135885 Майор медицинской службы Аскар Маруфов не произвел ни одного выстрела,... Общество

Казахстанский майор стал для иракцев настоящей легендой

Майор медицинской службы Аскар Маруфов не произвел ни одного выстрела, не обезвредил ни одного снаряда во время шестимесячной служебной командировки в Ираке. Он работал в госпитале города Эль-Кут и стал для иракцев настоящей легендой.

Фото: liter.kz

Шальная пуля задела жизненно важную артерию… Ей срочно требовалась донорская кровь редкой группы, такая оказалась только у майора, и он без колебаний лег на соседний операционный стол рядом с ребенком…

Трудно подсчитать, скольких людей спасли от тяжких недугов руки этого хирурга, скольких раненых вернули к полноценной жизни. Майор медицинской службы пятого казахстанского отдельного инженерно-саперного отряда Аскар Маруфов признается, что вести подобную статистику ему в голову не приходило, но если по "гамбургскому счету" подсчитать общее количество оперативных вмешательств, выполненных им за полгода в военно-полевом госпитале Эль-Кута, то цифра будет близка к 1000.

Напомним: казахстанские миротворцы в Ираке обезвредили более 4,5 миллиона единиц боеприпасов, подготовили около 500 сотрудников сил безопасности этой страны, казахстанские врачи помогли более чем 5 тысячам иракских граждан.

Армия и медицина вписались в биографию Маруфова одновременно. Два года срочной военной службы вчерашнему школьнику выпало проходить санинструктором танкового полка. Наверное, предполагает Аскар, это и было то самое приглашение в профессию, ниспосланное свыше. И после армии он стал студентом Актюбинского медицинского института.

В армию вернулся теперь уже с дипломом медицинского вуза. Первая офицерская должность - врач военно-строительного отряда. Он успешно сдал первичную специализацию по хирургии. Именно это, вспоминает Аскар, и стало определяющим в его дальнейшей работе. Выбор был сделан - хирургия! Военно-полевой госпиталь, в котором работал Маруфов, расположился в четырехэтажном здании на самой окраине Эль-Кута. Жара стояла изнуряющая. Это первое воскресенье за сорок дней, как пятый инженерно-саперный отряд прибыл в Ирак выполнять миротворческую миссию. Не пошел, а побежал Аскар звонить домой, в Капшагай. Очень хотелось услышать звонкие голоса сына и дочери. Не успел набрать номер. Срочный вызов в госпиталь. Аскар понимал, что девочка умирает. Шальная пуля. Сколько их на войне! Не счесть! Большая кровопотеря. Как назло, донорской крови в госпиталь не подвезли, воскресенье и в военных обстоятельствах есть воскресенье. Несколько секунд на принятие решения. Хирург поинтересовался у медсестры: сколько лет девочке и какая группа крови.

- Десять! Четвертая, резус отрицательный. Как и у моей дочки!

- Всем в операционную! Готовить ребенка к прямому переливанию крови!

- Где кровь взять? Ее же нет!

- Донором буду я! Отдам столько крови, сколько понадобится!

Маруфов тогда и предположить не мог, что такими напряженными будут все дни шестимесячной командировки

Маруфов тогда и предположить не мог, что такими напряженными будут все дни шестимесячной командировки. В Ираке он много оперирует, участвует в медицинском обеспечении боевых операций, оказывает помощь местному населению. Именно неприглядная изнанка войны вооружала майора Маруфова новыми, весьма необходимыми для человека его профессии знаниями о разновидностях боевой хирургической травмы. Там, на древней земле Двуречья, он определил для себя главное: военно-полевой хирург, в отличие от, скажем, специалиста в нейрохирургии или травматологии, должен быть готов ко всему - уметь оперировать при ранениях и головного мозга, и груди, и конечностей. Пятьсот операций разных категорий сложности сделал военный хирург. Пятьсот человеческих жизней. Среди них и эта десятилетняя девочка.

А какая из этих пятисот операций была самой сложной, ответить Аскару трудно. В любом случае - борьба за жизнь. Каждый день был насыщен кропотливым трудом медика в непростых условиях, а также неожиданностями, которые подстерегали повсюду.

Однажды на операционном столе у Аскара оказался сержант иракской армии, который вышел утречком умыться и пуля снайпера угодила ему прямо в плечо.

Привозили в госпиталь больше гражданских… Девушка нашла, вернее, откопала на одном из своих огородов гранаты и дернула за колечко. Рвануло прилично: убить не убило, а мизинец, безымянный, средний и верхнюю фалангу указательного пальца оторвало. Понятно, что при таких ранах может начаться заражение. Аскар попытался снять с девушки платок, чтобы видеть ее болевую реакцию, родственники, которые были с ней, сразу же стали кричать. Оказывается, нельзя! Восточные порядки. Но хирургу необходимо было видеть лицо. Предстояла сложная операция: удалить ненужные обломки костей, зашить обрывки кожи. Наркоза Аскар не мог ей дать, сделал только местную анестезию. Косточки пришлось скусывать. При такой сильной травме нужно видеть реакцию лица, глаз, следить за дыханием. "Я уговорил родных девушки. Смог приступить к обработке раны. Пока смыл все то, что было намотано на ее руке, ушли почти все запасы новокаина и физраствора. Через два часа я все сделал: обработал и зашил раны, наложил повязки", - рассказывает майор медицинской службы. Спустя три дня девушка начала поправляться, ей становилось все лучше. Вскоре она и вовсе ходить стала. Весть о казахском докторе быстро разнеслась по округе. "Слава Аллаху, вздохнул я тогда и пошутил: теперь-то уж снайпер не убьет…" - говорит Аскар. Как известно, иракцы - народ очень неприхотливый. Любые наши таблетки, такие как пенициллин или тетрациклин, в буквальном смысле оказывались для них чудодейственными.

Привозили в госпиталь больше гражданских…

Десятилетнюю девочку Алику он будет помнить всегда. Потом ее весь госпиталь звал казашкой. Лучшей наградой майору была сердечная благодарность ее родителей, когда они приехали в госпиталь забирать дочь.

"Хирург - это человек, который много на себя берет, а значит, должен ощущать ответственность, - говорит Аскар. - Даже сегодня, когда компьютерная диагностика заболеваний достигла невиданных высот, она еще не всегда способна заменить голову, глаза и руки хирурга. Да, успех операции во многом определяет то, насколько хирургу хватает воли, самообладания, врачебной смелости, но он не может себе позволить не знать базисную биохимию и физиологию, патологию и фармакологию, микробиологию и иммунологию".

…Асфальт плавится под ногами, как горький шоколад. "В Багдаде пока все спокойно. Берем курс на Казахстан!" - приветствовал командир военно-транспортного самолета. Аскар смотрел в иллюминатор и улыбался. На краю взлетной полосы стояла Алика и махала ему на прощание. Когда самолет взлетел и набрал высоту, он развернул альбом с рисунками, которые на прощание подарила ему иракская девочка. А там большими буквами она написала по-английски: "Мы с тобой одной крови!" "Хотя нет на Земле ни казахской, ни иракской, ни американской, ни русской крови. Есть только одна - человеческая, и у всех она красного цвета!" - подумал военный хирург.

Аскар внешне мягок и добродушен, тонко чувствует юмор и живет в своей любимой стихии, носящей имя Хирургия. Его будни, планы на будущее, надежды - все связано с ней. "Работа врача продолжалась, продолжается она и сегодня. В этом весь смысл моей жизни", - говорит Аскар Маруфов. Сейчас Аскар Маруфов слушатель Санкт-Петербургской военно-медицинской академии. Но это уже другая история.

Источник: Литер

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также


Комментарии 24

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .