн
Фото: liter.kz

Они создавали липовые кредитные карточки и начисляли на них по 100 тысяч долларов, по 500 тысяч долларов и по 500 тысяч евро. А чтобы легитимность получения лжекредитов не проверялась внутри банковской сети всеми подряд работниками банка, а лишь ограниченным количеством людей, карточки создавались с пометкой "Vip".

29-летняя Любовь Глебова и 28-летняя Олеся Суркова "заправляли" кредитные карточки большими суммами в период с июня по октябрь 2008 года. О том, что в системе защиты ТуранАлем Банка есть уязвимые места, они узнали, попробовав однажды вбить в программу по выпуску кредитных карточек запрос о получении кредитной карты. У них получилось - программа активизировалась, и запрос был принят.

- Когда мы сумели так легко произвести кредитную карту без сбора каких-либо документов, сначала очень испугались, - рассказали на прошлой неделе в зале районного Казыбекбийского суда Любовь Глебова и Олеся Суркова.

Несовершенство банковской системы стало для девушек находкой. Сначала они создали четыре карточки с кредитным лимитом по 110 тысяч долларов на четыре фамилии - Попов, Бразевич, Жаксыбеков и Коршунова.

Эти фамилии не выдуманные. Данные люди являются клиентами банка. Их фамилии Любовь Глебова выписала из документов, хранящихся в архиве банка. Непосредственно выпуск карточек произвела Олеся Суркова, пока ее коллега и подружка Любовь Глебова была на совещании, которое проводило руководство карточного отдела.

Когда мы сумели так легко произвести кредитную карту без сбора каких-либо документов, сначала очень испугались

Через несколько недель девушки снова произвели карточки. С растущим количеством выпускаемых лжекарт росли и аппетиты - "кредитки" производились уже не на 110 тысяч долларов, а на 500 тысяч евро. С июня по октябрь было выпущено 28 карточек, 4 из которых оказались пустыми - на них по техническим причинам не был зачислен кредит.

О том, что карагандинский филиал ТуранАлем Банка выдал за несколько месяцев 3,5 миллиона долларов и все они оказались безвозвратными, представители областного филиала и головного алматинского подразделения узнали не сразу, а значительно позже.

Внутренняя служебная проверка показала, что в хищении денег путем мошенничества оказались замешаны две молодые сотрудницы. Руководство банка обратилось с заявлением в финансовую полицию.

Бегство от полиции

Работники финансовой полиции успели задержать только Олесю Суркову. А Любовь Глебова скрылась, прихватив с собой малолетнюю дочь. Она пыталась пересечь границу и уехать в Россию, но на таможенном посту из-за отсутствия паспорта ее сняли с рейса. Задержали Глебову в Караганде, куда она вернулась сама. Отсутствие паспорта Глебова назвала на допросе только формальной причиной того, что она не смогла уехать в Россию.

Девушка уверяет, что приехала осознанно. Но не потому, что ее замучили совесть и раскаяние, а из чувства страха перед неизвестностью и страха остаться без денег и работы в чужом городе. Об этом она заявила на днях на процессе судье Шарипу Сисимбаеву, который рассматривает это громкое экономическое преступление. Раскаялась Глебова уже потом, когда поняла, какое преступление совершила.

- Я боялась оказаться в тюрьме, - назвала причину своего бегства Любовь Глебова.

Пять месяцев она просидела в изоляторе ДКНБ. Суркова - всего трое суток. Но очень скоро следователь финансовой полиции снял с них все обвинения и признал их… свидетелями. А на скамье подсудимых оказались предприниматели Сергей Чичин, Игорь Золотухин и работник банка Евгений Петриков. Мужчин арестовали после того, как Любовь Глебова рассказала свою версию совершенных преступлений.

За кражу денег из банка получали вознаграждение?

По словам Глебовой, ее заставил под угрозой расправы похищать миллионы ее любовник Сергей Чичин. А она в свою очередь попросила о поддержке Олесю Суркову. Олеся же рассказала об этом своему любовнику Евгению Петрикову, который работал в этом банке. А Петриков, как рассказали девицы, посоветовал им не совершать преступления.

По словам Глебовой, ее заставил под угрозой расправы похищать миллионы ее любовник Сергей Чичин

- Он сказал, чтобы мы обратились в полицию, если боимся Чичина, но не похищали деньги из банка, - рассказала Глебова.

Но поступила с точностью до наоборот. Глебова пошла на очередное свидание с Чичиным и рассказала ему о совете, данном Петриковым.

- Чичин спросил меня, кто такой Петриков. Я сказала, кем он работает в нашем банке, - выступала в суде Любовь Глебова. - А на следующий день ко мне и Олесе подошел Петриков и возмутился, зачем мы рассказали о той беседе Чичину. Теперь Чичин угрожал уже ему.

- Действительно, зачем вы рассказали Чичину о совете Петрикова обратиться в полицию, если так боялись его, если он угрожал вашей жизни, требуя взамен создание карточек? - спросила адвокат Татьяна Власова. - Ваши действия нелогичны.

- Я сказала Чичину об этом, чтобы он одумался и не давил на меня. Я его сильно боялась, - ответила Глебова.

- Вы так сильно его боялись, что ездили по кафе и ресторанам, где вы с ним раньше отдыхали, и искали его? Есть свидетели и распечатки телефонных звонков, которые свидетельствуют, что вы довольно часто искали Чичина. Зачем, если он вам угрожал и вы его боялись? Расскажите о той сцене ревности, которую вы устроили в клубе.

- Это была не сцена ревности. Не знаю, что это было. Он пригласил на танец девушку, и мне это не понравилось. Я толкнула его и ушла.В суде всплыли также факты, когда Глебова звонила Чичину на мобильный и, когда трубку сняла его близкая подруга, Глебова представилась его женой. Теперь Евгений Петриков сидит на скамье подсудимых. Финполиция считает, что он тоже принимал участие непосредственно в создании карточек - сидел однажды за компьютером и создавал запросы для формирования кредитных карт.

- Такого не было, - призналась в суде Олеся Суркова, которая сама же дала эти показания против своего друга.

- Тогда зачем вы оговариваете Петрикова. Он же оказался на скамье подсудимых благодаря вам! - заявил судья Шарип Сисимбаев. - Вы же рассказали ему о Чичине и обо всей этой вашей истории с созданием кредитных карт.

Дело в том, что финансовая полиция задавала наводящие вопросы

- Дело в том, что финансовая полиция задавала наводящие вопросы. Петриков не сидел за моим компьютером и не создавал карты. Это делала я, - произнесла Олеся Суркова.

Насколько убедительны слова Глебовой и Сурковой о том, что Чичин заставлял их под угрозой расправы воровать деньги из банка, решит судья Шарип Сисимбаев. Но на прошлой неделе он очень удивился тому, что основные исполнители преступлений - Суркова и Глебова - оказались на свободе. Ведь доступ к компьютерам был именно у них, а не у подсудимых, которые не знают, как работать с банковскими программами. И без участия девушек не было бы преступления.

- Почему вы, Любовь Глебова, находитесь на свободе, ведь именно вы с Сурковой создавали кредитные карты в офисе банка и начисляли туда по 100, 500 тысяч долларов и евро? Именно вы знали пароли доступа к этим программам. Именно вы брали в архиве банка фамилии клиентов, которые потом вносили в заявку на создание карточек. На каком основании вас отпустили?

- Но я же раскаялась, - заявила Любовь Глебова. - Я все честно рассказала и помогла задержать всех участников.

- Раскаяние предполагает в первую очередь возмещение ущерба. Лично вы возместили ущерб, причиненный банку? - спросил Шарип Сисимбаев.

- Нет, но я не снимаю с себя ответственности. Если суд решит, я буду платить, - ответила Глебова.

Ее подружка Олеся Суркова тоже не возместила банку ущерб.

Раскаяние предполагает в первую очередь возмещение ущерба. Лично вы возместили ущерб, причиненный банку?

Третьего подсудимого, Игоря Золотухина, Любовь Глебова обвинили в том, что именно он повез ее в Алматы, чтобы она там отсиделась на период расследования, а потом уехала в Россию. А Игоря об этом попросил Сергей Чичин, который, узнав от своей возлюбленной о проблемах на работе, решил, что ей нужно покинуть Караганду. Следствие считает, что Игорь Золотухин виноват в том, что выполнил просьбу друга. А о том, что Золотухин вообще не причастен к банковской истории, Глебова заявила в суде сама.

- Когда я срочно уезжала из Караганды, чтобы избежать ареста, Чичин перед моим отъездом просил меня не вмешивать в это дело его друга Золотухина, - рассказала Любовь Глебова.

Не менее любопытный факт озвучили подсудимые и их адвокаты. Они показали суду распечатки банковских операций. Из них следует, что в период совершаемых хищений из банка Любовь Глебова разбогатела.

- 19 августа вы со своего счета переводили на другой 358 400 тенге, 22 августа - полмиллиона и в этот же день буквально через полторы минуты вы покупаете 4 150 долларов. Откуда у вас такие деньги? - спросил Чичин свою бывшую подругу Любовь Глебову.

- Папа попросил перевести деньги на его фирму. А доллары купить, кажется, просила мама, - ответила Глебова. - Не помню точно.

В суде прозвучало, что Любовь Глебова и Олеся Суркова, хоть и утверждают, что не хотели выпускать кредитные карты, а делали это исключительно под давлением, ни разу не пытались прекратить их выпуск. Или хотя бы найти повод не похищать деньги из банка.

- Что вам мешало сказать Чичину, что карточки вы создать не можете по техническим причинам? Что у вас нет доступа к пин-кодам? Или что процедура создания кредитной карты должна проходить с обязательным участием руководства? - спросила адвокат Татьяна Власова.

- Я Чичина боялась, - твердила Любовь Глебова, отвечая на все вопросы. - Исполнялись ли его угрозы? Нет, он меня не трогал, но все равно я его боялась.

Воровать из банка можно было миллиарды

Оказывается, в ТуранАлем Банке системы защиты от несанкционированных проникновений практически не было. Об этом рассказал суду технический специалист банка Александр Онищук.

- После того как вся эта история стала нам известна, мы, конечно, усилили систему защиты и устранили все недочеты, - сообщил Александр Онищук.

- А был ли какой-то лимит на суммы кредитов по карточкам? Глебова зачисляла по 110 тысяч долларов, по 500 тысяч. Какая сумма была предельной? - спросил судья Шарип Сисимбаев.

Лимита не было. Туда можно было зачислить хоть миллиарды

- Лимита не было. Туда можно было зачислить хоть миллиарды, - ответил Онищук.

После этих слов участники процесса рассмеялись. Только юристу банка не до смеха. По итогам служебной проверки выяснилось, что ряд должностных лиц, в том числе служба безопасности, проявили халатность. Они не сразу обнаружили, что из филиала банка утекают миллионы долларов. Почему?

Адвокаты и подсудимые считают, что отдельные должностные лица намеренно не видели этих афер. Но свои козыри сторона защиты намерена раскрыть на прениях.

Слушания продолжаются.

Источник: Литер

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также


Комментарии 15

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .