127128 На защиту стрелявшего офицера, похоже, встала вся правоохранительная система Общество

Офицеры КНБ могут безнаказанно стрелять?

В пятницу, 21 марта 2009 года, группа молодых ребят решила отдохнуть в одном из ночных ресторанов Алматы. Засиделись. Ночь прошла без эксцессов. Выстрелы прозвучали уже под утро, когда компания стала расходиться и все вышли на крыльцо заведения.

Павлу КУРГАНСКОМУ (на верхнем снимке) удалили правый глаз, произвели трепанацию черепа, заменили часть лобной кости на пластик.

Студент-политолог третьего курса КазНУ Павел Курганский на этой посиделке не выпивал совсем, поскольку был за рулем и обещал развезти всех по домам. Он и его приятель Ринат Таланов уже шли к машине, когда вдруг неожиданно к ним подскочил неизвестный парень, который без каких бы то ни было видимых причин в упор, с расстояния вытянутой руки, несколько раз прицельно выстрелил в них из травматического пистолета “Оса”. Павлу Курганскому пуля попала в голову, и он упал навзничь. Выстрелом был сбит с ног и Ринат Таланов, которому пуля попала в шею. Стрелявший тут же убежал. Его никто даже не пытался преследовать, поскольку все кинулись помогать раненым. Ринат, к счастью, отделался лишь сильным ушибом. А вот с Павлом было все очень плохо - он истекал кровью, выстрел разворотил полчерепа, был выбит глаз…

Когда “скорая помощь” увезла пострадавшего, полиция начала опрашивать свидетелей происше­ствия. Выяснилось, что стрелявший не был в ресторане. Внутрь он не заходил, а поджидал кого-то на улице. Кроме того, один из приятелей Павла, ставший свидетелем происшествия, признал в стрелке своего соседа. Так что с установлением личности сбежавшего проблем возникнуть не должно было. И не возникло.

Им оказался… 24-летний офицер Комитета национальной безопасности Ельжан КАЛАУОВ.

Несколько суток Павел Курган­ский находился в коме, балансируя между жизнью и смертью. Перенес несколько операций. Ему удалили правый глаз, произвели трепанацию черепа, заменили часть лобной кости на пластик. С самого начала врачи диагностировали ушиб головного мозга тяжелой степени, размозжение лобной доли мозга, множественные переломы костей черепа и правой гайморовой пазухи носа. Павел выжил, но в 21 год стал инвалидом.

А вот на защиту стрелявшего в него офицера, похоже, встала вся правоохранительная система.Когда спустя неделю, 28 марта 2009 года, мать пострадавшего с адвокатом пришла в Ауэзовский РОВД, чтобы выяснить, у кого находится дело и как идет расследование, их не пропустили ни к следователям, ни к оперативникам, ни к руководству. Через несколько часов ожидания у входа в здание полиции дежурный офицер сообщил им, что все материалы по делу якобы отправлены для изучения в районную прокуратуру. Однако визит в прокуратуру Ауэзовского района ничего не дал: никаких данных по этому делу у полиции там не запрашивали. Вновь матери пришлось ехать в Ауэзовский РОВД. Тут ей и сказали наконец, что дело забрали сотрудники КНБ.

Более того, на выходе из райотдела полиции к ним подошли трое в штатском. Один из них представился заместителем начальника отдела собственной безопасности департамента КНБ Алматинской области, другой - руководящим работником Талдыкорганского городского департамента КНБ, в подчинении которого, по его же словам, работал Ельжан Калауов. Третий не назвал себя вовсе. Они подтвердили, что только что встречались с руководством райотдела полиции, и забрали дело себе. При этом довольно жестко высказались в том смысле, что еще нужно разобраться, кто в кого стрелял…

Кстати, эту троицу сфотографировали со стороны. А когда фотографию показали Павлу Курганскому, он узнал в третьем собеседнике, который не захотел представляться, человека, стрелявшего в него. Товарищи Павла тоже подтвердили, что это и есть Ельжан Калауов.

Выходит, сам же подозреваемый вместе со своим началь­ством приезжал забирать материалы дела на самого себя!

Уголовное дело возбудили только спустя почти месяц - 15 апреля.

Лишь 25 апреля 2009 года следователь алматинского военно-след­ственного управления МВД РК, куда в конце концов передали расследование этого дела, обратился в прокуратуру с ходатайством о даче санкции на арест Ельжана Калауова. Но прокурор К. Сарсенбаев в санкции отказал.

Ни матери Павла Курганского, ни его адвокатам по сей день не дают ознакомиться с собранными след­ствием материалами. Ссылаются на тайну следствия, которая на потерпевшую сторону, казалось бы, не должна распространяться…

Тем временем родители Ельжана Калаулова посещали пострадавшего в больничной палате и обивали пороги его дома, уговаривая проявить великодушие и простить их сына за содеянное. Взамен обещали обеспечить качественное лечение пострадавшего, поскольку сами они, по их же словам, врачи-травматологи и у них своя частная клиника.

Когда же договориться со стороной потерпевших не удалось, выгораживать комитетчика стали другими способами.

Сначала он дал показания, что ни в кого не стрелял, а лишь случайно оказался в том районе, слышал выстрелы и видел, что была какая-то драка.

Потом Калауов поменял позицию и заявил, что сам вместе с двумя своими друзьями стал жертвой нападения и избиения со стороны Павла Курганского и его компании. В подтверждение этого он сначала лег в седьмую горбольницу Алматы, потом как офицер спецслужбы перевелся в военный госпиталь КНБ РК. Впоследствии даже предоставил бумаги об обнаруженных у него телесных повреждениях. Хотя на снимке, сделанном 28 марта у входа в Ауэзовский РОВД, на его лице никаких синяков и ссадин не наблюдается.

Далее в деле всплыл новый персонаж - вроде бы подружка Калауова, которую он якобы приревновал, встретив ее в том самом ресторане с неким человеком по имени Иван. А поскольку этого Ивана он в лицо не знал, то принял за него Павла Курганского. Вот и возник конфликт. Но стрелять не стрелял. А стреляли в него, Ельжана Калауова, причем кто-то из компании Павла. Но, мол, случайно в суматохе попали не в него, а в своего же товарища…

Офицерскому слову можно бы и поверить, но есть запись видео­съемок камер наружного наблюдения. Ничего из того, что говорил офицер Калауов, не зафиксировано.

Тем не менее сотрудник КНБ, покалечивший молодого парня, находится на свободе. Следствием он не очень тяготится, поскольку сказался сильно хворым и теперь упорно лечится. Благо возможности ему для этого предоставлены.

Дойдет ли дело до суда - вопрос тоже интересный. Поскольку прежде подобные случаи их виновникам сходили с рук.

Так, три года назад мы писали, как на дне рождения сына одного очень высокого чиновника был расстрелян из травматического пистолета заслуженный ветеран нескольких локальных войн, кавалер двух российских орденов мужества. Офицеру спецназа выбили глаз. А потом дело замяли благодаря связям родителей и тугому семейному кошельку. Никто так и не был наказан.

Год назад сын работника алматинской прокуратуры в ходе пустяковой ссоры тяжело ранил студента одного из алматинских вузов, который впоследствии от полученных ранений скончался. Хотя все произошло на глазах многочисленных свидетелей, стрелявшего благодаря связям его родственников в правоохранительных органах отпустили. Расследование дела приостановили с поражающей своим цинизмом формулировкой: за невозможностью установить виновного.

Расследование дела офицера КНБ Калауова ведется примерно по тому же сценарию.

Ну чем не тенденция?

Источник: Время

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также


Комментарии 0

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .