129355 Фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, "Время" В минувшую субботу наш корреспонден... Политика

Джакишев: Хочу видеть своим защитником Берика Имашева

Фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, "Время"
В минувшую субботу наш корреспондент взял эксклюзивное интервью у бывшего руководителя “Казатомпрома” в следственном изоляторе КНБ РК в Астане.

Напомним: 21 мая 2009 года Мухтар Джакишев был освобожден от должности президента “Казатомпрома”, а через несколько дней его арестовали. Вместе с первым руководителем были задержаны еще пять высокопоставленных сотрудников национального уранового оператора. Среди них три вице-президента - Дмитрий ПАРФЕНОВ, Аскар КАСАБЕКОВ и Малхаз ЦОЦОРИЯ.

Позже из подозреваемых они стали свидетелями по уголовному делу, а сейчас их как участников программы защиты свидетелей содержат на конспиративных квартирах. Главный обвиняемый - Мухтар Джакишев - почти два месяца сидит в СИЗО КНБ.

Ему уже предъявлено официальное обвинение в присвоении или растрате вверенного чужого имущества в крупном размере, совершенном организованной группой (статья 176 часть 3 пункты “а” и “б” УК РК). Комитетчики утверждают, что “он вместе с другими должностными лицами “Казатомпрома” и аффилированными компаниями создал ряд различных коммерческих предприятий, которым из государственной собственности передал крупнейшие урановые месторождения Казахстана”.

Впрочем, у родных и близких Мухтара Джакишева, а также правозащитников и лидеров оппозиции своя версия причин его ареста. Хватает различных версий на эту тему и в прессе. Одни журналисты пишут, что на него давят следователи, вынуждая признаться в совершении коррупционного преступления. Другие утверждают, что г-на Джакишева взяли, чтобы через него воздействовать на другого Мухтара - АБЛЯЗОВА, уехавшего за границу. Есть и самая пессимистическая версия: экс-президента “Казатомпрома” Мухтара Джакишева уже нет в живых, поэтому его родных и адвокатов не пускают в СИЗО.

Мы не раз пытались через адвоката задать Мухтару Джакишеву интересующие казахстанское общество вопросы.

И вот в минувшую субботу наши корреспонденты получили такую возможность.

Правда, перед началом встречи сотрудники КНБ РК предупредили: до передачи уголовного дела в суд обвиняемому запрещено что-либо комментировать по существу дела, поскольку расследование идет под грифом “Секретно”.

И наши вопросы должны касаться исключительно условий содержания Джакишева в СИЗО, иначе комитетчики будут вынуждены прервать интервью. Забегая вперед, скажем: нашим корреспондентам удалось добиться, чтобы некоторые вопросы по делу все-таки прозвучали.

- Мухтар Еркынович, с удовольствием отмечаю, что держитесь вы уверенно, спокойно, хотя уже второй месяц находитесь под арестом по обвинению в незаконной продаже урановых месторождений. Как вы себя чувствуете?

- Спасибо. Думал, еще один допрос будет, а это “Время”. Не ожидал. Сейчас состояние можно оценить как удовлетворительное.

Но за время ареста пришлось трижды вызывать “скорую помощь” - у меня было три приступа. Я не долечился в Германии от нарушения мозгового кровообращения

Но за время ареста пришлось трижды вызывать “скорую помощь” - у меня было три приступа. Я не долечился в Германии от нарушения мозгового кровообращения. Это гипертоническая болезнь. На данный момент чувствую себя неплохо. Читаю книги и журналы из библиотеки СИЗО, но ситуацией в стране не владею - здесь нет возможности читать свежую прессу и смотреть телевизионные новости.

- Что бы вы хотели передать родным и близким со страниц нашей газеты?

- Меня волнует, что нет возможности получать свежую информацию. Беспокоит, что нанятые семьей адвокаты до сих пор не получили доступа к уголовному делу. Я написал следствию, что хочу пригласить в качестве защитника Берика ИМАШЕВА. Но ответа так и не получил. 3 июля письменно обратился к Данияру КАНАФИНУ, чтобы он подал в суд на Татьяну КВЯТКОВСКУЮ за клевету на меня. Но до сих пор не знаю, что там делается. Супруге, детям, родным, близким и друзьям передаю привет. Со мной все нормально. Справимся. Если суд будет объективным, значит, у меня нет поводов для волнений и беспокойства. Сейчас я абсолютно спокоен…

- Ваша супруга Жамиля ДЖАКИШЕВА неоднократно говорила о том, что передает вам лекар­ства. Что конкретно вас беспокоит и какие препараты вы принимаете?

- От давления. Несколько раз давление поднималось до 180, однажды подскочило до 210.

- Жамиля однажды сообщила журналистам о вашей необычной просьбе: передать кроссовки 45-го размера, в то время как размер вашей обуви - 41-й. Ваша супруга предположила, что у вас опухли либо сломаны ноги. Для чего вам понадобилась обувь большого размера?

- (Смеется). Не переживайте, все у меня в порядке. А кроссовки я по-просил для соседа по камере - у него истопталась обувь, и мне стало его жалко. Поэтому и попросил Жамилю прислать эти кроссовки для соседа. Никаких опухолей и переломов ног у меня нет.

- Вас обвиняют в незаконной продаже урановых месторождений. Вы согласны с этим?

- Я считаю, что все обвинения - домыслы следствия. Могу сказать, что ничего нового нет. Проверка 2007 года нарушений не выявила (на этой фразе сотрудник КНБ предупреждает моего собеседника, что он уже начал комментировать уголовное дело и лучше правил не нарушать, так как это един­ственная возможность для Мухтара Джакишева связаться с внешним миром. - Т. К. ).

- Мухтар Еркынович, ваша семья, близкие, друзья и коллеги переживают, что следствие давит на вас. Так ли это?

Официально заявляю, что никакого давления на меня сотрудники КНБ не оказывают

- Официально заявляю, что никакого давления на меня сотрудники КНБ не оказывают. Да и по делу особо с ними не общаюсь, так как еще на первом допросе попросил предоставить мне комментарии к Уголовному и Уголовно-процессуальному кодексам, чтобы я имел возможность защищаться. Но мне дали только оба кодекса и комментарий к Уголовному кодексу. А к Уголовно-процессуальному почему-то не дают. Как вы знаете, мне предоставили адвоката, но мы не нашли с ним общего языка, и я отказался от его услуг. А адвокатов, нанятых моей семьей, ко мне не допускают.

- Расскажите подробнее об условиях содержания под стражей.

- Питаюсь исключительно домашней едой, от пищи следственного изолятора отказался. Правда, рацион немного урезал, чтобы не поправляться: здесь нет возможности двигаться. Камера - примерно три метра на два. У одной стены стоит двухъярусная кровать, в углу - унитаз, рядом - раковина. Душ у нас есть - моемся раз в неделю, по субботам. Вот сейчас как раз перед началом интервью я принял душ. Помимо установленного распорядка дня по требованию лечащего врача сотрудники СИЗО разрешили мне дополнительно гулять по полчаса утром и по 15 минут вечером перед сном. Родные привозят чистую одежду, грязную передаю им. С этим проблем нет.

- Мухтар Еркынович, ваша супруга вылетела в Вену, по некоторым данным - на постоянное место жительства. Вам что-либо известно об этом?

- Понятия не имею. Незадолго до моего ареста, насколько мне изве­стно, был запрет на выезд за границу на меня, вице-президентов “Каз­атомпрома”, членов наших семей. А сейчас я не знаю, есть ли такой запрет. Да и не могу об этом знать, так как связи с внешним миром у меня нет…

К сожалению, в этот момент сотрудники КНБ сообщили, что время истекло, и Мухтара Джакишева увели в камеру.

Мы встретились со следователем следственно-оперативной группы КНБ РК Радиком ВАЛЕЕВЫМ. Полковник Валеев сразу оговорился, что, поскольку на дело наложен гриф “Секретно”, деталей расследования он сообщить не сможет.

- Скажите, в чем конкретно обвиняется Мухтар Джакишев и доказана ли его вина?

- Джакишеву предъявлено обвинение по статье 176 часть 3 пункты “а” и “б” УК РК. Мухтар Джакишев, другие должностные лица национальной компании “Каз­атомпром”, в том числе и сотрудники аффилированных компаний, с использованием служебного положения на протяжении длительного времени с целью личного обогащения создали ряд различных коммерческих предприятий, которым из государственной собственности были переданы крупнейшие урановые месторождения Казахстана. Добываемый там и выведенный из государственного оборота уран реализовывался через подконтрольные Джакишеву зарубежные фирмы, денежные средства присваивались. Государству причинен крупный материальный ущерб.

- Господин Валеев, по данным следствия, уголовное дело Мухтара Джакишева относится к разряду общеуголовных преступлений. Это не шпионаж, не измена родине, не попытка госпереворота. Почему же расследованием занимается КНБ, а не финансовая полиция или, скажем, МВД?

В материалах этого дела имеются секретные сведения. Поэтому Генеральная прокуратура Казахстана поручила расследование Комитету национальной безопасности

- В материалах этого дела имеются секретные сведения. Поэтому Генеральная прокуратура Казахстана поручила расследование Комитету национальной безопасности.

- Ходят разговоры, что во время следствия на Джакишева оказывается серьезное давление, чтобы добиться его признания. Так ли это?

- Никакого давления на него не оказывается. Джакишев содержится в следственном изоляторе КНБ в одинаковых условиях с другими обвиняемыми, фигурантами других уголовных дел.

- Говорят, что дело Джакишева будет рассматривать военный суд Акмолинского гарнизона, а по некоторым сведениям, ему будто бы грозит пожизненное заключение. Так ли это?

- Меру наказания определяет суд, поэтому дать конкретный ответ сейчас невозможно. Могу сказать, что по статье 176 части 3 УК РК предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 10 лет с конфискацией имущества и лишением права занимать определенные должности на срок до трех лет. Что касается конкретного судебного органа, это не входит в компетенцию КНБ. Только Генеральная прокуратура решает, в какой суд передать дело для рассмотрения.

- Мухтар Джакишев пожаловался, что вы не допускаете к нему в качестве защитника Берика Имашева. Закон дает обвиняемому право просить защитника. Скажите, почему вы не удовлетворили эту просьбу?

- Во-первых, Джакишеву уже был предоставлен адвокат, но, как вы знаете, он отказался от его услуг. Мы предоставили Джакишеву список всех адвокатов Астаны и Алматы, у которых есть доступ к госсекретам, но Джакишев отказался и от их услуг. Что касается защитника (Б. Имашева. - Т. К. ), мы передали ему просьбу Мухтара Джакишева, но ответа не получили. Но даже если получим, у защитника тоже должен быть доступ к секретным материалам…

Источник: Время
В статье: Астана Алматы

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также


Комментарии 0

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .