129852 Жамиля Серкебаева, леди-скрипка, легко совмещающая классику и эстраду,... Культура и шоу-бизнес

Жамиля Серкебаева: Лето - песням

Жамиля Серкебаева, леди-скрипка, легко совмещающая классику и эстраду, сдержала обещание и запела. Артистка говорит, что дело не в кризисе жанра или гонорарах, а в собственной ненасытности. Наверное, из-за этой же "жадности" она не ограничилась участием в программе казахстанских артистов на "Славянском базаре" в Витебске, а выступила еще в двух концертах. Домой приехала уставшая, но счастливая.

- Жамиля, а вам не было обидно, что конкурсантка от Казахстана выглядела несколько бледно, хотя и получила приз Содружества?

- Я могу объяснить это молодостью девушки и отсут­ствием опыта. Для такого конкурса одних только вокальных данных недостаточно, нужен еще и опыт. Я видела, что на сцену выходили стреляные волки. Девушка просто рановато, на мой взгляд, поехала на такой конкурс. Минус нашего шоу-бизнеса в отсутствии планирования, пригласить могут чуть ли не за неделю.

Хотя, когда я ездила на конкурс в Монте-Карло, переговоры и знакомство с руководителем конкурса начались за два года до выступления: есть время для подготовки, для накопления опыта. А здесь девочка просто не могла совладать с волнением, она боялась сцены. Нагима Ескалиева, посмотрев на это, сказала, что в следующем году подготовит и привезет такого артиста, который "взорвет" "Славянский базар". Если честно, при наших талантливых ребятах это вполне возможно.

- Жамиля, скажите честно, зачем вы запели? Может, влюбились или скрипка надоела?

- Причин для этого много. Во-первых, у меня есть право петь, ведь в отличие от многих эстрадных исполнителей я одиннадцать лет училась музыке и имею профессиональное образование. Во-вторых, мне всегда казалось, что если ты хочешь петь, значит, в твоей жизни все прекрасно. И, наконец, я поняла, что мне нужны слова - для меня мало молча сыграть, поклониться и уйти. Сейчас, даже исполняя инст­рументальные произведения, я стала между номерами общаться с публикой, как это, кстати, часто и делают певцы. Мне хочется, чтобы слушатели не додумывали, а чтобы мы говорили с ними на одном языке.

- И на каком?

- Начинала я не с авторских композиций, а с перепевания мировых хитов, но у нас англоязычные песни, что называется, не идут. Для хорошего репертуара нужны понятные публике песни. Тут столкнулась с новой проблемой - я хорошо знаю всех аранжировщиков, музыкантов, композиторов, а вот людей, пишущих хорошие тексты, - нет. Сейчас готовлю программу именно изавторских произведений.

- Папа не говорит, что это зря потраченное время?

- Я знаю, что если бы это было плохо, то он бы мне честно сказал. А вообще папа классик и давно определил: "Со своими легкими жанрами разбирайся сама". Возможно, пение - это не мое, но мне очень хочется попробовать себя еще и в вокале. Тем более что я не собираюсь петь арии хорошо поставленным голосом. Хотя и беру уроки, чтобы делать это профессионально. Но, например, папа говорит, что после таких занятий уходит что-то мое, очень личное из пения.

- Не сталкивались с тем, что вас осуждают за попытку петь?

- Конечно! Говорят, что у меня нет каких-то особенных вокальных данных, что я никак не определюсь со стилем. Но мне это нравится, я хочу попробовать, мне кажется, сделать что-то даже не совсем удачное все же лучше, чем испугаться и ничего не делать.

- Кстати, родственники помогают вам в музыкальной карьере? Или одной фамилии достаточно, чтобы открылись любые двери?

- В свое время я подрабатывала в папином оркестре, как и другие студенты. Если хотела солировать, то, как остальные, должна была прийти на прослушивание и показать программу. Если отец помог мне в чем, то, наверное, в том, что воспитал уверенность в своих силах, некий внутренний стержень, который есть у всех Серкебаевых. И могу сказать, не боясь кого-то обидеть, что никто в нашей семье мне напрямую не помогал. Папа не знает и не хочет знать, что такое шоу-бизнес. Дядя, как и любой творческий человек, занят собой, и это нормально. Мне кажется, что он больше помогал посторонним людям, чем родственникам, наверное, потому, что родне проще отказать. Так что в этом смысле мы не казахская семья.

- А сын будет музыкантом?

- В шесть лет мы отдали его в музыкальную школу - это было что-то страшное… Наверное, никто из детей добровольно не сядет учить гаммы. Я тоже в свое время ругалась, плакала и получала смычком от папы. Через это проходят все. С сыном мы продержались год, он показал хорошие способности, поступил в первый класс, но заявил, что заниматься не будет и готов даже разбить рояль. Мы сдались, пошли на поводу у казахской лени. Хотя, может быть, и зря.

- У артистки есть законное право заниматься своим гардеробом. Вы делаете это с удовольствием?

- Да, но я не люблю акцентировать на этом внимание. Все женщины любят красивые вещи и бриллианты, но демонстрировать это… Терпеть не могу передачи типа: "вот мой шкаф, вот мои колечки". Не страдаю брендоманией, к тому же у нас брендовая одежда стоит настолько дорого, что дешевле поехать одеться в Италию, как и делают многие наши звезды. У меня другая фишка, мне очень нравится одежда наших казахстанских дизайнеров. Почему-то довлеет такой стереотип - если отечественное, значит, некачественное. С качеством уже все в порядке, а самое главное, наши ребята мыслят по-другому, эта одежда мне ближе, чем любые наряды от европейских кутюрье.

Источник: Время

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также


Комментарии 0

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .