131276 Памятник Т. Изтлеуову в Алматы. Фото пользователя Ds02006 с wikimedia.... Культура и шоу-бизнес

В сентябре покажут документальный фильм о поэте и переводчике Турмагамбете Изтлеуове

Памятник Т. Изтлеуову в Алматы. Фото пользователя Ds02006 с wikimedia.org

В сентябре состоится премьера новой документальной ленты киностудии "Казахфильм" "Турмагамбет" о поэте и переводчике Турмагамбете Изтлеуове. Режиссер и автор сценария Жанабек Жетыруов, обретя успех в большом кино, не изменяет любимому жанру - кинодокументалистике.

В каждом документальном фильме Жанабека Жетыруова есть характерная черта - это взгляд национально мыслящего художника. Ему близки и небезразличны выдающиеся личности из прошлого своего народа, их вклад в культуру. Сегодня национальное кино и документальное в частности, часто подменяется этнографическими поделками развлекательного характера. Жетыруов подает документальное кино и героев своих лент по-другому. К таким личностям - сильным, неординарным, с трагической судьбой у Жетыруова давнее пристрастие, это - его конек. Такие герои у него "получаются". Одним из них стал поэт и первый переводчик на казахский язык книги таджикского классика Фирдоуси "Шах-намэ" Турмагамбет Изтлеуов.

Перед тем как подойти к фигуре Турмагамбета, который долгие годы был не то запрещенным, не то непонятым, Жанабек оттачивал свое мастерство на ярких и своеобразных героях - исторических личностях и современниках.

Можно провести параллели между его лучшими работами и фильмами, например, российской "Студии 217", проекты которой стали своего рода мерилом качества в современном биографическом документальном кино и обошли почти весь кинематографический мир. Эти фильмы отличает главное - их не скучно смотреть, они запоминаются надолго.

Сегодня хочется вспомнить лишь несколько из двух десятков документальных картин Жанабека - где-то более удачных, где-то менее… "Портрет аксакала" - фильм Жетыруова о старейшине казахского кино Оразе Абишеве не стал очередным "портретом" в галерее выдающихся деятелей нашего кино. Задумав сделать фильм о личности, режиссер открывает современнику очень интересные, но слегка подзабытые страницы истории казахского кинематографа. Проект "Махамбет", реализованный по заказу правительства Казахстана, стал той работой, после которой о Жанабеке Жетыруове заговорили как о художнике, способном снимать серьезное кино. Фильм "Абай и Толстой" был показан и тепло встречен во Франции во время празднования ЮНЕСКО 150-летия Абая. "Кенесары Касымов" - первое в отечественном документальном кино воплощение образа борца за независимость Казахстана и одновременно - попытка оценить вклад в историю, который внес легендарный Кенесары.

Немногие знают, что это был человек, одним из последних получивший классическое исламское образование в знаменитом медресе Мир-Араб, в совершенстве владевший восточными языками и мечтавший перевести на казахский всю восточную классику

И вот теперь - Турмагамбет. Что скажет сегодня это имя нашему современнику? Немногие знают, что это был человек, одним из последних получивший классическое исламское образование в знаменитом медресе Мир-Араб в Бухаре, в совершенстве владевший восточными языками и мечтавший перевести на казахский всю восточную литературную классику. Бухара XIX века, когда туда учеником попал Турмагамбет, являлась духовным центром Востока и одним из очагов мусульманской культуры и просвещения. Там когда-то создавал свои бессмертные труды Авиценна, открывал первую обсерваторию Улугбек, аль-Бухари составил не имеющий аналогов в мусульманском мире свод хадисов Пророка. Не менее своих великих предшественников этот город прославили работавшие там Бируни и Мухаммед аль-Фараби…

С отличием окончив медресе Мир-Араб и продолжив обучение в духовной школе Кокиль-Таш, Турмагамбет получил приглашение остаться и совершенствоваться в любом из пяти близлежащих к духовному центру городах. Однако уже тогда начавший всерьез писать стихи, он отклоняет предложение. Мечтая вернуться на родину, он хотел делиться знаниями, которые получил в стенах священной Бухары со своим народом…

Попытки воссоздать в документальном кино историю этой трагической личности, не понятой при жизни и отвергнутой властью, начались еще десятилетие назад. Но окончательно фильм оформился, как это часто бывает, к юбилею - 125-летию поэта, которое отмечалось на берегах Сырдарьи в 2008 году. Тогда в своем приветственном слове министр культуры Мухтар Кул-Мухаммед отметил, что интерес к личности Турмагамбета возникал на протяжении истории несколько раз - вначале в тридцатых годах прошлого века как к талантливому литератору и единственному оказавшемуся способным перевести гигантский труд Фирдоуси на казахский язык, а потом - как к "врагу народа"

Интерес к личности Турмагамбета возникал несколько раз - вначале в тридцатых годах как к талантливому литератору и единственному оказавшемуся способным перевести труд Фирдоуси на казахский язык, а потом - как к "врагу народа"

, "пособнику японских шпионов". Третья волна интереса - сегодня, когда открыто многое из истинного наследия Турмагамбета, буквально вырыто из-под земли, поскольку рукопись своего перевода "Шах-намэ" он перед смертью, не надеясь на прижизненное издание, велел закопать глубже в землю.

Впрочем, путь к "Шах-намэ" - магической, до конца не раскрытой и роковой для Турмагамбета книги - начался еще в стенах медресе Кокиль-Таш, где его сокурсником оказался будущий классик таджикской литературы Садриддин Айни. Их роднили страсть к словесности, интерес к восточным языкам, поэзии. Оба писали стихи и прозу и делали это на самом деле хорошо. Но в дальнейшем пути их разошлись. Садриддин Айни стал советским писателем и еще при жизни - классиком новой социалистической таджикской национальной литературы. А Турмагамбет, не изменяя своему образованию и духовному опыту, так и остался для власти "мусульманским мракобесом". Вернулся в родной Кармакчинский район под Кзыл-Ордой, основал мечеть и построил школу. Он учил детей словесности, поэзии, красоте слова. Уже тогда ученики зачитывались стихами первого его сборника "Назым".

А вот какую именно поэзию пропагандировал в своей школе Турмагамбет - этот вопрос сильно волновал власть. В результате - три ареста и несколько ссылок.

…1934 год. Широко отмечается 1000-летие Фирдоуси. "Шах-намэ" переводится на множество языков мира. Когда Садриддина Айни спросили о том, кто бы мог осуществить перевод на казахский, он ответил, что такой человек есть. Зовут его Турмагамбет Изтлеуов. По личному распоряжению Левона Мирзояна Турмагамбета приглашают в Алма-Ату, устраивают на должность научного работника и поручают сделать юбилейный перевод.

…В здании бывшей партшколы на пересечении нынешних проспектов Абая и Достык Турмагамбет снимал комнату. Там он начал свой подвижнический труд, который, увы, ему не удалось завершить. То, что Фирдоуси создавал по преданию целых 40 лет, Турмагамбету предстояло перевести всего за полгода. И, по мнению видных казахских писателей того времени, у него получился даже не художественный перевод, а вольное, если можно так сказать, адаптированное изложение "Шах-намэ" на казахском языке.

На протяжении нескольких лет режиссер Жанабек Жетыруов кропотливо собирал биографический материал о поэте - статьи, интервью, встречи с родственниками и земляками, хранителями наследия Турмагамбета и устных преданий о нем. Со временем количество этого "сырого" материала стало превращаться в качество. И наконец - удача. В Душанбе съемочная группа отыскала сына Садриддина Айни - Камаладдина. После 1937 года связь между поэтами прекратилась. Но остались воспоминания о нем как о самобытном даже в ряду литераторов своего времени человеке. Не случайно именно Турмагамбет взялся за перевод "Шах-намэ". Хотя когда в 1937 году в "Казгосиздата" была прекращена верстка его книги, а на его друга Темирбека Жургенова заведено уголовное дело за измену Родине, он все, очевидно, понял. Тридцать пять томов рукописи, написанной арабским шрифтом, обернутой в кожаный переплет, поэт велел зарыть в земле Кармакчинского района Кызылординской области. Работа над священной книгой таджиков и иранцев оказалась роковой для Турмагамбета. Через два года его не стало.

…Сменились времена, и воля его оказалась выполнена. Мечта сбылась. Родственники извлекли на свет потемневшие от времени тетради с переводом. Эти кадры, соединяющие прошлое с настоящим, в котором сын Садриддина Айни в Душанбе с изумлением получает из рук съемочной группы вышедшие в Алматы два тома "Шах-намэ" на казахском языке - перевод Турмагамбета Изтлеуова - лучшее доказательство документальности истории. Теперь уже другая книга ждет другого переводчика. Но тоже обязательно поэта. Для того чтобы перевести стихи Турмагамбета на русский язык. А потом и на таджикский. Таким образом, история замкнется в кольцо. Но это будет уже другое, наше время. И о нем можно будет снимать еще один документальный фильм…

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также


Комментарии 0

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .