128367 В рамках республиканской акции "Журналист меняет профессию", когда жур... Общество

Журналист провел один день в детском приемнике

В рамках республиканской акции "Журналист меняет профессию", когда журналисты на один день должны влиться в ряды сотрудников правоохранительных органов, мне выпала возможность поработать в качестве сотрудника Центра временной изоляции, адаптации и реабилитации несовершеннолетних ДВД Атырауской области.

Фото В. Истомина, "Ак Жайык"
ЦВИАРН - это место, где дети и подростки ждут решения своей дальнейшей судьбы. У каждого она своя и у каждого непростая. Но об этом чуть позже.

Мне, как было задумано акцией, должны были выдать форму сотрудника правоохранительных органов, но исполняющий обязанности начальника ЦВИАРН Куаныш БИТЕУОВ пояснил:- У нас содержатся разные дети. Есть, конечно, те, кто находится здесь по обвинению в совершении преступлений, а есть и совсем маленькие, в судьбе которых виноваты только их родители. Поэтому, чтобы лишний раз не травмировать их психику, я позволяю своим подчиненным выходить на работу в гражданской одежде.

Так что я заступила на дежурство в "гражданке". Но это никак не помешало со всей ответственностью отнестись к исполнению служебных обязанностей.

БЕЗ БУМАЖКИ ТЫ - В ЦВИАРНЕ

В день моего дежурства в ЦВИАРНе было достаточно тихо. Там было всего пятеро несовершеннолетних. Две совсем маленькие девочки-сестрёнки из вполне нормальной семьи оказались здесь только потому, что в ходе рейдовых мероприятий сотрудники правоохранительных органов выявили, что у них нет документов. Мать девочек несколько лет назад потеряла свои документы, почему-то не восстановила и, соответственно, после рождения дочерей ни на первую, ни на вторую не смогла получить свидетельство о рождении. Без документов девчушек невозможно прописать, они также не могут посещать детский сад, и школа в будущем при таком раскладе тоже под большим вопросом. Пока сотрудники ЦВИАРНа будут помогать родителям восстанавливать документы, девочки должны находиться тут.

Стоит отметить, что детей без документов выявляется сотрудниками правоохранительных органов очень много. Например, в январе этого года в ЦВИАРНе оказалась двенадцатилетняя девочка, у которой не было свидетельства о рождении. Разумеется, в положенное время она не пошла в школу. Мать не принимала в воспитании ребенка никакого участия. После восстановления документов девочку передали в детский дом и она пошла в первый класс.

"ЕСЛИ ОТ МЕНЯ НЕ ОТКАЖУТСЯ…"

Еще один из временных жителей учреждения - пятнадцатилетний Рустам (имена изменены. - Т. С. ). Мама умерла, папа проживает в другом городе, а парнишка воспитывается в семье своего дяди. Тяжёлый характер плюс юношеский максимализм - в итоге получается "трудный подросток". У мальчика никак не получается найти общий язык с близкими. Он периодически впадает в истерику, становится инициатором семейных скандалов. Глава семьи, не совладав с ситуацией, обратился за помощью в правоохранительные органы.

Решение судьбы Рустама в первую очередь зависит от него самого. Причем парень понимает, что скандалы и ссоры с близкими, - это нехорошо. У него было достаточно времени посмотреть на ситуацию со стороны.

- Если от меня не откажутся и отсюда я вернусь домой, то обязательно попробую вести себя иначе. Постараюсь быть сдержаннее с близкими, буду учиться, а потом поступлю на юриста, - поделился в беседе Рустам.

- Трудные подростки, попав к нам, так или иначе анализируют свою жизнь, своё поведение, - говорит инспектор по бытовому и трудовому устройству несовершеннолетних Марьяна ДЖАНГАЛИЕВА. - Очень многие обещают начать новую жизнь. Но возвращаясь в свое окружение, в свою привычную жизнь, продолжают вести себя по-прежнему. Не все, конечно, но большинство. Есть дети, которые возвращаются сюда снова и снова.

Как, например, шестнадцатилетняя Наташа, воспитанница школы-интерната №1. Девочка регулярно нарушает распорядок дня учреждения, в котором воспитывается, выпивает, курит, грубит преподавателям и воспитателям. В общем, неуправляемый ребенок. За последний учебный год Наташу помещали в ЦВИАРН дважды, и каждый раз она после общения с психологом давала обещание исправиться. Но слова не сдержала.

- Кстати, это большая проблема - трудные девочки-подростки. Мы проводим с ними профилактическую работу, работает психолог. Пока они находятся у нас, всё в порядке, а возвращаются в своё прежнее окружение - опять катятся по наклонной. И у нас нет возможности как-то на это повлиять, - делится Марьяна Джангалиева. - В Атырау работает специализированный интернат для подростков с девиантным поведением, но он рассчитан только на мальчиков. Над вопросом, что же делать с трудными девочками, в Казахстане почему-то никто не задумывался. А между тем трудных девочек-подростков не меньше, чем трудных мальчиков.

МАЛЬЧИШКИ ПОД КОНВОЕМ

В ЦВИАРНе в день моей работы находились также двое подростков, обвиняемых в краже. Регулярно за ними приезжает конвой, который сопровождает их на судебные заседания. Одному шестнадцать, другому - семнадцать. В рамках возложенных на меня обязанностей я должна была провести с ними профилактическую работу. Чтобы парни поняли, что они находятся на краю и что жизнь по "зонам" далеко не лучший вариант судьбы.

Шестнадцатилетний Бауржан в своей жизни успел совершить уже несколько краж. С другом воровали мобильные телефоны. Отбирали трубки у более слабых подростков, вытаскивали из сумок в автобусах. А попались на краже из магазина.

- Мы с другом долго готовились к этому делу. Отследили, во сколько закрывается магазин. В итоге взяли кассу. Сколько там было денег - не считали, но их было много. Потратили себе на одежду. Еще купили старую машину у одного старика. Нас взяли по отпечаткам пальцев…

Памятуя о том, что в отношении Бауржана и его друга возбуждено уголовное дело и уже идет судебный процесс, я спрашиваю:

- А ты не боишься, что тебя в тюрьму посадят?

Ответ ошеломляет:

- Нет, не боюсь. А что? Я еще несовершеннолетний, дадут максимум четыре года и всё.

Мои попытки объяснить, что тюрьма это, мягко говоря, "не мать родная", что там и один день тянется бесконечно, что родители за него переживают, встретили лишь усмешку.

- Это просто защитная реакция, - говорит М. Джангалиева. - Они ни за что не покажут свой страх, а уж тем более слёзы, будут строить из себя героев до последнего…

Семнадцатилетний Расул тоже проходит по статье "Кража". Погасший взгляд и страх в глазах. Расул в конце разговора признался, что очень сожалеет о содеянном, что он сам не понимает, как совершил преступление. У меня же блеснула искорка надежды - может, не всё в этом жестоком мире потеряно для сидящего передо мной парнишки…

УПУЩЕННЫЙ ШАНС ОСТАТЬСЯ МАТЕРЬЮ

- За годы работы уже, наверное, привыкли к чужой боли? - спрашиваю у Марьяны.

- Сдержаннее, конечно, стали. Но мы становимся свидетелями детских драм, а это не оставит равнодушным никогда. Научились переживать тихо и прятать слёзы, но эту боль пропускаем через себя. Особенно не укладывается в голове предательство взрослых по отношению к детям!

Были в истории ЦВИАРНа трое детишек, у которых мать страдала алкоголизмом. Её лишили родительских прав, а детей определили в детский дом. Через какое-то время женщина опомнилась, решила исправиться, через суд восстановила родительские права, вернула детей, но потом снова сорвалась. Комиссия по правам несовершеннолетних приняла решение - вернуть детей обратно в детский дом. И вряд ли поверит этой безответственной женщине ещё раз.

НАДО БЫ ИХ РАЗДЕЛИТЬ

В ЦВИАРНе содержатся как дети, оставшиеся без попечения родителей (есть совсем малыши), так и трудные подростки, в том числе правонарушители. Последним выделяется отдельная комната с решетками на окнах и такой же дверью - этакая упрощённая модель камеры.

Первые ЦВИАРНы появились в послереволюционные годы прошлого века. Там оказывались беспризорники, сироты и малолетние преступники. Вряд ли это разумно - содержать их всех вместе. В России, например, сейчас планируется открыть на базе действующих ЦВИАРНов ЦВИНы (центры временной изоляции несовершеннолетних). Это как СИЗО, только для несовершеннолетних, обвиняемых в совершении преступлений. А для детишек, оставшихся без попечения, планируется открыть приюты, что, на мой обывательский взгляд, правильно.

НЯНЬКИ В ПОГОНАХ

Рабочий день в ЦВИАРНе выдался довольно спокойный, никого не привозили. И это радует. А вообще ЦВИАРН всегда готов к приёму новых постояльцев. На складе имеется чистый и выглаженный комплект одежды, предметы личной гигиены. Каждый доставленный сюда ребенок проходит санитарную обработку, медицинский осмотр и сдает обязательные анализы.

- Когда здесь есть девочки постарше, они следят за малышами, кормят их, укладывают спать, - говорит моя собеседница. - Когда их нет, за малышами следят дежурный по режиму и его помощник.В день моего дежурства на посту были дежурный по режиму Айбулат Абдилов и помощник Роберт Сидихов. Парни в полицейской форме неплохо справлялись с ролью "няни".

А вообще работа здесь тяжелая. Не физически - психологически. С щемящим чувством перебирала я в конце своего рабочего дня поделки, сделанные маленькими ручками тех, кто здесь когда-то побывал. Дай им бог сюда не возвращаться…

Источник: Ак Жайык

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также


Комментарии 0

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .