125589 Фото: diapazon.kz В своем исковом заявлении Рымтай Дюсембина обвиняет... Общество

5 миллионов тенге отсудит у медиков жительница Аксу

Фото: diapazon.kz

В своем исковом заявлении Рымтай Дюсембина обвиняет профессоров в грубой врачебной ошибке, приведшей к смерти ее 22-летней дочери. На основании поставленного специалистами этого научного центра диагноза девушку на протяжении года лечили от болезни, которой у нее не было.

Два года назад Рымтай Дюсембина уже обращалась в местные павлодарские газеты. Но тогда мать девушки добивалась республиканского заключения онкологов, в котором ей отказывали, настаивая на первичном диагнозе. А без этого медицинского документа не представлялось возможным получить квоту на лечение девушки за пределами республики.

Сейчас же единственное желание Рымтай Дюсембиной - поделиться своей болью от невосполнимой утраты младшей дочери. Гульмира умерла 3 февраля прошлого года, так и не придя в сознание после комы. Причиной смерти стало обширное кровоизлияние в мозг, отек мозга. Основное же заболевание, приведшее к столь тяжелым последствиям - злокачественная феохромоцитома левого надпочечника. Мать уверена, если бы врачи на ранней стадии установили образование злокачественной опухоли и провели соответствующее лечение - результат был бы совсем иным.

Впервые это заболевание у девушки заподозрили павлодарские профессора областного диагностического центра. Но, увы, уже после того, как больная перенесла геморрагический инсульт и стала инвалидом второй группы. А до этого год в стационаре и полгода дома Гульмира получала противотуберкулезное лечение, которое ей рекомендовали врачи научного центра урологии имени академика Джарбусынова.

В Алматы мать с дочерью приехали по направлению павлодарской областной детской больницы с предварительным диагнозом пиелонефрит. Однако республиканские фтизиостеологи этот диагноз исключили и поставили новый - туберкулезный спондилит, направив для дальнейшего лечения в павлодарский противотуберкулезный диспансер.

Гульмира горстями глотала таблетки, а артериальное давление так и не приходило в норму. Не было и рентгенологических улучшений. Но на повторной консультации в мае 2005 года Рымтай поверила словам профессора республиканского научного центра проблем туберкулеза, заверившего, что противотуберкулезное лечение пошло больной на пользу.

Впервые за последнюю пару лет Гульмире не назначили никакого лечения, не дали никаких рекомендаций. Немного успокоившись, мать с дочерью вернулись в Аксу. А через три месяца молодую девушку с геморрагическим инсультом увезли на "скорой".

- Злокачественные новообразования ни в коем случае нельзя лечить противотуберкулезными препаратами, так же, как и туберкулез противораковыми, - говорит Рымтай. - А Гульмиру полтора года пичкали теми лекарствами, которые ей были противопоказаны. По сути, ее не лечили, а только калечили. Если бы врачи центра урологии сразу поставили правильный диагноз, опухоль можно было бы просто вырезать (метастазы она еще не дала), и Гульмира бы осталась жива.

Несмотря на ухудшения, алматинские профессора продолжали настаивать на туберкулезном спондилите. А заключение павлодарских медиков, диагностировавших феохромоцитому, было оставлено без внимания. Однако после мать девушки предпочла доверить дочь врачам павлодарского диагностического центра. В декабре 2006 года медики этого центра договорились с омскими коллегами на предмет обследования Дюсембиной. Россияне продублировали заключение павлодарцев.

После обследования в Омском диагностическом центре Гульмиру еще на десять дней госпитализировали в местный городской центр хирургии пищевода, хирургической гастропанкреатологии. Был созван городской консилиум с участием главных специалистов. Гульмиру решили направить на оперативное лечение в специализированный Московский эндокринологический центр. Но уже за свой счет.

Пока Рымтай Дюсембина бегала по инстанциям, писала многочисленные письма, в том числе и в Генеральную прокуратуру, с просьбой снять неправильный диагноз, поставленный врачами научного центра урологии имени Джарбусынова, у пациентки начался рост злокачественной феохромоцитомы. Оперировать девушку уже было поздно. Нецелесообразным павлодарские онкологи посчитали также проведение лучевой и химиотерапии. Было это в феврале 2007 года. После этого больная прожила еще год.

Еще при жизни Гульмиры Рымтай Дюсембина несколько раз пыталась возместить с научного центра урологии имени Джарбусынова ущерб за причиненный ее дочери вред здоровью.

Председатель комитета по контролю в сфере оказания медицинских услуг Минздрава РК Е. Мусин в ответ на обращение матери в Генеральную прокуратуру сообщил: "…с целью установления фактов ненадлежащего выполнения профессиональных обязанностей медицинскими работниками, вследствие которых несвоевременно диагностировано онкологическое заболевание, в соответствии с законодательством необходимо проведение судебно-медицинской экспертизы". Мать, как бы тяжело ей это не было, настояла на проведении такой экспертизы после смерти дочери. И, собрав все необходимые документы, подала иск на научный центр урологии имени академика Джарбусынова в алматинский областной суд. Однако женщине вернули документы, посоветовав обратиться в районный суд города Алматы, на территории которого находится ответчик.

- Я не верну дочь, - говорит Рымтай Дюсембина, - но я хочу обратить внимание соответствующих надзорных органов на республиканские научные медицинские центры, где сегодня, к сожалению, во главу угла ставят деньги, а не здоровье человека.

Источник: Диапазон

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также


Комментарии 0

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .