127223 Как-то вдруг, в один прекрасный день исчезли с улиц молодой казахстанс... Общество

Стерилизация и отстрел собак ситуации не исправят

Как-то вдруг, в один прекрасный день исчезли с улиц молодой казахстанской столицы все бродячие псы. Было это, не соврать, году эдак в 1998-м. Куда они делись, боюсь даже предположить. Скорее всего, отстреляли сердешных. Как бы то ни было, лет десять город в хорошем смысле слова пустовал. А вот в последнее время опять объявились тут стаи беспородных, ободранных, невнятной масти псин. Но, не успев назреть, вопрос получил ответ.

Фото: aif.ru
В столице, оказывается, больше месяца шла акция по бесплатной стерилизации животных за счет личных средств частных ветеринарных клиник и добровольных пожертвований. Инициатором выступила созданная недавно Ассоциация ветеринарных врачей и защитников животных.

Так вот, направлено все это дело было на сокращение бездомных животных. Аргументы организаторов просты: убивать дворняг - негуманно, надо лишить их возможности размножаться.

На пресс-конференции организаторы акции упирали на неэффективность классического, так сказать, решения "собачьего вопроса". То есть муниципальные власти ежегодно предпринимают попытки снижения численности бездомных животных за счет их отстрела (в прошлом году на это потратили 2,5 миллиона тенге), но их количество якобы не уменьшается. А вот если псин ловить, стерилизовать и потом выпускать на волю, то постепенно они сойдут на нет.

Картина умильная, почти утопическая, но позволим себе с ней не согласиться.

Отсечь все ненужное

В самом деле, с точки зрения экологии отстрел бродячих псов бессмыслен - это давно доказано. Известно, что уничтожение бездомных собак на некой территории очень скоро оборачивается взрывным увеличением их численности. Это происходит за счет резкого увеличения рождаемости и миграции бездомных собак с соседних территорий в освободившуюся нишу.

Поэтому есть мнение, что только с помощью стерилизации можно обойти такие вот эволюционные механизмы автоматического регулирования численности популяции и в течение короткого времени радикально ее уменьшить.

Ну что же, мнение есть, и неплохо было бы узнать, чем оно подкреплено.

- Метод стерилизации заключается в том, - объясняла член ассоциации Ирина Ашуркова, - чтобы создать некий буфер из животных, не способных к размножению. И в то же время они не будут пускать других особей на свою территорию.

Утверждалось при этом, что данный метод уже "давно и весьма успешно применяется в ряде стран". То есть он не только гуманен, но и результативен. Что же, обратимся к опыту ряда стран. Рассмотрим пример российской столицы, где программа стерилизации бездомных собак была официально принята в 2002 году.

За несколько лет работы программа не дала ровным счетом никаких результатов. Да, отстрел был прекращен и заменен на лишение плотских удовольствий. Но собаки не стали от этого менее кусачими. По данным Мосгордумы, резко выросло количество жалоб на собачьи стаи, терроризирующие дворы, улицы и даже целые микрорайоны.

Справедливости ради стоит отметить, что причина неудачи заключалась в первую очередь в том, что отсутствовала реальная стратегия по проведению глобальной стерилизации: средства и усилия распылялись, работа велась непоследовательно. Тогда как для контроля над популяцией необходимо разом - в течение года - стерилизовать как минимум 80 процентов дворняг.

Ну а как же быть с развитыми странами Европы, где бездомных собак днем с огнем не сыщешь? Уж там-то, наверное, к проблеме подошли по-западному, основательно? Да, основательнее некуда. Только эта основательность не совсем того рода, о какой грезят наши отечественные защитники животных.

Основной формой работы с безнадзорными животными в западных странах является безвозвратный отлов. Пойманное на улице животное помещается в приют, коих в этих Европах в самом деле до черта. Приюты активно действуют и как центры сбора отказных животных: то есть аморальному хозяину, надумавшему выкинуть престарелого чихуахуа, не надо идти против закона и вышвыривать собачку за дверь, а можно просто привезти ее в такой вот "отстойник". Технично и гуманно. Если бы не одно "но".

После обязательного срока "отстаивания" (а обычно это от пяти дней до двух недель), в течение которого отловленные собаки и кошки возвращаются владельцам по факту обращения, животные могут быть переданы новым владельцам. Тоже, разумеется, по факту обращения.

А невостребованные животные, которых большинство, усыпляются. Эвтаназия рассматривается как неизбежная мера, потому как приюты, выполняющие муниципальные программы, должны обеспечивать достаточную пропускную способность и быть всегда готовыми к поступлению новых животных. Переполнение приютов привело бы к параличу их деятельности.

И вообще, даже наличие нескольких таких приютов на город не решит проблему бездомных собак. Ибо по природе своей такие заведения должны решать проблемы животных изначально домашних, но брошенных или потерявшихся.

Вот вам и секрет отсутствия в буржуйских странах диких псиных стай. Их там довольно успешно тихонечко отлавливали и так же тихонечко усыпляли всех, кто не обрел себе хозяина. А почему же их, стерилизованных, не отпускали обратно на улицу, как то предлагают делать казахстанские энтузиасты?

Да элементарно, почему.

Так кто это тут гавкает?

Уличная собака - это совсем не то же самое, что выброшенная на улицу домашняя. Вот скажите как на духу: часто попадались вам в составе бродячих ободранных стай далматинцы? Сенбернары? Чихуахуа, наконец? А ведь наивно отрицать, что хватает в наших городах отморозков, которые вышвыривают прочь поднадоевших питомцев. Так куда же они деваются?

Они деваются точно туда же, куда попадают обыкновенно европейские туристы, заблудившиеся в джунглях Новой Гвинеи. Да-да, именно - к праотцам. Ибо домашняя жучка, оказавшаяся на улице, среди своры беспородных ублюдков, просуществует не дольше эдинбургского клерка, забредшего на территорию племени папуасов. Если он, конечно, успеет на нее забрести до того, как его атакуют ядовитые сколопендры.

Дворняги - это даже не отдельная порода, это отдельный вид: на порядок более умный, живучий и приспособленный к тяжелым условиям, нежели породистые собаки. Они держатся своей территории и активно сопротивляются появлению чужаков. Гибель отдельных особей включает сложные механизмы восстановления численности популяции: повышение рождаемости, миграцию особей с соседних территорий, усиление агрессивности.

Профессиональный кинолог без проблем смоделирует поведение пса той или иной породы в той или иной ситуации. Предугадать реакцию дворняги гораздо сложнее. Это животное очень сложной психологической организации. Дворняги свято охраняют свою территорию, дворняги яростно защищают своих щенков, дворняги повышают свой статус в стае за счет нападения на более крупные объекты. Так вот: где границы их территории, что они посчитают угрозой своему потомству, когда и кто из них решит повысить свой статус за счет проходящего мимо ребенка - ничего этого нельзя предугадать.

Стерилизованная собака вернется на свою территорию. Все таким же уличным созданием. Все так же представляющая угрозу для окружающих.

Кроме того, есть мнение, что скорость размножения собак попросту выше, чем скорость работы хирургов, занимающихся их стерилизацией. Но если допустить, что вот взяли вдруг у нас в Казахстане и поступили так, как в развитых странах: собрали всю эту дворовую вшивость - кого стерилизовали и раздали в добрые руки, кого - так: И стало бы спокойно и неблохасто вдруг на наших улицах, и не гавкал бы на тебя больше никто из подворотни, и не выл бы больше никто на луну под балконом, мешая спать. Да?

Дворняги там, где свиньи

Нет. Все тот же буржуйский опыт показывает: даже если властям удается избавить город от собак, на их место приходят другие животные. Какие? А какие вам нравятся?

В Лондон вместо истребленных под корень дворняг пришли лисы - ничуть не более приятные создания, несмотря на отношение к ним детских писателей. Нью-Йорк заполонили грызуны - от банальных мышей и крыс до столь же прожорливых бурундуков. Берлину повезло с енотами-полоскунами - хоть звучит смешно.

Перед казахстанскими городами в случае избавления от бездомных собак маячит перспектива заполучить на свои улицы тех же лис, шакалов, а зимой еще и волков.

- Что же такое? - возмутимся мы на этом месте. - Медом им всем, что ли, тут намазано?!

Да вот именно что медом. Свалки и помойки наших замечательных, растущих не по дням, а по часам городов - вот мед для братьев наших меньших, с которыми мы обречены бороться, как с паразитами и потенциально опасными для нас существами! Именно производимый нами самими мусор питает популяцию таких животных, кем бы они ни были в конечном итоге: дворнягами, лисами или енотами-полоскунами.

Надо полагать, что стерилизация не исправит ситуации точно так же, как не исправил ее отстрел. Хорошо, конечно, что у нас появилась Ассоциация ветеринарных врачей и защитников животных. Это очень обнадеживает. Почти так же сильно, как обнадеживало бы появление ассоциации санитарных инспекторов и ревнителей чистоты. Я и сам туда вступил бы, что ли.

Источник: Экспресс-К

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также


Комментарии 0

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .